Леонтович николай дмитриевич. ЖЗЛ: Николай Дмитриевич Леонтович Николай Леонтович краткая биография


, Украина)

Дата смерти Профессии

Николай Дмитриевич Леонто́вич (13 декабря , село Монастырёк , Подольская губерния , Российская империя - 23 января , село Марковка , Подольская губерния , УССР) - российско-украинский композитор , хоровой дирижёр , общественный деятель, педагог.

Автор широко известных обработок украинских народных песен для хора «Щедрик», «Дударик», «Казака несут». Его обработка «Щедрика» известна во всем мире как рождественская колядка «Carol of the Bells » .

Биография

В то время создал много хоровых обработок, в частности знаменитый «Щедрик», а также «Пиють петухи», «Мала мати одну дочку», «Дударик», «Ой взошла заря » и др. В Тульчине знакомится с композитором Кириллом Стеценко . В 1916 году вместе с хором Киевского университета исполняет свою обработку «Щедрика», принесшая ему большой успех у киевской публики.

Творчество

Основу музыкального наследия Леонтовича составляют хоровые миниатюры - обработки украинских народных песен, которые и поныне являются непревзойденными и исполняются всеми украинскими хорами в Украине и диаспоре . Это отмеченные большим талантом композитора жемчужины народного мелоса «Щедрик», «Козака несуть», «Дударик», «Из-за горы снежок летит», «Женчичок-бренчичок», «Гаю, гаю, зелен розмаю» и многие другие. На основе украинских народных мелодий Леонтович создавал вполне оригинальные самобытные хоровые композиции, всесторонне художественно переосмыслив их, предав им неповторимое звучание. Леонтович был одним из первых среди мастеров украинской музыки, которые по-новому интерпретировали фольклор , используя музыкальные достижения европейской музыкально-хоровой культуры. Вместе с тем почерк Леонтовича выделяется среди других предельной гибкостью и естественностью движения голосов, ювелирной шлифовкой деталей. Леонтович удачно использовал традиции импровизационности в творчестве украинских кобзарей , которые каждую новую строфу текста песни интерпретировали по-новому. Леонтович применял тембровую вариантность народных рапсодий в своих обработках, предоставляя хору возможность раскрыть огромное разнообразие гармонии, контрапункта. Последовательно воплощая в своих обработках идею гармонизации и полифоничности, Леонтович, имея глубокое и разностороннее музыкальное образование, широко использовал лучшие достижения мировой хоровой техники.

Тематика хоровых миниатюр композитора чрезвычайно разнообразна. Это обрядовые, церковные, исторические, чумацкие, шуточные, танцевальные, игровые песни. Одно из центральных мест в творчестве Леонтовича занимают хоры на бытовые темы. Это, в частности, «Ой, в лісі у дороги», «Ой, темная и невидимая ночка», «Мала мати одну дочку», «Ой, з-за гори кам`яної». Они характерны динамичным развертыванием сюжета, активной драматизацией событий и образов. Образцом такого высокого драматического подъема может служить народная песня «Пряля», в которой Леонтович достиг уровня трагической баллады.

В песнях-реквиеме «Козака несуть», «Из-за гори сніжок летит», «Смерть» Леонтович талантливо переосмыслил мелодику народного плача, используя специфическое звучание отдельных голосов и целых хоровых групп, применяя различные хоровые звуковые эффекты, например, пение с закрытым ртом.

Наивысшим достижением композитора считаются песни «Щедрик» и «Дударик», в которых Леонтович достиг максимальной ритмической организации. Особенно популярным был и остается «Щедрик», в которой органично сочетаются приемы народного многоголосия с достижениями классической полифонии, и каждый голос играет вполне самостоятельную выразительную роль, воспроизводя тончайшие изменения настроения в песне, подавая каждый художественный образ в предельном завершении.

Память

Файл:Винниця Леонтович.jpg

Бюст Николая Леонтовича на аллее выдающихся земляков в Виннице

Список произведений

Опера :

  • «На русалчин великдень» (по сказке Б. Гринченко, 1919, неоконченное; 1975 М. Скорик завершил, отредактировал и инструментовал для современного состава симфонического оркестра);

Фрагменты
композиций
М. Леонтовича

Хоры на слова украинских поэтов :

  • «Льодолом», «Літні тони» (оба на сл Г. Чупринки),
  • «Моя пісня» (сл. И. Билиловського),
  • «Легенда» (сл. М. Вороного);

Композиции на литургические тексты :

  • Литургия св. Иоанна Златоуста,
  • Молебен,
  • Части Всенощной;

Хоровые обработки украинских народных песен (более 150):

Литература

  • Дяченко В. М. Д. Леонтович. Рисунки из жизни, К., 1941, 1950, 1963, 1969, 1985;
  • Леонтович М. Д. 36. статей и материалов, упор. В. Довженко, К., 1947;
  • Гордийчук М. М. Д. Леонтович. Очерк о жизни и творчестве, К., 1956;
  • Он же. М. Леонтович, К. 1960, 1972,1974, 1977;
  • Творчество М. Д. Леонтовича. 36 статей, упор. В. Золочевский, К., 1977;
  • Завальнюк А. М. Д. Леонтович. Неизвестные страницы творчества, Винница, 1996;
  • Он же. Некоторые вопросы стиля творчества М. Д. Леонтовича, Винница, 1996;
  • Он же. М. Д. Леонтович, Винница, 1997;
  • Он же. Николай Леонтович: исследования, документы, письма, Винница, 2002.

Нотные издания произведений Леонтовича

  • Леонтович М. Народе песни - К. - Вид-во Днепросоюз - 1921 (5 десятков, редактор П. Козицкий).
  • Леонтович М. Музыкальные произведения - К.-Х. - Книгоспилка - 1930-31 (8 сборников, проверил и примечания подал Я. Юрмас).
  • Леонтович М. Украинские народные песни для хора - К. - Искусство - 1952 (Упорядочил М. Вериковский; 2 изд. - 1961).
  • М. Леонтович. Хоровые произведения - К. - Музыкальная Украина - 1970 (Общая редакция М. Гордейчука, упорядочения и примечания В. Брусья).
  • Леонтович М. Избранные хоровые произведения - К. - Музыкальная Украина - 1977 (спец.-редакция И. Мартона).
  • Леонтович М. Хоровые произведения на народно темы. Из неопубликованного - К. - Музыкальная Украина - 1987 (Составление и редакция Б. Луканюк).
  • Леонтович М. На русалчин Пасху. Опера в 1 действие. Либретто М. Леонтовича по сказке Б. Гринченко - К. - Музыкальная Украина - 1980 (лит. редакция А. Бобыря. Муз. Редакция для солистов, хора и симфонического оркестра М. Скорика).
  • Леонтович М. Духовные хоровые произведения - К. - Музыкальная Украина - 1993 (Упорядочение В. Иванова).
  • Духовно-музыкальные произведения украинских композиторов ХХ века - К. - 2004 (Составление и редакция М. Юрченко).
  • Духовные произведения М. Леонтовича.- М. - 2005 (Составитель М. Гобдич).
  • М. Леонтович. Хоровые произведения - К. - Музыкальная Украина - 2005 (Редактор-составитель В. Кузик.

Примечания

Ссылки

  • Убийца стрелял в … спящего Леонтовича . Виктор Скрипник. «Голос Украины». 22.06.07

ФОТОКАРТОТЕКА

ОТ РОДНЫХ

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Николай Дмитриевич Леонтович - талантливый композитор, хоровой дирижер, фольклорист, педагог и общественный деятель, глубокий знаток народного творчества, он вписал яркую страницу в историю украинской музыки. Николай Леонтович родился 13 декабря 1877 в селе Монастырек Брацлавского уезда на Подолье (теперь Винницкая область) в семье сельского священника. С детства любил народное пение. Его отец играл на разных музыкальных инструментах, мать знала многие украинские песни и искусно их исполняла.

