Дягилев, сергей павлович. Дягилев сергей павлович Сергей дягилев деятельность


Р усские сезоны Сергея Дягилева и особенно его балетная антреприза не только прославили русское искусство за рубежом, но и оказали большое влияние на мировую культуру. «Культура.РФ» вспоминает жизненный и творческий путь выдающегося антрепренера.

Культ чистого искусства

Валентин Серов. Портрет Сергея Дягилева (фрагмент). 1904. Государственный Русский музей

Отзывы художественной критики оказались более чем благоприятными, а для большинства парижан русская живопись стала настоящим открытием. Автор биографии импресарио, писательница Наталия Чернышова-Мельник, в книге «Дягилев» цитирует рецензии парижской прессы: «Но могли ли мы подозревать о существовании величавого поэта - несчастного Врубеля?.. Вот Коровин, Петровичев, Рерих, Юон - пейзажисты, ищущие острых ощущений и выражающие их с редкой гармоничностью Серов и Кустодиев - глубокие и значительные портретисты; вот Анисфельд и Рылов - пейзажисты очень ценные…»

Игорь Стравинский, Сергей Дягилев, Леон Бакст и Коко Шанель. Швейцария. 1915. Фотография: persons-info.com

«Русские сезоны» в Севилье. 1916. Фотография: diletant.media

За кулисами «Русских Балетов». 1916. Фотография: diletant.media

Первый европейский успех Дягилева только раззадорил, и он взялся за музыку. В 1907 году он организовал серию из пяти «Исторических русских концертов», которые прошли на сцене парижской Гранд-опера. Дягилев тщательно подошел к отбору репертуара: со сцены звучали произведения Михаила Глинки, Николая Римского-Корсакова, Модеста Мусоргского , Александра Бородина , Александра Скрябина . Как и в случае с выставкой 1906 года, Дягилев ответственно подошел и к сопроводительным материалам: печатные программки концертов рассказывали короткие биографии русских композиторов. Концерты были так же успешны, как и первая русская выставка, и именно выступление с партией князя Игоря в «Исторических русских концертах» прославило Федора Шаляпина . Из композиторов парижская публика особенно тепло приняла Мусоргского, на которого с этого времени во Франции пошла большая мода.

Убедившись, что русская музыка вызывает у европейцев живейший интерес, для третьего Русского сезона 1908 года Дягилев выбрал оперу «Борис Годунов» Мусоргского. Готовясь к постановке, импресарио лично изучил авторский клавир, заметив, что в постановке оперы под редакцией Римского-Корсакова были удалены две сцены, важные, как он посчитал, для общей драматургии. В Париже Дягилев представил оперу в новой редакции, которую с тех пор используют многие современные постановщики. Дягилев вообще не стеснялся адаптировать исходный материал, подстраиваясь под публику, зрительские привычки которой отлично знал. Поэтому, например, в его «Годунове» финальной стала сцена смерти Бориса - для усиления драматического эффекта. То же касалось и хронометража спектаклей: Дягилев считал, что они не должны длиться дольше трех с половиной часов, а смену декораций и порядок мизансцен он рассчитывал вплоть до секунд. Успех парижской версии «Бориса Годунова» только подтвердил авторитет Дягилева и как режиссера.

Русский балет Дягилева

Пабло Пикассо работает над оформлением балета Сергея Дягилева «Парад». 1917. Фотография: commons.wikimedia.org

Мастерская Ковент-Гарден. Сергей Дягилев, Владимир Полунин и Пабло Пикассо, автор эскизов балета «Треуголка». Лондон. 1919. Фотография: stil-gizni.com

У самолета Людмила Шоллар, Алисия Никитина, Серж Лифарь, Вальтер Нувель, Сергей Григорьев, Любовь Чернышева, Ольга Хохлова, Александрина Трусевич, Пауло и Пабло Пикассо. 1920-е. Фотография: commons.wikimedia.org

Идея привезти за границу балет появилась у импресарио в 1907 году. Тогда в Мариинском театре он увидел постановку Михаила Фокина «Павильон Армиды», балет на музыку Николая Черепнина с декорациями Александра Бенуа. В то время в среде молодых танцовщиков и хореографов наметилась определенная оппозиция по отношению к классическим традициям, которые, как говорил Дягилев, «ревниво оберегал» Мариус Петипа . «Тогда я задумался о новых коротеньких балетах , - писал Дягилев позже в своих воспоминаниях, - Которые были бы самодовлеющими явлениями искусства и в которых три фактора балета - музыка, рисунок и хореография - были бы слиты значительно теснее, чем это наблюдалось до сих пор» . С этими мыслями он и приступил к подготовке четвертого Русского сезона, гастроли которого были запланированы на 1909 год.

В конце 1908 года импресарио подписал контракты с ведущими артистами балета из Петербурга и Москвы: Анной Павловой , Тамарой Карсавиной , Михаилом Фокиным, Вацлавом Нижинским, Идой Рубинштейн , Верой Каралли и другими. Кроме балета, в программе четвертого Русского сезона появились оперные спектакли: Дягилев пригласил выступить Федора Шаляпина, Лидию Липковскую, Елизавету Петренко и Дмитрия Смирнова. При финансовой поддержке своей подруги, известной светской дамы Миси Серт, Дягилев арендовал старый парижский театр «Шатле». Интерьер театра специально для премьеры русских спектаклей переделали, чтобы увеличить площадь сцены.

В Париж труппа Дягилева прибыла в конце апреля 1909 года. В репертуаре нового Сезона были заявлены балеты «Павильон Армиды», «Клеопатра» и «Сильфиды», а также «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» Александра Бородина. Репетиции проходили в напряженной обстановке: под стук молотков и визг пил во время реконструкции «Шатле». Михаил Фокин, главный хореограф постановок, не раз устраивал по этому поводу скандалы. Премьера четвертого Русского сезона состоялась 19 мая 1909 года. Большинство зрителей и критиков не оценили новаторскую хореографию балетов, но все были в восторге от декораций и костюмов Льва Бакста, Александра Бенуа и Николая Рериха, а также - от танцовщиков, особенно от Анны Павловой и Тамары Карсавиной.

После этого Дягилев целиком сосредоточился на балетной антрепризе и существенно обновил репертуар, включив в программу Cезонов «Шехеразаду» на музыку Николая Римского-Корсакова и балет по мотивам русских народных сказок «Жар-птица». Музыку к последнему антрепренер попросил написать Анатолия Лядова, но тот не справился - и заказ перешел к молодому композитору Игорю Стравинскому . С этого момента началось его многолетнее плодотворное сотрудничество с Дягилевым.

Русский балет в Кельне во время европейских гастролей Сергея Дягилева. 1924. Фотография: diletant.media

Жан Кокто и Сергей Дягилев в Париже на премьере «Голубого экспресса». 1924. Фотография: diletant.media

Прошлый успех балетов позволил импресарио представить спектакли нового сезона уже в Гранд-опера; премьера пятых Русских сезонов состоялась в мае 1910 года. Лев Бакст, традиционно участвовавший в создании костюмов и декораций, вспоминал: «Сумасшедший успех «Шехеразады» (весь Париж переоделся по-восточному!)» .

Премьера «Жар-птицы» прошла 25 июня. В переполненном зале Гранд-опера собралась художественная элита Парижа, в том числе Марсель Пруст (Русские сезоны не раз упоминаются на страницах его семитомной эпопеи «В поисках утраченного времени»). Неординарность видения Дягилева проявилась в знаменитом эпизоде с живыми лошадями, которые должны были появиться на сцене во время спектакля. Игорь Стравинский вспоминал про этот случай: «…Бедные животные вышли, как предполагалось, по очереди, но начали ржать и приплясывать, а одна из них выказала себя скорее критиком, нежели актером, оставив дурно пахнущую визитную карточку… Но эпизод этот был потом забыт в пылу общих оваций по адресу нового балета» . Михаил Фокин объединил в постановке пантомиму, гротеск и классический танец. Все это гармонично сочеталось с декорациями Александра Головина и музыкой Стравинского. «Жар-птица», как отмечал парижский критик Анри Геон, была «чудом восхитительнейшего равновесия между движениями, звуками и формами…»

В 1911 году Сергей Дягилев закрепил постоянное место проведения своего Ballets Russes («Русского балета») - в Монте-Карло. В апреле того года в «Театре Монте-Карло» новые Русские сезоны открылись премьерой балета «Призрак Розы» в постановке Михаила Фокина. В ней публику поразили прыжки Вацлава Нижинского. Позднее в Париже Дягилев представил «Петрушку» на музыку Стравинского, который стал главным хитом этого сезона.

Следующие Русские сезоны, в 1912–1917 годах, в том числе из-за войны в Европе, были не очень удачными для Дягилева. В числе самых обидных провалов была и премьера новаторского балета на музыку Игоря Стравинского «Весна священная», который публика не приняла. Зрители не оценили «варварские танцы» под непривычную языческую бурную музыку. В это же время Дягилев расстался с Нижинским и Фокиным и пригласил в труппу молодого танцовщика и хореографа Леонида Мясина.

Пабло Пикассо . Позднее художники Хуан Миро и Макс Эрнст сделали декорации для балета «Ромео и Джульетта».

1918–1919 годы были отмечены успешными гастролями в Лондоне - труппа провела там целый год. В начале 1920-х годов у Дягилева появились новые танцовщики, приглашенные Брониславой Нижинской Серж Лифарь и Джордж Баланчин. Впоследствии, после смерти Дягилева, они оба стали основоположниками национальных балетных школ: Баланчин - американской, а Лифарь - французской.

Начиная с 1927 года работа в балете все меньше удовлетворяла Дягилева, к тому же он увлекся книгами и стал заядлым коллекционером. Последним громким успехом дягилевской труппы стала постановка Леонида Мясина 1928 года «Аполлон Мусагет» с музыкой Игоря Стравинского и костюмами Коко Шанель.

«Русский балет» успешно проработал вплоть до кончины Дягилева в 1929 году. В своих воспоминаниях Игорь Стравинский, говоря о новых тенденциях в балете ХХ века, отметил: «…возникли ли бы эти тенденции без Дягилева? Не думаю» .

русский театральный и художественный деятель

Сергей Дягилев

Краткая биография

Серге́й Па́влович Дя́гилев (31 марта 1872, Селищи, Новгородская губерния - 19 августа 1929, Венеция) - русский театральный и художественный деятель, один из основоположников группы «Мир Искусства», организатор «Русских сезонов» в Париже и труппы «Русский балет Дягилева», антрепренёр.

Сергей Дягилев родился 19 (31) марта 1872 года в Селищах Новгородской губернии, в семье офицера-кавалергарда потомственного дворянина Павла Павловича Дягилева. Мать умерла через несколько месяцев после рождения Сергея, и его воспитывала мачеха Елена, дочь В. А. Панаева. В детстве Сергей жил в Санкт-Петербурге, потом в Перми, где служил его отец. Брат отца, Иван Павлович Дягилев, был меценатом и основателем музыкального кружка.

В Перми на углу улиц Сибирской и Пушкина (бывшая Большая Ямская) сохранился родовой дом Сергея Дягилева, где сейчас располагается гимназия его имени. Особняк в стиле позднего русского классицизма построен в 1850-х годах по проекту архитектора Р. О. Карвовского.

На протяжении трёх десятилетий дом принадлежал большой и дружной семье Дягилевых. В доме, названном современниками «Пермскими Афинами», по четвергам собиралась городская интеллигенция. Здесь музицировали, пели, разыгрывали домашние спектакли.

После окончания пермской гимназии в 1890 году вернулся в Петербург и поступил на юридический факультет университета, параллельно учился музыке у Н. А. Римского-Корсакова в Петербургской консерватории. В молодости Дягилев тщетно пытался найти своё поприще. Важным моментом в его жизни стала встреча с писателем Львом Толстым, после которой он решил посвятить себя коллекционированию автографов знаменитых современников. В 1896 году он окончил университет, но вместо того чтобы заняться юриспруденцией, начал деятельность в области изобразительного искусства.

Условно деятельность С. П. Дягилева можно разделить на два периода:

  • 1898-1906 годы - жизнь Дягилева в России, когда интересы его были сосредоточены, главным образом, в области изобразительного искусства;
  • 1906-1929 годы - деятельность Дягилева в качестве импресарио за рубежом: начав с организации выставки в 1906 году, вскоре он фокусируется на области музыкального театра, в первую очередь, балета.

Деятельность в Петербурге

В 1898 году совместно с художником А. Н. Бенуа стал инициатором создания журнала «Мир искусства», издававшегося С. И. Мамонтовым и княгиней М. К. Тенишевой; был его редактором (с 1903 года - совместно с Бенуа), с 1902 года руководил изданием. В 1898-1904 годах также сам писал искусствоведческие статьи; является автором монографии о художнике Д. Г. Левицком (1902).

В этот период организовывал выставки, вызывавшие широкий резонанс в Санкт-Петербурге:

  • 1897 год - выставка британских и немецких акварелистов, знакомившая русскую публику с рядом крупных мастеров этих стран и современными тенденциями в изобразительном искусстве;
  • Выставка скандинавских художников в залах Общества поощрения художеств;
  • 1898 год - выставка русских и финляндских художников в музее Штиглица, которую сами мирискусники считали своим первым выступлением (помимо основной группы первоначального дружеского кружка, из которого возникло объединение «Мир искусства», Дягилеву удалось привлечь к участию в выставке других крупнейших представителей молодого искусства - Врубеля, Серова, Левитана);
  • 1905 год - историко-художественная выставка русских портретов XVII-XVIII веков в Таврическом дворце;
  • 1906 год - выставка русского искусства в Осеннем салоне в Париже с участием произведений Бенуа, Грабаря, Кузнецова, Малявина, Репина, Серова, Явленского, Рериха и др.