По семейными традициями Николай должен был стать священником - так хотели его родители, поэтому его отдали учиться в Шаргородское начальное духовное училище, а затем - в Каменец-Подольскую духовную семинарию. В училище и семинарии юношу прежде всего привлекали нотная грамота и хоровой пение. Здесь он впервые начинает записывать народные песни, поет в хоре. В этот период он настойчиво овладевает игрой на рояле и скрипке, изучает музыкальную литературу, знакомится с биографией выдающихся композиторов. Особенно его привлекают хоровые обработки народных песен Николая Лысенко. На музыкальное формирование Леонтовича влияла также быстрая культурная жизнь административного центра Подольской губернии - Каменец-Подольского. В город на гастроли приезжали труппы, ставили оперы Верди, Бизе, Глинки, Чайковского. Руководство семинарии не поощряло увлечение семинаристов театром, однако Николай использовал любую возможность, чтобы посетить спектакль.

Музыкальные успехи юного семинариста были довольно ощутимые, что дало ему возможность еще до получения диплома занять место регента семинарских хора. Талант его быстро развивался. Он был не только руководителем хора, но и попробовал себя как композитор - именно здесь он начал писать первые свои духовные произведения. Певцы хора, которые были в восторге от молодого музыканта, по окончании обучения подарили ему клавер оперы Петра Чайковского "Черевички" с дарственной надписью: "Будущему славному композитору, незабываемом регентовi от хора певцов" . После окончания в 1899 семинарии Н.Леонтович отказался от духовного сана и несколько лет работал преподавателем пения, арифметики и географии в Чуковской двукласной школе. Но, как и раньше, в центре его интересов оставалась музыка. Он руководил ученических хором, организовал симфонический оркестр, репертуар которого состоял из произведений западноевропейских и российских классиков, из пьес Украинский композиторов, а также аранжированных им народных песен. В 1902 году Леонтович переехал в Винницу, где устроился преподавателем церковно-учительской школы. Как и в Чукови, он создает ученических хор, руководит духовным оркестром. Для хористов обрабатывает народные песни. Эти прекрасные обработки украинских песен вошли в казну украинского музыкального наследия. Вечный учитель и вечный ученик - именно такими словами можно определить позицию Леонтовича-педагога и Леонтовича-художника. Особое внимание композитор уделял самообразованию. Необходимость систематизировать и упрочить приобретенные самостоятельно знания привела его к Петербургской придворной капелле, где во время школьных каникул 1903-1904 годов он сдал экзамены на звание регента церковных хоров.

Николай Леонтович стал учителем целого поколения украинских музыкантов, потому что силой таланта сконденсировал в своем творчестве хоровую и песенную практику народа и художественное мнение предшественников и современников. Народное искусство открыло ему тончайшие черты национального характера, красоту его творческого духа и навсегда определило гражданское кредо Леонтовича. В одних из своих записей он подчеркивал, что для настоящего художника жизненной целью должна быть работа в полную силу при любых обстоятельствах. Личным примером композитор доказал неразрывное единство слова и дела, безграничную преданность делу, которому себя посвятил.

С осени 1904 Николай Леонтович работает в железнодорожной школе на станции Гришино (ныне Красноармейск) на Донбассе. За короткий период он организовал там занятия пения, создал хор и инструментальный ансамбль в составе железнодорожников и членов их семей. В 1905 году судьба возвращает Леонтовича на родную землю. Он поселяется в Тульчин, устраивается учителем в епархиального училище. Здесь работает с самодеятельными хорами, продолжает записывать и гармонизировать народные песни. К тому времени свои музыкальные попытки он уже объединил в два напечатаных сборника "Песни из Подолья".

В этот период Леонтович в совершенстве овладел приемами и средствами хоровой техники в процессе живого пения. Композитор много сделал, чтобы сохранить для будущих поколений первозданность народного творчества, защитить ее от штампов салонного исполнения. Обращаясь к одному и тому же произведения в течение многих лет, Леонтович открывал новые грани песни, оказывал ей новый неповторимый колорит. Лучшими образцами его хоровых обработок, построенных на народно-песенном материале, является незабываемые "Щедрик", "Дударик", "Козака несут" , "Ой из-за горы каменной", "Зашумiла лiщинонька", "Была у матери дочка". Эти и другие обработки Леонтовича широко бытовали в народе, часто выполнялись в концертах народных самодеятельных и профессиональных хоров.

Творческое кредо художника можно было бы сформулировать так: народное искусство даровало ему свои сокровища, а он шлифовал их и возвращал создателям в виде драгоценных камней. Однако этот яркий, очень самобытный по творческим стилем мастер украинской хоровой музыки не был известен широкой общественности, и только после успешного выполнения народной песни "Щедрик" в его обработке студенческим хором Киевского университета под руководством Александра Кошица имя подольского учителя стало известно в музыкальных кругах. В 1909 г.. Н.Леонтович переезжает в Киев, где руководит хоровыми коллективами, преподает в Музыкально-драматическом институте им. Николая Лысенко, работает в музыкальном отделе Киевского областного комитета и во Всеукраинском комитете искусств, возглавляет созданный государственный оркестр, общается с известными учеными, музыкантами (профессором Б.Яворським, певцом Л.Собиновим, дирижерами-композиторами Я.Степового, Я.Калишевским) .

Занимаясь активной музыкально-организаторской и педагогической деятельностью, Н.Леонтович однако не оставляет композиторской работы. Кроме обработок народных песен, он пишет произведения на слова современных украинских поэтов: "Моя песня", "Летний тона", "Ледолом", "Легенда", начинает работать над оперой со сказочным сюжетом "русалок", которую так и НЕ закончил.

Украинская революция 1917-1920 годов, момент становления украинского государства Леонтович встретил с энтузиазмом. Казалось, ему добавилось еще больше энергии и сил. Вместе с другими выдающимися музыкальными деятелями и композиторами - Кириллом Стеценко, Яковом Степным, Александром Кошицем - Леонтович погружается в водоворот бурного культурной и общественной жизни. Именно в это время их усилиями были основаны государственные хоры: Республиканская Капелла под руководством Александра Кошица, капелла "Думка" (Государственная Украинский Мандрiвна Капелла) под руководством Кирилла Стеценко; организуются новые самодеятельные хоры; широко развертывается деятельность Музыкально-театрального Института им. Лысенко; активизируется концертная, издательская и музыкально-просветительская деятельность - все это было на почве начала нового этапа развития национальной музыкальной культуры.

Большевистская оккупация прекратила эти движения. Фактически, украинское возрождение было разгромлено: закрытые или "реорганизованы" новостроенные национальные учреждения, переследовались или физически уничтожались выдающиеся деятели украинской культуры, науки. Это были меры новой политики, лозунгом которой стало "культура национальная по форме, но Большевистская по содержанию". На практике это означало конец культурному развитию, национальному подъему, конец украинской государственности. С 1920 года, попав в "черный список" ЧК, Леонтовича преследовали "органы". Ему приходилось скрываться, часто менять места жительства. Полагая, что он спасется в доме отца, поселился у него. В ночь с 22 на 23 января 1921 подосланый чекист убил его выстрелом в грудь.

Правда об этом злодейском убийстве стала известна недавно, после открытия архивов. А в советское время официально историки подносили факт смерти Леонтовича как случайную смерть от руки неизвестного бандита, как несчастный случай. Сразу же после смерти Леонтовича 1921 года в Киеве был создан Общественный комитет его памяти, в который вошли известные деятели культуры - М.Верикiвський, Я.Степовой, П.Демуцький, Д.Ревуцький, Г.Веревка, представители музыкальной и научной общественности Киева и Украины. Позже этот комитет превратился в Общество им. Леонтовича, задачей которого было изучать, выдавать, пропагандировать творчество выдающегося художника. Его именем названы улицы, творческие организации, профессиональные и самодеятельные хоровые коллективы, консерватории. Для лучших студентов установлена стипендия имени Леонтовича, созданы музеи.