В 1899 году князь Сергей Волконский, ставший директором Императорских театров, назначил Дягилева чиновником по особым поручениям и предоставил ему редактирование «Ежегодника императорских театров». Дягилев превратил ежегодник из сухого издания в художественный журнал.

Вместе с Дягилевым в Императорские театры пришли многие современные художники (Ап. М. Васнецов, А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, В. А. Серов, К. А. Коровин, Е. Е. Лансере).

В сезон 1900-1901 годов Волконский возложил на Дягилева постановку балета Делиба «Сильвия». Дягилев привлёк к постановке художников группы «Мир искусства», но дело сорвалось из-за протеста чиновников дирекции. Дягилев не подчинился распоряжению директора Волконского, демонстративно отказался от редактирования «Ежегодника», и дело кончилось его увольнением.

Русские сезоны

С 1907 года Дягилев организовывает ежегодные зарубежные выступления русских артистов, получившие название «Русские сезоны». В 1907 году в рамках «сезонов» были проведены выступления музыкантов - «Исторические русские концерты». В них участвовали Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин, клавесинистка В. Ландовска и др. Вместе с музыкантами, задействованными в «Исторических концертах» Дягилев посетил в Париже и К. Сен-Санса.

В 1908 году Дягилев организовал в Париже сезон русской оперы; была поставлена опера «Борис Годунов» с участием Ф. И. Шаляпина. Несмотря на успех у публики, сезон принёс Дягилеву убытки, поэтому на следующий год он, оценив вкусы публики, решил везти в Париж и балет. При этом, в тот момент Дягилев относился к балету пренебрежительно:

смотреть его с одинаковым успехом могут как умные, так и глупые - всё равно никакого содержания и смысла в нём нет; да и для исполнения его не требуется напрягать даже маленькие умственные способности

- М. В. Борисоглебский . Материалы по истории русского балета, т. II. Л., 1939,стр. 135.

В 1909 году в Париже состоялся первый балетный сезон Дягилевской антрепризы; с этого времени и вплоть по 1929 год под его руководством действует балетная труппа «Русские балеты».

Для первых балетных сезонов Дягилев пригласил таких солистов Императорских театров, как М. М. Фокин, А. П. Павлова, В. Ф. Нижинский и Б. Ф. Нижинская, Т. П. Карсавина, А. Р. Больм, Л. Ф. Шоллар, В. А. Каралли, Л. П. Чернышёва. Впоследствии приглашал немало польских артистов и танцовщиков других национальностей, многие из которых получали в труппе «русские» имена.

Уже со второго балетного сезона (1910) Дягилев ежегодно представлял парижской публике исключительно мировые премьеры. Основными хореографами его труппы в разное время выступали М. М. Фокин, В. Ф. Нижинский, Л. Ф. Мясин, Б. Ф. Нижинская, Дж. Баланчин. Его «звёзды» В. Ф. Нижинский, Л. Ф. Мясин и С. М. Лифарь одновременно были его фаворитами.

В оформлении балетов участвовали выдающиеся художники, входившие в «Мир искусства», в частности А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, А. Я. Головин, Н. К. Рерих, Б. И. Анисфельд. «Сезоны» были средством пропаганды русского балетного и изобразительного искусства. За двадцать лет своего существования они полностью изменили традиционные представления о театре и танце, также способствовали расцвету балета в странах, где этот жанр не был развит.

До Первой мировой войны Дягилев был одержим идеей представить свои постановки в России - однако, несмотря на приложенные усилия, по разным причинам ему это не удалось. Во время войны, начиная с середины 1910-х годов, он в корне изменил стилистику представлений, оставив экзотику, придворную пышность и ориентализм и обратившись к авангарду. Первым спектаклем новой музыкальной формы и хореографии стал балет «Парад» Эрика Сати, скандальная премьера которого прошла в Париже в 1917 году. Отойдя от стилистики «Мира искусства», Дягилев начал сотрудничать преимущественно с европейскими художниками; также его постоянными сотрудниками были супруги Н. С. Гончарова и М. Ф. Ларионов.

Труппа Дягилева репетировала в Монте-Карло, где состоялись первые представления многих премьер, давала сезоны в Париже и в Лондоне, а также гастролировала в Италии, Германии, США. Также Дягилев предпринимал многочисленные безуспешные попытки выступить в Санкт-Петербурге, что было его мечтой.

Труппа просуществовала до 1929 года, то есть до смерти её организатора. По воспоминанию постоянного режиссёра труппы С. Л. Григорьева, их последнее выступление было в Виши 4 августа 1929 года.

По словам А. Н. Бенуа, «ни одна из затей не получила бы своего осуществления, если бы Дягилев не возглавил её и не привнёс бы своей энергии туда, где творческого начала было уже много, но где не было главного - объединяющей роли». М. Ф. Ларионов считал, что «Дягилев - энтузиаст, отдавший всего себя с какой-то языческой страстностью искусству». «Кто-то говорил, что антреприза была личным делом Дягилева… Только злой язык и злобный ум могли произнести такую клевету на этого крестоносца красоты», - утверждал Н. К. Рерих.

Многие современники, художники и поэты, использовали яркие символы, метафоры в передаче восприятия личности С. П. Дягилева: «лучезарное солнце» (В. А. Серов), «Геркулес», «Петр Великий » (А. Н. Бенуа), «орёл, душивший маленьких птичек» (В. Ф. Нижинский), «Жёлтый Дьявол на аренах европейских стран» (А. Л. Волынский), «Нерон в чёрном смокинге над пламенеющим Римом» (А. Белый)

Личная жизнь

Дягилев был гомосексуалом, что являлось серьёзным препятствием в его карьере. Он осознал свою гомосексуальность в раннем возрасте и, по словам Николая Набокова, был «первым великим гомосексуалом, заявлявшим о себе и признанным обществом».