«Родные сидели в соседней комнате со связанными руками и слышали, как Грищенко кричал на полусознательного Леонтовича»... Как жил и погиб создатель легендарного «Щедрика».

«Отец ни на минуту не бывал днем дома. Приходил только поздними вечерами. Мы с мамой до тех пор не спали, прислушиваясь к знакомым шагам по темной пустой улице. Только услышав его быстрый шаг, мама заставляла нас ложиться спать. Сама пыталась не выдать волнения. Отец, увлеченный своими произведениями, не боялся ночных улиц в те неспокойные времена», — вспоминает о жизни в Киеве весной 1919 года Галина, дочь композитора Николая Леонтовича.


Композитор Николай Леонтович во время работы в Тульчинском епархиальном училище, 1908-1918 годы. Винницкий областной краеведческий музей

«Леонтович внешне выделялся своим изяществом. Не любил носить служебной формы и всего казенного, — пишет дирижер Николай Покровский в очерке „Со страниц прошлого“. — Во время выступлений всем своим видом уже настраивал и исполнителей, и зал. Одет в темную визитку, рубашку с твердым стоячим воротником и хорошим галстуком, он, худощавый и стройный, с большим лбом и черной бородкой-эспаньолкой и коротко подстриженными усами, словно возвышался над стихией нежных звуков. Николай Дмитриевич устойчиво боролся с нелегкой жизнью учителя пения того времени. Его семья еле сводила концы с концами. Но он редко бывал печален и мрачен, всегда шутил и надеялся на лучшие времена».

Живут на Баггоутовской улице в двухкомнатной квартире. Ее оставила матери сестра, которая с семьей уехала в деревню. Помещение расположено почти на краю города. Поэтому часто гуляют заросшими оврагами неподалеку, слушают пение птиц.

«Чтобы не срывать учение, репетиции хора Николай Дмитриевич проводил во внеурочное время. Занятия начинались в 9 часов. Леонтович приходил в 6-7-й, когда мы еще спали, — пишет в статье „Мы все его любили“ выпускник Киевской учительской семинарии Иван Барчук. — Он заходил в спальню, снимал с нас одеяла и призывал на репетицию. В 8 пили чай. Он с нами тоже садился. Звучала песня. Не было случаев, чтобы его кто-то не слушал или высказывал недовольство».

Кроме семинарии, преподает хоровое дирижирование в музыкально-драматическом институте имени Николая Лысенко и в народной консерватории. Как инспектор музыкального отдела Народного комиссариата просвещения занимается государственным украинским оркестром и национальной хоровой капеллой. Читает лекции в школах и гимназиях.

«Лишения истощали нашу семью, — писала в очерке об отце Галина Леонтович. — Ясно было, что надо возвращаться в Тульчин (городок в Винницкой области. — Країна). Но все мы чувствовали, как тяжело ему будет порывать с Киевом. Теперь, когда его талант входил в расцвет, когда он работал с близкими ему музыкантами, имел с ними общие интересы, чувствовал их поддержку в своей творческой работе, возвращение в Тульчин было бы драматическим событием в его жизни».

Микола Леонтович - сидить у третьому ряду четвертий праворуч - серед учасників Першого українського хору в Києві, 1919 рік

Николай Леонтович — сидит в третьем ряду четвертый справа — среди участников Первого украинского хора в Киеве, 1919. Фото предоставлено Анатолием Завальнюком

Жена Клавдия с дочерьми — 17-летней Галиной и 5-летней Надеждой — покидают Киев летом 1919-го. Муж договаривается о местах в товарном поезде. Сажает их и идет на работу.

«Осенью 1919 года Николай Дмитриевич в ветхом летнем пальтишке на плечах и неуклюжей шапочке. Сильно осунувшийся, простуженный, пешком пришел из Киева в Тульчин и снова поселился здесь», — пишет его друг Игнат Яструбецкий.

Николай Леонтович с женой Клавдией и дочерью Галиной, 1905. Фото: Винницкий областной краеведческий музей

Композитор берется за учительство в созданной на базе епархиального училища трудовой школе. Руководит самодеятельными хорами и выступает с концертами в воинских частях. Он поддерживает связи с киевскими коллегами и надеется на возвращение в город. С радостью откликается на приглашение композитора Кирилла Стеценко приехать в Каменец-Подольский для организации украинских хоров.

«Ночь. Сильный ветер с холодным дождем. Военные события. Город набит беженцами, которые прибывают и прибывают. Наш дом стоит у широкой дороги в город. Мы не можем отказать голодным, измученным людям, которые остались без крова. И вот тогда кто-то сказал, что здесь есть Леонтович, — писала в очерке „Минуты из жизни“ Ольга Приходько, сестра хорового дирижера Александра Приходько. — Моя сестра Елена, которая несколько лет работала с ним в девичьей Тульчинский школе, сразу узнала его, хотя он был таким изможденным, что еле стоял».

Хозяева приглашают композитора в комнату отдохнуть.

— Я такой грязный, с болотом. Не пойду. Благодарен, что имею крышу над головой и теплый дом, где не дует злой ветер и не сечет в глаза холодный дождь, — отказывается.

О появлении композитора слышат другие гости. Все вместе убеждают его зайти, хотят пообщаться. Он отказывается.

«Нам было интересно с ним поговорить. Но видели, что ему следует немедленно лечь и отдохнуть, — дальше вспоминает Ольга Приходько. — Я сделала ему постель на диване в столовой. Мы все разошлись по своим углам. А утром его уже не было. Когда и куда он ушел, не сказал».

В конце октября 1920 года Леонтовича в Тульчине посещают композитор Кирилл Стеценко и поэт Павло Тычина. Оба работали в странствующей капелле Днепровского союза кооперативных обществ. После выступления в Одессе коллектив по железной дороге прибыл на станцию Вапнярка — теперь Томашпольский район Винницкой области. Члены капеллы узнали, что в 18 километрах живет автор «Щедрика» и других произведений из их репертуара. Решили завернуть к нему.

«Николай Дмитриевич прислонился головой к стене, слушает. Первым хлопает в ладоши», — записал в дневнике о концерте в Тульчине Павло Тычина.

Леонтович показывает и исполняет фрагменты своей оперы «На русалчин Великдень». Кирилл Стеценко хвалит и советует как можно быстрее ее закончить, чтобы поставить в Киеве.

Леонтович хочет написать народно-фантастическую оперу в трех действиях. Для создания либретто обращается к своей ученице Надежде Танашевич, которая живет в селе Стражгород — теперь Теплицкий район Винницкой области. Девушка сначала отказывается. Соглашается, когда композитор говорит, что главное — писать правдиво, и обещает поддержку.

— Она напела мне много песен, — говорит о Надежде бывшему коллеге Акиму Греху. — Может, полюбила старика-лысого. Пусть любит, будет лучше писать текст. Любовь — поэзия, это лучшие переживания каждого человека.

Осенью 1920-го семье Леонтовича постоянно не хватает еды и одежды. На религиозные праздники отправляют дочь Галину погостить к деду в Марковку. Рассчитывают, что она принесет каких-то продуктов.

— Надо мне, Клава, как-то добраться до отца самому, — говорит Николай Леонтович жене в начале 1921 года.

— Как же ты будешь добираться по такому холоду?