Болезнь и смерть

В 1921 году у Дягилева диагностировали сахарный диабет, однако он почти не соблюдал предписанную диету. Развитию недуга способствовали образ жизни, а также постоянные резкие изменения массы тела. Начиная с 1927 года у него развился фурункулёз, способный привести к развитию сепсиса, что было смертельно опасно в те времена, когда антибиотики ещё не были известны. Летом 1929 года в Париже врач предписал Дягилеву соблюдать диету и много отдыхать, предупредив, что несоблюдение рекомендаций повлечёт за собой опасные последствия для его здоровья. Дягилев проигнорировал предписание, отправившись с труппой в Берлин, затем в Кёльн и через Париж - в Лондон, где вновь посетил врача, посоветовавшего ему нанять медсестру, что также не было сделано: за ним ежедневно ухаживал Кохно, делая необходимые процедуры и перевязки. Отправив труппу в отпуск и вернувшись в Париж, он вновь посетил своего лечащего врача, который настаивал на курсе лечения термальными водами в Виши. Вместо этого Дягилев вместе со своим протеже Игорем Маркевичем предпринял «музыкальное» путешествие вдоль Рейна, посетив Баден-Баден (где он обсудил новый балет с Хиндемитом и виделся с Набоковым, позднее написавшим: «Несмотря на его внешний вид, казалось, что у него было хорошее настроение. Он весело рассказывал о своих планах на оставшуюся часть лета и на новый осенний сезон» ), Мюнхен (ради опер Моцарта и Вагнера) и Зальцбург. Оттуда Дягилев послал Корибут-Кубитовичу письмо с настойчивой просьбой приехать к нему в Венецию. Расставшись с Маркевичем в Веве, 7 августа Дягилев отправился в Венецию. На следующий день он въехал в «Гранд-отель де Бан де Мер», куда вечером прибыл Лифарь. К тому времени у него уже началось заражение крови из-за абсцессов. С 12 августа он больше не вставал с постели, за ним ухаживал Лифарь. Даже будучи больным, Дягилев продолжал строить планы и напевать из Вагнера и Чайковского. 16 августа к нему приехал Кохно, 18-го - посетили Мисиа Серт и Шанель. Получив телеграмму от Корибут-Кубитовича, который не спешил приехать по его вызову, Дягилев заметил: «Ну конечно, Павка запоздает и приедет после моей смерти» . Вечером к нему пришёл священник. Ночью температура у Дягилева поднялась до 41°, он больше не приходил в сознание и скончался на рассвете 19 августа 1929 года.

Так как у Дягилева при себе не было средств, похороны оплатили М. Серт и Г. Шанель. После короткой панихиды в соответствии с обрядом православной церкви, тело было перенесено на остров Сан-Микеле и захоронено в православной части кладбища.

На мраморном надгробном памятнике выбито имя Дягилева по-русски и по-французски (Serge de Diaghilew ) и эпитафия: «Венеция - постоянная вдохновительница наших успокоений» - фраза, написанная им незадолго до смерти в дарственной надписи Сержу Лифарю. На постаменте рядом с фотографией импресарио почти всегда лежат балетные туфли (чтобы их не унесло ветром, их набивают песком) и другая театральная атрибутика. На том же кладбище рядом с могилой Дягилева находится могила его сотрудника, композитора Игоря Стравинского, а также поэта Иосифа Бродского, который назвал Дягилева «Гражданином Перми».

Официальной наследницей Дягилева оказалась сестра его отца, Юлия Паренсова-Дягилева, проживавшая в Софии (она отказалась от наследства в пользу Нувеля и Лифаря). 27 августа Нувель организовал панихиду по усопшему в Париже, в соборе Александра Невского.

Сочинения

  • Сложные вопросы, «Мир искусства», 1899, No 1-2, No 3-4 (в соавторстве с Д. В. Философовым);
  • Русская живопись в XVIII в., т. 1 - Д. Г. Левицкий, СПБ, 1902.

Адреса

В Санкт-Петербурге

  • 1899 - осень 1900 года - доходный дом на Литейном проспекте, 45;
  • осень 1900-1913 гг. - доходный дом Н. И. Хмельницкого, набережная реки Фонтанки, 11.

В Венеции

  • Лидо, Grand Hotel des Bains

Судьба Дягилевых в СССР

  • Судьбы двух братьев Сергея Дягилева - Юрия и Валентина - трагичны. Валентина расстреляли на Соловках в 1929 году по сфабрикованному уголовному делу; Юрий был отправлен в ссылку (по другим данным, подвергся административной высылке), умер в Ташкенте (по другим данным, в городе Чирчик Ташкентской области) в 1957 году.
  • Старший племянник Сергей Валентинович Дягилев был симфоническим дирижёром. Как и отец, Валентин Павлович, был репрессирован в 1937 году по сфабрикованной политической статье. Провёл 10 лет в лагерях и 5 лет в ссылке. После реабилитации вернулся в Ленинград, где продолжил творческую деятельность. Скончался 13 августа 1967 года.
  • Младший племянник Василий Валентинович Дягилев, невропатолог, был вынужден скрывать родство со знаменитым дядей.
  • Правнучатый племянник Сергей Александрович Дягилев - композитор и дирижёр. Проживает в Санкт-Петербурге.

Память

В Париже

  • В 1965 году площадь неподалёку от театра «Гранд-Опера», в IX округе города, получила название Площадь Дягилева.
  • В 2003 году в Париже в театре «Шатле» был открыт памятник-бюст Дягилева работы петербургского скульптора Левона Лазарева.
  • В год столетия «Русских сезонов» интерес к личности Дягилева снова возрос. В 2008 году аукционный дом Sotheby’s организовал в Париже в честь 100-летия «Русских балетов» Дягилева выставку «Танцевать по направлению к славе: Золотой век „Русских балетов“», на которой было представлено около 150 картин, эскизов, костюмов, декораций, рисунков, скульптур, фотографий, рукописей и программок. Среди экспонатов выставки были костюмы, эскизы для которых делали Леон Бакст и французские художники Андре Дерен и Анри Матисс. Также была представлена инсталляция бельгийского скульптора Изабель де Боршграв, вдохновлённая наследием Дягилева.
  • В 2009 году в Париже началась подготовка проекта памятника Дягилеву. Победителем конкурса стал проект скульптора Виктора Митрошина. Его Дягилев стоит в полный рост в цилиндре, фраке и с тростью в руке, на высоком постаменте, на котором Петрушка открывает занавес. В момент проведения конкурса проект поддержал президент Жак Ширак, его супруга Бернадетт выразила желание курировать работы по осуществлению проекта; затем проект перешёл под патронаж Пьера Кардена. Так как мэр Парижа Жан Тибери был против, деятельность по возведению памятника удалось начать лишь после того, как его сменил Бертран Деланоэ. Памятник планируется установить на площади перед зданием Гранд-Опера.