— Во время ходьбы не замерзну. Не могу же я спокойно смотреть, как дети недоедают, а купить кусок сала, масла или еще чего денег не хватает. От отца свинины, муки и каких-нибудь круп можно привезти. И картошку, и дров. Рассчитывает зайти к Надежде Танашевич, которая живет недалеко от отца. Хочет обсудить дальнейшую работу над совместным произведением. По дороге заворачивает к Акиму Греху.

«Это было после Рождества 1921 года. Я очень удивился, когда увидел во дворе направляющегося ко мне Леонтовича, — пишет Грех в воспоминаниях. — Он был одет в старое пальто. На голове — оригинальная шапка, которую сшила его жена из старого одеяла. На руках рукавицы на один палец — тоже работа жены. А штаны — серо-черного цвета с большими фиолетовыми пятнами. Он еще нес на палочке завязанный в большой платок гостинец для меня — калачи».

— Ох, мама! Эта линия жизни совсем кончилась, зачем же ты неправдиво говоришь, — возмущается Надежда Танашевич, увидев, как ее мать гадает по руке композитору Николаю Леонтовичу и говорит, что его линия жизни «вроде бы скоро кончается».

— Значит, когда буду от вас идти и из леса выйдет бандит меня убивать, то скажу ему: «Э, нет! Стой. Матушка Танашевич мне еще нагадывала долго жить», — рассмеялся гость.

Надежда ведет его в другую комнату и просит больше так не шутить.

— На днях давал концерт в казармах, — говорит Леонтович. — На пианино забыл свой портфель с документами. Меня сейчас же «пригласили на чашку чая», забрали документы, проверили. Потом — вернули. Жду результатов, а может, и убьют.

Через четыре дня в него стреляет из обреза охотничьего ружья агент Гайсинского уездного ЧК («чрезвычайная комиссия». — Країна) Афанасий Грищенко. Произошло это в родительском доме в селе Марковка. Чекист попросился переночевать. С ним — ездовой Федор Грабчик, крестьянин из Киблич — теперь Гайсинский район Винницкой области. Хозяева согласились.

В разговоре выясняется, что гость приехал бороться с «бандитизмом». Хвастается сетью информаторов по селам, от которых знает обо всем, что здесь происходит. В полночь мужчины ложатся спать в одной комнате. Во второй — мать композитора Мария, сестра Виктория и дочь Галина.

Утром, в 7 часов раздается выстрел.

— Папа, папа! Что это? Взрыв? — первым отзывается Николай Дмитриевич.

Отец бросается к сыну. Тот хочет подняться с постели, но не может. На правом боку — рана. Кровь заливает простыню. Напротив стоит босой, раздетый до белья чекист. Держит обрез. Достает из него гильзу и закладывает новый патрон.

— Ступай отсюда! — кричит на хозяина и выталкивает за дверь. Приказывает Грабчаку связать всем руки. Для этого снимает полотенце со стены и кромсает найденную юбку.

«Родные сидели в соседней комнате со связанными руками и слышали, как Грищенко кричал на полусознательного Леонтовича. Они не могли ничего сделать. Тем временем убийца требовал золото и деньги. Забрал столовые ложки, часы и найденные в кошельке и шкафах деньги. Набросил на себя кожух хозяина, прихватил сапоги его сына и выбежал из дома», — пишет Яструбецкий.

На крики отца совпадают люди. Одни бросаются за убийцей, другие — за врачом в Теплик, третьи — к пострадавшему.

— Воды, — просит Николай Дмитриевич. Когда подают, напиться не может. — Света. Дайте света. Папа, умираю.

Через несколько минут его сердце перестает биться.

Крестьяне догоняют подводу Грабчака, но Грищенко в ней нет. Его преследует милиция. Тот отстреливается, ранит милиционера и убегает.

«Убывшему в служебную командировку районному информатору Грищенко полагать в таковой и исключить с провиантского и чайного довольствия с 12 сего декабря, — подтверждает его должность найденная в архиве в Виннице справка. — Выданные ему 5000 аванса на секретные расходы выписать в расход по приходно-расходному журналу».

На похороны из Тульчина приезжают жена Клавдия и дочь Надежда. Метет, поэтому дорога дается им тяжело. Возле дома Леонтовичей собираются люди. Тело покойного кладут в гроб из тополя. Хоронят босиком, потому что не во что обуть — сапоги забрал убийца. 25 января около 17:00 гроб опускают в могилу.

На следующий день из Старжгорода привезли на могилу венок от Надежды Танашкевич. На нем была надпись: «Вечная память. Спи спокойно».

«Леонтович убит. Траур сухой у меня. Дико, — записал в дневнике 27 января 1921-го поэт Павло Тычина. Позже он еще вспоминает о трагедии: «Выписываю ноты для хора. „Музыка Леонтовича“. Странно. Вся Украина спела Леонтовича. А что ему, Николаю Дмитриевичу? Лежит в гробу, никому не нужен. Тихим будешь — тебя убьют. Сильным станешь — должен убивать. Вот в чем логика жизни».

«Пуля чекистского посланца сознательно целила в сердце признанного носителя духовности нации — Николая Леонтовича. Это был знак страшной казни, что ждет каждого самостийника, не угодного системе», — писала в одной из публикаций искусствовед Валентина Кузык.

160 обработок народных песен создал Николай Леонтович. Самые известные — «Щедрик», «Дударик», «Пряля», «Козака несуть», «Зашуміла ліщинонька», «Ой, з-за гори кам’яної». Из них 50 произведений для детского хора издал в учебных пособиях «Нотная грамота» и «Сольфеджио».

"Щедрик", обр. М. Леонтовича, "Щедрик", обр. Ю. Потеенко

Работал на Донбассе

1877, 13 декабря — Николай Леонтович родился в семье священника в селе Монастырок Брацлавского уезда — теперь Немировский район Винницкой области.

Дед и прадед также были священниками. Отец Дмитрий Феофанович играл на цитре, балалайке, гитаре, скрипке. Мать Мария Иосифовна — хорошо пела. Брат Александр и сестра Мария стали профессиональными певцами, Елена училась в классе фортепиано Киевской консерватории, Виктория играла на нескольких инструментах.

1892 — вступает в Подольскую духовную семинарию в Каменце-Подольском, которую заканчивает в 1898 году.

1901 — издает первый сборник песен Подолья. Через два года выходит второй — с посвящением Николаю Лысенко.

Работает учителем двухклассной школы в селе Чукив. Играет на скрипке и флейте. Организует школьный оркестр. За собственные средства покупает пять скрипок, виолончель, флейту, корнет и тромбон. При месячной зарплате учителя 27 руб за каждый инструмент отдает от 25 до 40 руб.

1902 — работает учителем музыки в Тыврове — теперь райцентр Винницкой области. Здесь знакомится и женится на Клавдии Жовткевич. Она на 2 года старше и приехала с Волыни. Вдвоем работали в Тыврове, затем — в Виннице. Там в 1903 году рождается дочь Галина.

1904 — уезжает работать на Донбасс преподавателем пения и музыки в железнодорожной школе. Живет с семьей на станции Гришино (ныне город Покровск Донецкой области. — Страна) в бараке для железнодорожников.

Во время революции 1905 года организует хор рабочих, который выступает на митингах. Деятельность Леонтовича привлекает внимание полиции. Он вынужден вернуться в Тульчин. Преподает музыку и пение в епархиальном училище для дочерей сельских священников.

С 1909-го — берет уроки композиции, полифонии у профессора теории музыки Болеслава Яворского, которого периодически посещает в Москве и Киеве.

1916 — вместе с хором Киевского университета выполняет свою обработку «Щедрика».

1919 — во время захвата Киева деникинцами вынужден бежать в Тульчин. Там основывает первую в городе музыкальную школу.

1919-1920 — работает над народно-фантастической оперой «На русалчин Великдень» по одноименной сказке Бориса Гринченко.

1921, 23 января — убит агентом ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. — Країна) Афанасием Грищенко в селе Марковка — теперь Теплицкого района Винницкой области. Текст рапорта, раскрывающий имя убийцы композитора, был обнародован в 1997 году.


В Британии эту песню называют «новогодняя серенада», в Америке – «колядка колоколов», в Латинской Америке – «песня бурного моря» или «песня большого очарования», в Канаде – «новооткрытый сфинкс». А у нас – «Щедрик». Написал, точнее аранжировал ее как архаичную народную песню, композитор Николай Леонтович. Очень простая мелодия, несколько нот всего, но как она западает в душу, какие светлые обертоны будит в нас. «Щедрик» называют мелодией ХХ века, так как она, действительно, стала интернациональной, исполняемой везде и любимой всеми.

Автор ее, Николай Дмитриевич Леонтович, родился 13 декабря 1877 в селе Монастирок Подольской губернии, был сыном простого священника, и сам должен был после обучения принять сан, но сознательно пошел работать учителем музыки. Народная песня с детства пленила его сердце. Отец научил музыкальной грамоте, потому что сам играл на виолончели, скрипке, гитаре и некоторое время руководил хором семинаристов. Великолепная природа Полесья и мягкий мамин голос запали в душу Николая и позднее реализовались в его творчестве.

Как появился «Щедрик»?

Музыку Леонтовича знали и слышали повсюду. Он сделал обработки, а точнее, оригинальные версии, более 100 народных песен. Наиболее известные из них «Щедрик» и «Дударик».

Первая – стала международной рождественской мелодией. Версий «Щедрика» теперь множество, говорят, больше шестисот. «Щедрик» стал, действительно, интернациональным рождественским гимном. Без него просто немыслимы зимние праздники, по крайней мере, в Германии, Голландии, Франции, Испании, Англии, Бельгии. Даже колокола на ратуше в Брюсселе выбивают «Щедрик».

Но не все, к сожалению, знают, что первоисточником для их создания была именно украинская песня-щедривка в обработке Николая Леонтовича. Щедривки пели в , в канун старого Нового года, в это время по традиции певцы желали хозяевам богатства и мира, чтобы «овцы окотились, а овечки родились», чтобы был «товар весь хороший», чтобы «иметь мерку грошей» и «жену чернобровую». Правда, в древности новый год наступал весной, когда ласточки с юга возвращались. Поэтому и песня начинается с прилета ласточки.

Казалось бы, такая светлая безобидная песенка, чего в ней опасного? И как она вообще могла появиться в темноте страшного времени красного террора. В каких условиях творил Леонтович? Начало ХХ века, войны, революции, безвластие, диктатура. Это были условия голодного, холодного и постоянно опасного существования. В старом пальто, тонкой шапке, рваных сапогах ходил великий композитор. Священники в селе жили бедно. Даже когда стал учителем и писал музыку, скитался и каждый день думал о том, как прокормить семью.

Как художник, Леонтович был необычайно требовательным к себе. Ему было стыдно назвать себя композитором, всю жизнь он был преподавателем музыки и пения, руководителем хора. Даже работая в Киеве дирижером и композитором в 1918-1921 году. Его произведения включали в свои репертуары музыкальные коллективы Украины. После падения УНР и установления советской власти Леонтович работает в музыкальном комитете при Народном комиссариате просвещения, преподает в Музыкально-драматическом институте им. Н. Лысенко, вместе с композитором и дирижером Григорием Верёвкой в Народной консерватории, на курсах дошкольного воспитания, организует несколько хоровых кружков. Из-за высокой требовательности к себе первый сборник своих песен Леонтович уничтожил, хотя Николай Лысенко считал, что этот скромный провинциальный учитель был гением. «С этого учителя выйдет человек!» – как-то сказал о Леонтовиче К. Стеценко. А сам Николай не считал себя композитором, говорил жене: «Когда я стану композитором, тогда заживем!»

Однажды известный теоретик музыки профессор Болеслав Яворский, который преподавал Леонтовичу композицию, дал своему ученику задание написать упражнение на основе старинной народной мелодии «Щедрик». Так упражнение превратилась в работу, над которой Леонтович трудился более двенадцати лет, переписывая и совершенствуя ее бесконечно. И довел до высшего уровня. Так еще никто не подходил к обработке народных песен, это было нечто совершенно новое и уникальное.

Триумф «Щедрика»

Впервые «Щедрик» исполнили студенты Киевского университета под руководством композитора Кошица в 1916 году, и это потрясло киевлян. Позже Симон Петлюра, который был в 1919 году главой Директории Украинской Народной Республики, решил организовать хоровую капеллу и отправить ее на гастроли по миру. Капелла должна была удивить Европу и Америку песнями и голосами Украины. На последние деньги хор отправляется в далекое турне. Это было очень смелое, но, как оказалось, беспроигрышное решение. Об Украине услышали во всем мире. И виновата в этом оказалась простая песенка-щедривка в обработке Леонтовича, которая стала коронным номером хора А. Кошицы. Все полюбили эту мелодию и были поражены невероятным полифонизмом и совершенством произведения, некоторые слушатели даже заглядывали за сцену после концерта, думая, что это какой-то мотор гудит, такие низкие и стройные были у хористов басы. А высокие женские голоса напоминали колокола.

В 1921 году «Щедрик» впервые пели на концерте в Карнеги Холле в Нью-Йорке. Песня покорила и . Американцам тоже такую захотелось. Хотите – так нате вам! Англоязычная версия «Carol of the bells» была создана в тридцатом году учителем музыки Питером Вильховским (американцем украинского происхождения). Хормейстер Питер Вильховский создал английскую версию стихотворения, переведя архаичную щедривку на американский манер. И она приобрела другой смысл, уже связанный с Рождеством. Американцы украинскую щедривку воспринимают как колядку, то есть Рождественскую песню. Они назвали ее «Песня колоколов» («Carol of the Bells») – ведь мелодия очень похожа на перезвон колокольчиков. Получилась интересная жанровая метаморфоза: щедривка превратилась в колядку и стала связана с темой рождения Христа.

А ведь всего три ноты в пределах полутора тонов – и вот вам настоящая магия звука. Песня становится всемирно известной, хотя другая, не менее совершенная, под названием «Дударик», не получает и сотой доли этой славы. Почему? В этом есть большая доля везения, а еще тот факт, что в лице композитора Кошицы Леонтович нашел конгениального исполнителя. Александр Кошица знал, как подать текст так, чтобы он очаровал публику.

Кроме того, в европейском культурном контексте эта музыка попала как раз на период фовизма, одной из разновидностей авангардного искусства. Такие яркие народные мотивы очень ценились и появлялись в творчестве Прокофьева, Стравинского, Бартока как актуализация древних народных пластов. Это был новый взгляд на фольклор, отыскание в нем таких живых сторон, которые смогли бы оплодотворить музыку XX века и создать в ней сильное фольклорное направление, способное противопоставить себя умозрительным музыкальным системам. Язычество входило в моду, Леонтович откликнулся на потребности публики. Плюс гениальное исполнение. Как талантливый промоутер и музыкант, Кошица представил мелодику Украины в лучшем виде. И мир благосклонно принял её. Фрагмент живой материи из удивительных украинских степей создал странное явление, несмотря на то, что эта незамысловатая обрядовая песенка была одной из самых старых фольклорных форм, но воспринималась в качестве уникального музыкального архетипа, который проснулся в мелодии от волшебного прикосновения Леонтовича.


За что убили Леонтовича?