В России

В Перми

  • В родовом доме Дягилевых в Перми с 1992 года размещается гимназия, носящая имя С. П. Дягилева, и музей, составляющий с гимназией единый комплекс. В 2007 году в концертном зале Дома Дягилева был установлен памятник Сергею Павловичу работы скульптора Эрнста Неизвестного. С 2009 года в Перми обсуждается возможность переноса памятника на одну из улиц, однако памятник отлит из цветной патинированной бронзы - прихотливого материала, который боится дождей и выхлопных газов.
  • По инициативе Пермского театра оперы и балета в Перми проводятся ежегодный «Дягилевский фестиваль». Здание театра, сооружённое благодаря значительной финансовой поддержке Дягилевых, по мнению многих пермяков, является красивейшим в городе.
  • В сентябре 2011 года министр культуры Пермского края Николай Новичков предложил назвать новый аэропорт Перми «Международный аэропорт „Сергей Дягилев“».

В других городах

  • Именем Дягилева назван лицей искусств в Екатеринбурге и школа искусств в Зеленограде, а также теплоход «Сергей Дягилев».
  • Весной 2006 года в здании Щукинской сцены на территории московского сада «Эрмитаж» открылся ночной клуб «Дягилев» (также известный как «Dяgilev proжект»). Его логотипом стал чёрно-белый рисунок, изображающий усатого мужчину во фраке, цилиндре и бабочке с явным намёком на образ С. П. Дягилева.

Образ в искусстве

Изобразительное искусство

  • Портрет кисти Валентина Серова (1904).
  • Портрет Сергея Павловича Дягилева с няней кисти Льва Бакста (1905).
  • В бонистике: Дягилев изображён на лицевой стороне купюры номиналом 500 уральских франков 1991 года выпуска.
  • В филателии:

Почтовые марки России

оригинальная марка на почтовом конверте, 1997

Сергей Дягилев и «Русские сезоны», 2000

В кинематографе

  • С. П. Дягилев стал прообразом импресарио Лермонтова в фильме «Красные башмачки» (1948, роль исполнил австрийский актёр Антон Уолбрук).
  • В фильме «Нижинский» (1980, США) роль Дягилева исполнил Алан Бейтс.
  • В фильме «Анна Павлова» («Мосфильм», 1983, режиссёр Эмиль Лотяну) роль Дягилева исполнил Всеволод Ларионов.
  • «Коко Шанель и Игорь Стравинский» (2009) - в фильме, в частности, показаны отношения Дягилева с композитором Стравинским.
  • «Париж Сергея Дягилева» - документальный фильм режиссёра Никиты Тихонова, авторы сценария Виолетта Майниеце и Юлия Тихонова (39 мин.; 2010, Россия).
  • «Купец на все времена. Виртуальный музей Сергея Дягилева» - документальный фильм-интервью с Эдвардом Радзинским, Николаем Цискаридзе,Александром Васильевым режиссёра Светланы Астрецовой (2017, Россия).
  • В телесериале «Мата Хари» (2017) роль Дягилева исполнил Андрей Тартаков.

В театре

  • Образ Дягилева показан в балете Мориса Бежара «Нижинский - клоун Божий» (1972, театр «Ла Монне») и в нескольких спектаклях Джона Ноймайера, посвящённых судьбе танцовщика Вацлава Нижинского.

В драматическом театре роли Дягилева исполняли:

  • Максим Мишаев - в спектакле Театра кукол им. С. В. Образцова «Нижинский, сумасшедший Божий клоун» (2008, режиссёр Андрей Денников).
  • Эдвардас Бейнорас - в спектакле «Нижинский. Музыка одной жизни», Экспериментального театра авторской пьесы на сцене Центра В. С. Высоцкого.
  • Олег Вавилов - в спектакле Театра на Малой Бронной «Нижинский, сумасшедший клоун Божий».

Библиография

  • Сергей Дягилев и русское искусство. В 2 т. Сост. И. С. Зильберштейн и В. А. Самков. М., 1982.
  • кн. С. М. Волконский, Мои воспоминания. Лавры. Странствия. Родина. - Берлин: Медный всадник, 1923, М.: «Искусство», 1992, в 2 т.
  • кн. С. М. Волконский. Рецензии в газете «Последние Новости» - см. полное собрание в: Revue des études slaves, Paris, LXIV/4, 1992, pp. 735-772.
  • Стасов В. В., Выставки. - Нищие духом, Избр. соч., т. 3, М., 1952, с. 215-228, 232-243.
  • Луначарский А. В. В мире музыки. М., 1958.
  • Грабарь И., Моя жизнь, М.-Л., 1937.
  • Фокин М. М. Против течения, Л.-М., 1962.
  • Валентин Серов в воспоминаниях, дневниках и переписке современников, т. 1-2, Л., 1971.
  • Grigoriev S. The Diaghilew ballet 1909-1929, Harmondsworth, 1960 (рус. пер.: Григорьев С. Л. Балет Дягилева, 1909-1929, Предисл. Чистяковой Н. А.- М: APT СТД РФ, 1993.-384 с.).
  • Haskell A. L., Nouvel W. Diaghilheff. His artistic and private life, L., 1935, 1955.
  • А. Бенуа, Мои воспоминания. В пяти книгах. т. 1 и т. 2. Изд. второе, доп. М.: Наука, 1990.
  • Серж Лифарь (Сергей Лифаренко). Дягилев, С Дягилевым. М.: Вагриус. 2005, 592 с., 5000 экз.,
  • Гарафола Л."Русский балет Дягилева". Перевод с английского. Пермь-«Книжный мир»,2009,480 c.,энциклопедический формат,500 экз.,
  • Семендяева Мария. Владимир Семенихин организовал выставку о балетах Дягилева // Сноб. - 2009. - 30 октября.
  • Мокроусов А. Б. Деньги и искусство между Востоком и Западом. С. П. Дягилев. Материалы к биографии. 1902-1926 // Теория моды, 2010, № 15. С. 167-204.
  • Чернышова-Мельник Н. Д. Дягилев: Опередивший время. М., «Молодая гвардия» (ЖЗЛ), 2011.
  • Схейен Ш. Дягилев. «Русские сезоны» навсегда / Пер. с нидерл. Н. Возненко, С. Князьковой. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2012, 608 с.
Категории:

› Сергей Дягилев

Сергей Дягилев

Окно в Россию

Он вписал свое имя в историю искусства золотыми буквами, не будучи сам артистом, и доказал, что организаторы тоже могут быть гениальными. Он считал себя потомком Петра Первого, который в свое время прорубил из России окно в Европу – и сделал ответный ход, не менее значимый: приехав в Европу, прорубил окно в Россию, произведя настоящий культурный фурор во всем мире русскими живописью, музыкой, но более всего – балетом. А еще он был открытым гомосексуалистом во времена, когда это было еще не принято, и в своих любовных связях считал себя Пигмалионом, а его Галатеи становились самыми прославленными танцовщиками и хореографами.