Но тогда возникает законный вопрос, за что же убили скромного и тихого композитора-волшебника? Выехав из Киева в Тульчин в связи со сменой власти и началом террора, Леонтович вынужден искать работу. Он снова становится простым учителем. Однажды в 1921 году приехал к своему отцу в село Марковка под Гайсином. И стал жертвой неожиданного и вроде случайного убийства. В ту ночь с 22 на 23 января Николай долго не ложился спать, он занимался обработкой одной грустной народной песни. Она называлась «Смерть». Странное совпадение, композитор будто чувствовал, что смерть уже вошла в его дом, или сам притягивал ее, писал почти до утра, и только лег отдохнуть, где-то уже в восемь часов, был убит тем странным полуночным путешественником, который, безусловно, выполнял чью-то волю. Случайный путник, которого пожалели и приютили в доме сердобольные хозяева, выстрелил спящему композитору в живот. Леонтович буквально истек кровью на глазах связанных убийцей родственников. Позже тот бандит, белогвардеец, как его назвала советская власть, получит конкретное имя как агент уездного чека Афанасий Грищенко, но известно об этом станет только в 1990 году, благодаря обнародованному рапорту из советских архивов. В нем Грищенко будет фигурировать как убийца милиционера Твердохлеба, который преследовал его в городе Теплик, где агент скрывался после того, как застрелил 43-летнего Леонтовича.

После смерти Николая Леонтовича 1 февраля 1921 в Киеве собрались деятели культуры, профессора и студенты Киевского музыкально-драматического института им. М.В. Лысенко, чтобы по-христиански отметить девять дней после смерти композитора. Тогда стало понятно, как много он успел сделать для украинской музыки. Был организован концерт из его произведений, а в родном Тульчине, где он последний год работал учителем, впервые исполнили песню, над которой Леонтович просидел всю ночь, накануне своей смерти. Во время исполнения песни «зал истерически рыдал». Это была весомая потеря для украинской музыки. Тогда же был создан Комитет памяти Н.Д. Леонтовича, который возглавил К. Стеценко (с этим композитором Николай Дмитриевич дружил и работал вместе последние годы). Хоронили Леонтовича под ту страшную песню, над которой он работал в последнюю ночь.

Долгое время, аж до девяностых годов считалось, что это было просто бытовое ограбление. Более поздние исследования показали, что имело место заказное и тщательно спланированное убийство. За Леонтовичем давно было установлено наблюдение. Есть его собственные воспоминания о том, что за ним следили и даже пересматривали его вещи, и он об этом знал. Интеллигенция того времени была под колпаком ЧК. К тому же, кроме народных песен, Леонтович писал духовную музыку для украинской автокефальной церкви. А этот факт просто стал поперек горла советской власти.

Кроме того, в музыке Леонтовича была душа, свободная душа украинского народа. Не случайно советская власть активно уничтожала тех, кто обладает даром создавать музыку или поэзию. Для Леонтовича музыка была тем средством сбережения идентичности, которую он хотел передать следующим поколениям. Безусловно, вершиной творчества Леонтовича является не «Щедрик», а «Литургия», написанная для церковного хора. Это необычная версия Литургии, она замешана на песнях с Подолья и Галичины и хранит в себе глубокую народную традицию. То есть Леонтович был духовным композитором. Написал более пятидесяти духовных произведений. Был свидетелем и участником (членом церковной комиссии) собора православных церквей, на котором расправляла крылья Украинская автокефальная церковь, и он был с ней. Она входила в систему взглядов Леонтовича, пережившего первую мировую войну, революцию, украинскую самостоятельность и ее поражение, и любил Украину, которая занимала первое место в его творчестве.

Что в советское время позволяли слушать из Леонтовича? Да ничего, кроме безобидных «Щедрика» и «Дударика». Языческая колядка была допустима, поскольку не связана с Христом. Кстати, хоровая капелла Кошицы, которая пела «Щедрика» в США, в Украину уже не вернулась, потому что не было там уже ни Петлюры, ни независимости, и капеллу обязательно расстреляли бы, как и Леонтовича. Пришла советская власть, принесла кровавый террор атеистов и поняла, что композитор будет писать духовную музыку и это опасно для большевиков. От такой музыки надо избавиться, то есть избавиться от ее создателя.

Кто он был?

Педагог, который творил какую-то мелодию прямо во время урока, или профессиональный композитор, которого некоторые считали самодеятельным? И тем, и другим. На одном из концертов (еще при жизни Леонтовича) в Тульчине Кирилл Стеценко удивил слушателей, сказав, что выдающийся композитор, музыку которого они только что прослушали, обычный учитель их детей. И просто вытащил Леонтовича на сцену. Все были потрясены. А Леонтович только краснел от смущения. Это был очень скромный человек. Не бунтарь, не борец, не революционер, а творец, смыслом жизни которого стала музыка.

Для многих Николай Леонтович так и остался автором «Щедрика». Но нельзя воспринимать композитора по одному произведению. В его активе около трехсот работ, все теперь доступны и проработаны специалистами. Он мог бы стоять у истоков самобытного национального искусства, должен был основать первую советскую хоровую капеллу. Но ему не дали. Потому что там, где возникал Леонтович, там был хор, а там, где был хор, там было сообщество. А сообщество – это уже сила, которой стоит бояться. Вот поэтому и возникла необходимость как можно быстрее расправиться с обладателем этой силы. Автора «Щедрик» убили, но саму песню, которая сохраняется в душе народа и путешествует по свету, убить оказалось невозможно.

Найвизначнішим місцем туристичного паломництва на Тепличчині являється музей Миколи Дмитровича Леонтовича, та його могила в с. Марківка. Музей відкрито в 1977 році, до ювілею М.Д.Леонтовича. Архітектурний проект Музею та бронзове погруддя до пам’ятника виконав львівський художник Ярослав Ульгурський. Неподалік музею знаходиться могила М.Д. Леонтовича, на якій встановлено гранітний обеліск.

В музеї зібрано цікаві матеріали, велика кількість старовинних фотографій родини Леонтовичів, загальне фото батьків, сестер Миколи Леонтовича. Великий інтерес у відвідувачів викликають експозиції рідкісних матеріалів, оригінальні рукописи партитур, титульних обкладинок Першої та Другої збірки пісень з Поділля, піаніно, криги, ноти та меблі Леонтовича. Ініціатором створення музею в с. Марківка був теперішній декан музично-Педагогічного факультету Вінницького державного педагогічного університету Завальнюк Анатолій Федорович і художник Ярослав Ульгурський.

Микола Дмитрович Леонтович. Недоспівана пісня подільського Орфея

1(13) грудня 1877 року в сім’ї сільського священика отця Дмитрія (с.Монастирок теперішнього Немирівського району) народився син Микола, майбутній композитор зі світовим ім’ям, співець краси подільської землі. В історію світового музичного мистецтва Леонтович увійшов як автор художніх обробок для хору українських народних пісень (близько 200), а також як творець жанру витонченої хорової мініатюри на основі текстів і мелодій народних пісень. Серед його найкращих обробок народних пісень виділяються своєю мелодійністю “Щедрик”, “Дударик”, “Праля”, “Козака несуть”, “Піють півні”, “Ой з-за гори кам’яної”, “Женчичок-бренчичок”, “Зашуміла ліщинонька” та ін.

Дитинство Миколи Леонтовича пройшло в селі Шершнях Вінницького повіту (нині – Тиврівського району), де батько з 20 червня 1879 року отримав посаду настоятеля місцевої парафії. Мальовнича подільська природа, гармонія небесної блакиті та золота ланів, співочі люди, – все це пробуджувало в хлопця потяг до звуків рідної пісні. До того ж його батько добре грав на скрипці, гітарі та віолончелі, а мати гарно співала, що не могло не накласти свій благотворний відбиток на вразливу дитячу душу.