Все, кто был лично знаком с Дягилевым, вспоминали, какая большая у него была голова – настолько гигантская, что ему приходилось делать шляпы по особому заказу. При рождении Сережи это обстоятельство оказалось роковым для его матери, Евгении Николаевны, урожденной Евреиновой. Роды проходили долго и мучительно; 19 марта 1872 года в Селищенских казармах Новгородской губернии младенец наконец появился на свет, а Евгения Николаевна через несколько дней скончалась, оставив двадцатипятилетнего отца Сережи, кавалергардского офицера Павла Павловича Дягилева безутешным вдовцом.

Впрочем, несмотря на эти трагические обстоятельства, Сережа отнюдь не был лишен в детстве женского тепла. С самого рождения оказался он в любящих руках няни Дуни, которая вынянчила в свое время еще его мать. Няня до самой смерти будет играть большую роль в его жизни: заботиться о нем не только в детстве, но и тогда, когда он стал уже совсем взрослым и издавал «Мир искусства». Ее хорошо знали все сотрудники редакции. Художник Лев Бакст даже поместил ее на задний план своего знаменитого портрета Дягилева, написанного в 1906 году.

И благодаря еще одной женщине детство Сережи было счастливым и безмятежным: его отец через два года после смерти жены утешился и женился снова – на Елене Валериановне Панаевой. Тетя Леля, как называл ее Дягилев, мягкая, добрая и любящая, полностью заменила ему мать. Сам он позже говорил о ней: «Лучшей женщины не встречал на земле».

Павел Павлович вскоре после рождения Сережи был переведен в Петербург, где и женился на Елене Валериановне. Вскоре у них родились еще два сына, Юрий и Валентин. Семья жила хорошо и дружно, в доме постоянно звучала музыка, велись разговоры об искусстве и литературе. Павел Павлович, правда, был любителем поиграть в карты – и в итоге наделал огромные долги. Его отец пообещал с ними расплатиться, но с условием, что семья Дягилевых переедет к нему на Урал. Таким образом получилось, что Сергей с десяти до восемнадцати лет провел в Перми, в большом красивом особняке, который называли пермскими Афинами – там постоянно собирались самые образованные люди города, устраивали музыкальные и литературные вечера, благотворительные концерты и спектакли. Один из соучеников Сережи по Пермской гимназии впоследствии поделился своими воспоминаниями о нем: «Это был не по годам крупный, рослый мальчик, с выдающейся по размерам головой и выразительным лицом. Не по летам и несоответственно с классом он был образован и развит. Он знал о вещах, о которых мы, его сверстники и одноклассники, никакого понятия не имели: о русской и иностранной литературе, о театре, о музыке. <…> у него была изысканная, изящная внешность, что-то барственное во всей фигуре».

При всей образованности и изящности манер юного Дягилева, он совсем не принадлежал к типу тихих и скромных мальчиков-мечтателей: был активным, жизнерадостным, шумным, споры зачастую решал не разговорами, а драками.

Не сильно изменились его манеры и после того, как он, окончив Пермскую гимназию, перебрался в Петербург и поступил на юридический факультет университета. Интересно относящееся к тому времени воспоминание Александра Бенуа – в будущем соратника Дягилева по «Миру искусства» и Русскому балету, – которое характеризует не только юношу Дягилева, но и вообще его манеру общения с людьми, оставшуюся у него на всю жизнь. Бенуа вспоминал, как в лето их знакомства, когда Дягилев только-только приехал в Петербург, вел с ним на природе, растянувшись на траве, серьезную беседу об искусстве – и тут Сергей без предупреждения набросился на него и принялся мутузить, громко хохоча при этом. «В своих отношениях с Сережей я часто возвращался к этому случаю. <…> За эти годы Сережа, «выжимая» из меня (и из прочих других) все, что мы могли ему дать, с какой-то странной легкостью переходил от состояния мира в состояние борьбы с нами, нередко “клал нас на обе лопатки” и принимался ни за что ни про что “тузить” – впрочем, прибегая уже к способам не физического, а морального (и “делового”) воздействия».

В студенческие годы Дягилев мало интересовался учебой, все внимание уделяя музыке, живописи, театру, литературе. Он был активным участником кружка, который впоследствии станет ядром журнала «Мир искусства», – в него входили, помимо вышеупомянутого Бенуа, художники Константин Сомов и Лев Бакст, начинающий музыкант Вальтер Нувель, а также двоюродный брат Дягилева Дмитрий Философов, ставший на долгие годы не только ближайшим другом Сергея, но и его любовником. Начались их отношения с романтического путешествия по Европе, когда обоим было по восемнадцать лет. Особенно сильное впечатление на Дягилева во время этого путешествия произвела Венеция – и осталась его самым любимым городом на всю жизнь. «Я так люблю Венецию, что хотел бы, подобно Вагнеру, умереть там», – писал он в 1902 году мачехе. Спустя двадцать семь лет его пожелание исполнилось.

Первые годы в Петербурге Дягилев лелеял серьезные музыкальные амбиции: он умел петь, прекрасно играл на ро яле, пытался сочинять. Однако все эти попытки провалились, не встретив одобрения ни у профессионалов, ни у друзей, и Дягилев уже в достаточно юном возрасте понял, что его призвание – быть ценителем искусства, критиком, организатором. Благо для этого у него имелись уникальные данные: тончайшее художественное чутье и широта взглядов на искусство, мощная практическая жилка и кипучая энергия. Сразу после окончания университета он начал собирать картины, вынашивал проекты создания музея, проведения выставок, открытия художественного журнала. Осуществить последние два пункта ему удалось, причем с блеском. Развив бурную организационную деятельность, он одну за другой проводит выставки («Скандинавская», «Выставка немецких и английских акварелистов», «Выставка русских и финляндских художников»), находит меценатов для журнала и, наконец, совместно с Философовым и другими друзьями студенческих времен начинает выпускать «Мир искусства» в 1898 году.

Влияние «Мира искусства» на культурную жизнь России на рубеже XIX–XX веков было огромным. Многие исследователи считают, что этот журнал вообще в корне изменил в стране отношение к культуре – встряхнул от спячки, открыл глаза на современное искусство. Журнал выходил пять лет, и Дягилев все это время был его главным редактором, определял генеральную политику редакции, писал концептуальные статьи. Вокруг «Мира искусства» объединились лучшие художники модерна, критики, музыканты, поэты, под его эгидой проводились ежегодные художественные выставки, вызывавшие в обществе большой резонанс.

Параллельно с редакторской деятельностью Дягилев в течение двух лет состоял на государственной службе – чиновником особых поручений при директоре Императорских театров. Одним из основных его поручений на этой службе было издание «Ежегодника Императорских театров» – и в результате первый номер обновленного «Ежегодника» произвел настоящий фурор. Однако Дягилев обладал слишком яркой индивидуальностью, чтобы быть просто устраивающим всех чиновником. Очень скоро его отстранили от постановки балета Делиба «Сильвия», в ответ он отказался от заведования «Ежегодником». Последовало скандальное увольнение по третьему пункту – без права занимать впоследствии государственные должности. Он их больше и не занимал, хотя лично император впоследствии в обход закона приглашал его на службу.

В 1904 году по ряду причин закрывается «Мир искусства» – дело было и в материальных сложностях (меценаты окончательно отказались финансировать проект), и в моральной усталости членов редакции, в том числе самого Дягилева. Не последнюю роль сыграло и отдаление от журнала Философова, который увлекся, благодаря влиянию Дмитрия Мережковского и Зинаиды Гиппиус, религиозно-мистическими вопросами, – впоследствии они стали издавать более подходящий им по направлению «Новый путь». Гиппиус вообще много сделала для того, чтобы оторвать Философова от Дягилева – ощущая себя андрогинным существом, она решила, что нашла в лице Дмитрия идеального андрогинного же любовника, и приложила все усилия, чтобы завоевать его. Осуществить ей это удалось лишь отчасти – Философов действительно отдалился от Дягилева и заключил с ней и Мережковским тройственный союз, но мог предложить Гиппиус лишь духовные отношения. Окончательным разрывом отношений Философова и Дягилева стал скандал с рукоприкладством в ресторане в 1905 году, который Дягилев закатил, когда узнал, что Философов пытается у него отбить молодого любовника.

«Мир искусства» к тому времени уже не выпускался, и Дягилев со свойственной ему энергией взялся за другие проекты. После прошедшей с триумфом выставки русского художественного портрета в Таврическом дворце он решил, что пора вывозить русское искусство за границу. «Я хочу выхолить русскую живопись, вычистить ее и, главное, поднести ее Западу, возвеличив ее на Западе…» Эта цель Дягилева блестяще осуществилась в 1906 году, когда в Париже, на Осеннем са лоне, прошла выставка русской живописи и скульптуры – начиная со старинных икон и заканчивая творчеством «мирискусников». В том же году Дягилев завел во Франции массу полезных связей и нашел спонсоров, помощь которых позволила ему проводить дальнейшие русские сезоны, – удавалось ему это прежде всего благодаря безграничному обаянию, которое он всегда умел «включать» в нужный момент. Дебюсси однажды заметил, что своим очарованием он мог оживить камень – что уж говорить о богатых покровителях искусства.

Безусловный успех выставки вдохновил Дягилева на продолжение миссионерской деятельности – и уже в следующем году он знакомит Париж с русской музыкой, тщательно подобрав репертуар «исторических концертов» так, чтобы, с одной стороны, представить максимальное художественное разнообразие, а с другой – внутреннюю цельность российской музыкальной традиции. И исторические концерты, и поставленная на следующий год опера «Борис Годунов» с Шаляпиным прошли в Париже на ура – и настала очередь балета.

Началу балетного – самого значимого – периода в жизни Дягилева предшествовало знакомство с Вацлавом Нижинским, состоявшееся в 1908 году. На этом знакомстве стоит остановиться подробнее, настолько важно оно было для обоих: Дягилев во многом именно благодаря ему организовал Русский балет, ставший одним из самых значительных культурных явлений XX века, Нижинский же стал звездой мировой величины, живой легендой. На момент их знакомства Нижинский был восемнадцатилетним многообещающим танцовщиком, выпускником театрального училища, только-только поступившим в Мариинский театр. Несмотря на то, что его карьера едва началась, уже ходила слава о его необычайно высоких прыжках. Его называли человеком-птицей. Сам Нижинский, когда его однажды спросили, в чем заключается секрет его знаменитых прыжков с остановкой в воздухе, отвечал: «Это совсем не трудно: вы поднимаетесь и на один момент останавливаетесь в воздухе».

Дягилев не мог не заинтересоваться восходящей звездой, к тому же весьма привлекательной наружности, и упросил князя Львова, на содержании которого находился в тот момент Нижинский, «уступить» ему юного танцовщика. В результате слабовольный Нижинский на пять лет поступил практически в полное распоряжение Дягилева и стал первой его «Галатеей». Уже на следующий, 1909 год о нем, как и о других звездах русского балета, узнали за пределами страны: в Париже состоялся первый русский балетный сезон, для подготовки к которому Дягилев пригласил хореографа-новатора Михаила Фокина и художников-декораторов Бенуа, Бакста, Рериха, Коровина. Париж, для которого балет был устаревшим и давно пришедшим в упадок жанром, был потрясен. «Красный занавес поднимается над праздниками, которые перевернули Францию и которые увлекли толпу в экстазе вслед за колесницей Диониса», – писал впоследствии о первых дягилевских балетах Жан Кокто. Сам Дягилев был не просто техническим организатором, но неким идейным центром, концептуальным лидером, на котором держался весь проект. Он полностью вникал во все стадии постановки, подбирал сотрудников, диктаторски устанавливал свою волю, зачастую вступая таким образом в конфликты с композиторами, хореографами, исполнителями. Многие жаловались, безуспешно пытались спорить, уходили от него, но чаще всего возвращались – его балет был лучшим: самым новаторским, передовым и блистательным.

С 1909 года Русский балет прочно обосновывается в Европе, выступая ежегодно с новыми постановками в Монте-Карло (где была устроена постоянная его резиденция), Париже, Лондоне; гастролируя и по другим странам, выезжая за пределы Европы – в том числе в Америку. В 1911 году была сформирована постоянная труппа – часть артистов согласились уйти из российских театров, часть – такие звезды, как Карсавина и Кшесинская – совмещать, не покидая Мариинского театра. Произошло это тоже из-за Нижинского – его как раз из Мариинского театра уволили, причем по ничтожному поводу: танцуя в «Жизели» в костюме, сделанном для него Александром Бенуа, он, по настоянию Дягилева, не надел поверх трико полагающиеся в те времена артистам балета трусики. После формирования постоянной труппы Дягилев начинает привлекать Нижинского к хореографии. Ему было недостаточно танцевального гения Вацлава – он хотел сформировать из своего фаворита настоящего творца. Репетиции балетов Нижинского проходили мучительно, потому что он не обладал даром четко выражать свои мысли, но все же ему удалось поставить «Весну священную» на музыку Стравинского и «Послеполуденный отдых фавна» Дебюсси. Именно из-за выдвижения на передний план в качестве балетмейстера Нижинского от Дягилева ушел Фокин, успевший поставить такие шедевры, как «Петрушка» и «Дафнис и Хлоя».