Коли хлопцеві виповнилося 10 років, то батьки віддали його на навчання до Немирівської гімназії (серпень 1887 року), де в цей час працювали друзі та однодумці Т.Г.Шевченка: Михайло Чалий, Іван Сошенко, Юліан Бєлкіна-Кенджицький, Опанас Маркович. Закінчивши підготовчий клас цієї гімназії, Леонтович того ж року вступає до Шаргородської духовної бурси, яку закінчує через чотири роки. Потім – тривалі роки перебування в Кам’янець-Подільській духовній семінарії. Навчався в семінарії Микола Леонтович досить скромно. Так, перший клас він закінчив лише 25-м за списком, до того ж мав переекзаменування з твору. А в останньому класі гімназії навіть був залишений на другий рік. Очевидно, давалися взнаки його величезна завантаженість у семінарському хорі (де він був диригентом), а також рішення посвятити себе справі народної освіти.

Після закінчення семінарії у 1899 році Леонтович працює вчителем творчої праці, арифметики та географії в Чуківській двокласній школі. Про його перебування в Чукові розповідають протоколи засідань педагогічної ради школи за 1897-1901 роки, які зберігаються в музеї у місті Тульчині. Тут, у Чукові, Леонтович з сільських хлопців та дівчат організовує свій перший хор, робить записи українських народних пісень.

Особливо значним для Леонтовича як у творчому, так і в особистому плані був тиврівський період його життя (з 1901 по 1902 рік). В Тиврові Микола Дмитрович викладає музику та співи в місцевому духовному училищі, організовує дитячий хор. На цей же період припадає і вихід його “Першої збірки пісень з Поділля”, багато пісень з якої виконувалось місцевим хором. Також у Тиврові Микола Леонтович познайомився із Клавдією Ферапонтівною Жовткевич, уродженкою волинського села Підлісці, яка з 29 вересня 1901 року стає його супутницею життя.

Восени 1902 року Леонтович залишає Тиврів і переїздить до Вінниці. Деякий час тут він працює викладачем співів в церковно-учительській школі і одночасно диригує духовим оркестром. Поряд із цим Леонтович впродовж 1903-1904 років відвідує лекції та консультації в Петербурзькій придворній співочій капелі і невдовзі складає іспит на звання диригента церковного хору.

Приємним епізодом в житті молодого композитора була також рецензія відомого метра української класичної музики М.В.Лисенка на “Другу збірку пісень з Поділля” (1903 рік). Зокрема, Микола Віталійович писав: “Пригадуючи собі вашу збірку пісень, я був дуже зрадуваний, знайшовши в ній самостійні ходи, рухи голосів, а не підкладання інтервалів задля гармонійної площини”.

Однак, в житті Миколи Дмитровича бували і неприємні моменти. Через різні ускладнення йому довелося залишити Вінницю і тривалий час поневірятися без засобів до існування. Перебуваючи на батьківщині дружини, Леонтович дізнається, що на станції Гришине (нині – Красноармійське Донецької області) існує вакансія вчителя в залізничній школі. І Микола Дмитрович разом з дружиною перебирається на Донбас. Новий вчитель одразу ж припав до вподоби шкільному колективу. Але пропрацювати довго Леонтовичу тут не вдалося. Під час подій 1905-1907 років він викликає підозру в жандармів через симпатії до революціонерів, а також за те, що очолюваний ним хор робітників-залізничників виконував пісні антимонархічного змісту. Рятуючись від переслідувань жандармів, Леонтович переїздить до Тульчина. З 12 жовтня 1908 року Микола Дмитрович викладає церковний спів у місцевому єпархіальному жіночому училищі. Судячи із спогадів його учениці Ірини Шероцької-Кравчук (“Культура і життя”. – 1991. – 5 жовт.), уроки Леонтовича користувалися незмінним успіхом серед вихованок училища.

Починаючи з 1909 року, Микола Леонтович бере консультації з теорії композиції у професора Болеслава Яворського, учня відомого російського композитора Сергія Танєєва. Спочатку їх зустрічі відбувалися в Москві, а згодом у Києві. Спілкування із Яворським допомогло Леонтовичу досконало опанувати ряд прийомів із техніки хорового письма, зокрема, з поліфонії.

В 1918 році Леонтович переїздить на постійне проживання до Києва. Видатний український композитор К.Г.Стеценко, з яким Леонтович познайомився у Києві, так писав про свого знайомого: “Він ніби різьбяр у музиці, що творить найтонші музичні вартості, неначе кружева з шовку. Його техніка, обробка найменшої речі настільки “ажурна”, ніби тонка різьба із золота, прикрашена самоцвітним камінням.” До речі, обох велетів національної культури поєднувала не лише музична творчість, але й спільна праця в галузі державотворення за часів Центральної Ради: обоє працювали в педагогічній секції музичного відділу Міністерства народної освіти УНР (Кирило Григорович – головою секції, Микола Дмитрович – її діловодом). Окрім цього, Леонтович не полишає і суто професійної діяльності: працює викладачем хорової справи в Музично-драматичному інституті імені М.В.Лисенка, організовує та очолює в ранзі комісара першу українську державну капелу. В цей же час Микола Дмитрович пише 4 хорові поеми: “Легенда”, “Літні тони”, “Моя пісня”, “Льодокол”. Однак, творчу працю композитора перервала денікінська окупація Києва. Погрози розправою змушують Леонтовича переїхати із сім’єю назад до Тульчина. Тут він повертається до вчительської праці, багато і самовіддано працює на музичній ниві. З архівних джерел також відомо, що з 1 серпня 1920 року Леонтович займає посаду завідуючого секцією мистецтв при Брацлавському повітовому відділі народної освіти, а згодом – організатора державного хору в Тульчині.

Лебединою піснею композитора, за задумом самого автора, повинна була стати народно-фантастична опера “На русалчин великдень”. Для того, щоб закінчити її текст (слів автора, Бориса Грінченка, вистачило лише на одну дію), Леонтович виїжджає в село Стражгород, де проживала його знайома лібреттистка, колишня випускниця Тульчинського єпархіального училища Надія Василівна Танашевич. У Стражгород Микола Дмитрович прибув у четвер 20 січня 1921 року, якраз на іменини старого Танашевича. “На другий день, в п’ятницю, – писав перший біограф Леонтовича В.П.Дяченко, – Микола Дмитрович майже цілий день просидів з Надією Василівною над лібретто. Він дав усі необхідні вказівки та побажання і повернувся надвечір у Марківці щасливий і вдоволений. Тепер справа з оперою була цілком налагоджена.”

День 22 січня Леонтович, окрилений творчими успіхами, провів у будинку батька в селі Марківка нинішнього Теплицького району. Чи знав тоді подільський Орфей, що невблаганний час вже цієї миті набував для нього нових, особливих вимірів? Напевне знав, здогадувався...

Збереглися звістки про те, що Надія Танашевич в кінці книги В.П.Дяченка залишила такий запис: “Стара Танашевич 6-го янв. (ст.стиль) ворожила по руці (Леонтовичу. – Авт.), херомантичним способом вгадувала довжину (лінії. – Авт.) життя. Але в цей момент підійшла до них Надія. Тут же стояв і Грех (колега Леонтовича по Тульчинському училищу. – Авт.). Вона подивилась і сказала: “Ох, мамо! Та лінія життя зовсім скінчилась, нащо ж ти неправдиво кажеш. А М.Д. зареготався, та й каже: “Значить, коли я буду від вас іти, і з лісу вийде бандит мене вбивати, той я йому скажу: е, ні! Стій. Матушка Танашевич мені ще вгадувала довго жити”.

Наступні події, що трапились після цього, лише засвідчили невідворотність долі, яка штовхала геніального митця назустріч безсмертю. Про обставини трагічної загибелі Миколи Дмитровича від рук підступного вбивці, якого Леонтовичі гостинно впустили до хати, нагодували, дали притулок на ніч, вже говорилося багато у краєзнавчій літературі. Пізніші ж дослідження, щоправда, дозволили зробити істотне уточнення, що вбивцею національного музичного генія був агент Гайсинського повітового ЧК. Дозволимо собі ще раз процитувати цей документ (секретний рапорт начальника Гайсинської повітової міліції губернському начальству від 9 лютого 1921 року), оскільки наступні документи дозволяють зробити висновок, що вбивство композитора мало не випадковий характер (переклад з російської): “В ніч на 23 січня, агент повітчека Грищенко пострілом з гвинтівки вбив сина священика с.Марківки, Кіблицької волості Миколу Леонтовича – 43-х років, в якого Грищенко ночував і 26-го січня Грищенко, який переховувався в м.Теплику при переслідуванні його чинами міліції, пострілом з гвинтівки поранив в живіт міліціонера Твердохліба” (ДАВО, Ф.Р-195, оп.4, спр. 28, арк.116).

“Куля чекістського насланця, – писала вже у наші дні мистецтвознавець з Києва Валентина Кузик, – свідомо цілила в серце визнаного носія духовності нації – Миколу Леонтовича. Це був знак страшної кари, що чекає на кожного самостійника, який не догоджає системі”.

У цьому зв’язку досить промовистими виглядають наступні документи, виявлені автором (ДАВО, Ф.Р-2616, оп. 2, спр. 8, арк. 58, 63, 85). Мова в них йде про службову кар’єру агента Грищенка (накази Гайсинського повітового ЧК). Подаємо їх текст мовою оригіналу: “Зачисляется в списки в качестве районного информатора т.Грищенко Афанасий и на все виды положенного довольствия с 4-го сего декабря (1920 р. – Авт.).

Справка: Рапорт ст. информатора т. Пилата (яке красномовне прізвище! – Авт.) и резолюция секретаря т.Купцова».

«Убывшего в служебную командировку (виділено автором) районного информатора тов. Грищенко полагать в таковой и исключить с провиантского, приварочного и чайного довольствия с 12 сего ноября (очевидно, грудня. – Авт.)…

Выданные 5000 аванса районному информатору тов. Грищенко на секретные расходы (виділено автором), выписать в расход по приходно-расходному журналу”.

І, нарешті, наказ Гайсинського повітчека № 17 від 21 січня 1921 року: “Поступившие от районного информатора т. Грищенко 5000 р. на погашение полученного им аванса в Гайсин. Политбюро записать на приход по кассе” (чи не поповнив Грищенко таким чином свої грошові запаси, забравши згодом гроші у сестри Леонтовича?).

Імовірно також, що до відомих мотивів вбивства Миколи Леонтовича прилучився і його намір виїхати за кордон, про що свідчать спогади сина Надії Танашевич Бориса Іванова.

Болісним криком відгукнулася звістка про загибель Миколи Дмитровича Леонтовича по всій Україні, спонукала її кращі культурно-мистецькі сили до об’єднання в Комітеті пам’яті М.Д.Леонтовича (до речі, серед його членів зустрічаємо і багатьох наших земляків, зокрема, визначних музикантів Давида Бертьє та В’ячеслава Мерзлякова). Відзначилася досить своєрідним чином у “вшануванні” пам’яті славетного композитора і офіційна влада. Так, невдовзі після похорону Миколи Дмитровича тульчинські чиновники (на той час Тульчин був повітовим центром) приймають рішення про виселення вдови М.Д.Леонтовича з її помешкання, а також про конфіскацію меблів та музичних інструментів. Лише завдяки енергійному протесту Київського губернського комітету професійно-технічної освіти, Всеукраїнського комітету пам’яті М.Леонтовича та інших організацій Рада Народних Комісарів України 18 листопада 1921 року була змушена прийняти постанову про відміну рішень органів місцевої влади.

Все ж, попри те, що “ім’я Леонтовича було визнано неактуальним для радянської доби” (Історія української музики, 1991, т. ІV, с.15), чарівні звуки його музичних творінь і після смерті свого творця хвилювали серця не одного покоління слухачів. Палкі прихильники його творчості 1 черня 1922 року заснували на Поділлі філію Музичного товариства імені Леонтовича, його ж ім’я носила також Вінницька хорова капела. Пізніше, в 1946 році урядом УРСР було встановлено щорічні стипендії імені Леонтовича для студентів Київської та Львівської державних консерваторій, а також для учнів Київського музичного училища. В місті Тульчині композитору за проектом скульптора Г.Н.Кальченко та архітектора А.Ф.Ігнатенка споруджено пам’ятник-бюст, а в ряді інших місць встановлено меморіальні дошки та пам’ятні знаки (Тиврів, Тульчин, Чуків та ін.). Його ж ім’я з 1968 року носить Вінницьке державне музичне училище (нині – училище культури та мистецтв). І допоки линутиме над неозорими полями та долами щира українська пісня, ім’я Леонтовича та його творчість житимуть в серцях нащадків.

У світ мелодії і неба

Миколі Леонтовичу присвячується.

Олена Герасименко

Зима – а серцю ще не зимно,

хоч заметіль мете щодня,

і даленіє обрій сиво,

і горобці, немов рідня –

по підвіконню тарабанять,

аби зернятко – хоч яке…

І підкрадається, як пам’ять,

кубло у грудях в ’ є м ’ яке,

сідає звично на коліна,

зітхає стиха на плечі –

поліна тріскотять в каміні,

на шибці вогник від свічі…

Зворушливе таке, билинне,

проникливо мене дійма,

з небесних піль до серця лине,

й утіхи більшої нема.

Десь залишаються за кадром

картини, люди, вітражі.

Як струмінь світла в тишу крапле –

так «Щедрик» дзвоником в душі…

І вже панує, полонивши,

ущерть наповнює, несе –

туди, де хуга в груди свище,

у царство звуків і пісень.

У світ мелодій, щастя, неба –

до джерела, що сил дає.

Бо в серця є така потреба:

знайти покликання своє.

Попри доріг і попри часу –

на цій землі, з корінь оцих,

з яких натхнення причащався,

з яких – Орфеєм стати встиг.

Він наш, він наш, хоч над світами

його мелодій дивина,

не розсівається, не тане –

звучить на світ увесь вона.

Вона, мов плетиво розкішне,

у великодній тиші дзвін.

Веснянки спів, гаївки ніжні –

молитви – й тих торкнувся він.

Який орнамент, тло звучання,

природна грація жива!

То віншувально-величальна,

а то – з глибин душі сплива.

О Леонтовиче!Безсилі

у часі згинули вітри,

що серце кулею скосили,

та не убили пісні ритм.

То хто ти є – титан і геній,

Орфей, чи просто чоловік,

якому українські гени

у Музу вживлені навік?

На могилі М.Леонтовича

У цій могилі, в тиші цій,

на цьому кладовищі,

де прах покоїться мерців,

він - смерті й тліні вищий.

Напевне тут і брат, і друг –

над ними лине Вічність.

Чиясь душа, як чорний крук

крилом важким тут свище.

Під цим хрестом його нема –

він там, де небо в сонці.

Де жайвір пісню підійма

у неба на долоньці.

Прицільно мітився стрілець,

і куля не зависла.

Та смерть – не все, це не кінець –

є музика, Вітчизна!

Упало тіло, та не ти,

пробито тільки груди.

У пісню душу відпустив –

лиш зойкнув серцем грудень.

Тік-так. І мить та рокова

мовчанням гасне стиха.

Устами стиснемо слова

між пам ’ яті і лиха.

От-от Різдво, святий Василь –

колядки і щедрівки

летітимуть, їм стане сил

длядовгої мандрівки

Мелодія без неба й дна,

розкішна і барвиста,

між багатьох така одна –

разком міцним намиста.

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...