В 1913 году Дягилев отпустил Нижинского на гастроли в Южную Америку – сам он, после того как гадалка предрекла ему смерть на воде, панически боялся водных путешествий. До Южной Америки Нижинский добрался уже обрученным человеком – во время путешествия его быстро взяла в оборот энергичная венгерка Ромола Пульска. Узнав о свадьбе Нижинского, Дягилев был в ярости – ломал столы и стулья, в бешенстве метался по комнате. Восприняв этот поступок как предательство, Дягилев уволил Нижинского из Русского балета – казалось, все было кончено. Потом, впрочем, он остыл, помог своему протеже во время войны выбраться из Австрии, где тот был интернирован, в Америку, предлагал возобновить сотрудничество. Скорее всего, они снова могли бы плодотворно работать вместе, если бы не Ромола, которая постоянно вставала между ними и даже начала судиться с Дягилевым, требуя, чтобы тот выплатил Нижинскому 500 000 франков за выступления в Русском балете. Вскоре Нижинский, всегда отличавшийся психической нестабильностью, сошел с ума. Дягилев никак не мог с этим смириться и несколько раз пытался с помощью эмоциональной встряски вернуть своего Вацу: водил его в 1924 году на одну из репетиций, а в 1929-м, за несколько месяцев до своей смерти, на «Петрушку» в Гранд Опера. Но чуда, увы, не произошло.

Место Нижинского в сердце Дягилева, а также на постаменте, где должна была встать очередная Галатея, недолго оставалось вакантным – очень скоро он нашел себе новый материал для лепки: восемнадцатилетнего Леонида Мясина, который на момент знакомства с Дягилевым танцевал в кордебалете Большого театра и собирался переходить в драму. Судя по бурной личной жизни Мясина, которую он вел впоследствии с женщинами, – только женат он был четырежды – можно предположить, что предпочтения у него были сугубо гетеросексуальными. Однако Дягилев умел делать предложения, от которых невозможно было отказаться, – и Мясин ответил согласием, перебравшись вслед за Дягилевым в Монте-Карло, где стал на шесть лет главным балетмейстером Русского балета, дерзким и авангардным. Одним из самых громких его проектов стал «Парад», поставленный в 1917 году по либретто Кокто на музыку Сати и оформленный декорациями и костюмами Пикассо – это было первое его появление в качестве театрального художника. «Парад» представлял собой ряд хореографически решенных цирковых номеров, в качестве персонажей, помимо цирковых артистов, в балете фигурировали и люди-небоскребы в костюмах из кубических картонных конструкций. «Парад» знаменовал собой постепенное прощание дягилевского балета с эпохой модерна и слияние его с современным искусством.

Через семь лет Мясин ушел от Дягилева и из Русского балета, завязав отношения с английской танцовщицей, однако впоследствии еще несколько раз в двадцатых годах ставил для Дягилева балеты – тот умел профессиональные отношения ставить выше личных обид. Сам Русский балет к тому времени был уже не совсем русским. Костюмы и декорации для него оформляли в основном французские художники (Пикассо, Матисс, Дерен, Брак и другие), в труппу набирались иностранцы, хотя примам непременно давались русские псевдонимы. Нового фаворита Дягилева Антона Долина, например, на самом деле звали Патрик Чиппендол Хили-Кей. Россия, в которой произошла революция, отделилась от Европы практически непроницаемой стеной, хотя периодически из нее удавалось выбираться молодым талантам. Так в Русском балете появились Сергей Лифарь и Георгий Баланчивадзе, он же Джордж Баланчин.

Отношения у Дягилева к Советской России было двойственным. С одной стороны, он осуждал революцию, с другой – проявлял интерес к тому, что происходит на родине, рвался туда, лелеял мечты показать там свои балеты. Только известие о том, что в России арестованы оба его брата, разрушило все его надежды побывать на родине. Самым ярким проявлением его интереса к Советской России стал балет «Стальной скок» на музыку Прокофьева, идею которого объяснял так: «Я хотел изобразить современную Россию, которая живет, дышит, имеет собственную физиономию. Не мог же я ее представить в дореволюционном духе! Это постановка ни большевистская, ни антибольшевистская, она вне пропаганды».

Последние годы жизни с ним провел Сергей Лифарь, выходец из Украины, из которого Дягилев тоже сделал творца – не только выдающегося танцовщика, но и балетмейстера. Лифарь впоследствии написал большую книгу «Дягилев и с Дягилевым», в которой он достаточно подробно вспоминает о своих отношениях с великим импресарио. По этим воспоминаниям можно сделать вывод о том, какими вообще у Дягилева были отношения с его «Галатеями».

Лифарь рассказал, как Дягилев учил его воспринимать искусство, водя по улицам и музеям итальянских городов, как присылал для чтения книги по искусству, по которым тот потом должен был держать экзамен, подробно описывая свои впечатления от увиденного и прочитанного. Рассказал он и о бешеных сценах ревности, которые Дягилев частенько ему устраивал, – Лифарь называл своего грозного любовника и наставника Отеллушка.

Незадолго до смерти Дягилев начал постепенно отходить от балета, увлекшись собиранием библиотеки, в которую попали такие редчайшие книги, как два экземпляра сожженного при Екатерине Второй «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева, оригиналы книг первопечатника Ивана Федорова и многие другие раритетные фолианты.

Появилось у него в последний год жизни и еще одно новое увлечение – талантливый шестнадцатилетний музыкант Игорь Маркевич. С Лифарем, впрочем, Дягилев, несмотря на заметное охлаждение, не расстался – и именно Лифарь провел с ним последние недели его жизни в Венеции, в августе 1929 года.

От чего умер Дягилев, до сих пор точно неизвестно. Он страдал от фурункулеза, радикулита и диабета, но что именно послужило причиной резкой слабости и лихорадки, которые в короткое время свели его в могилу, врачи так и не могли определить.

Похоронен Дягилев в Венеции, на острове Сан-Микеле, на его памятнике высечены слова, которые он написал Лифарю за три года до смерти: «Венеция – постоянная вдохновительница нашего успокоения». Хореографы и танцовщики до сих пор приносят на его могилу стоптанные пуанты и разную балетную атрибутику – в знак вечного уважения и восхищения.

Из книги Мои воспоминания (в пяти книгах, с илл.) [очень плохое качество] автора Бенуа Александр Николаевич

Глава И СЕРЕЖА ДЯГИЛЕВ Теперь пора представить еще одного из членов нашей основной дружеской группы - как раз то лицо, которому выдалась первопланная роль не только у себя на родине, но - без особого преувеличения - и в «мировом масштабе». Я говорю о Сергее Павловиче

Из книги Портреты современников автора Маковский Сергей

Дягилев Осенью 1897 года я побывал в Киеве, где, в сотрудничестве с Нестеровым и Врубелем, Виктор Васнецов только что закончил роспись Владимирского собора. Он вызывал единодушные восторги; прославляли его и передвижники (готовившиеся к своему 25-летнему юбилею), и Философов

Из книги 100 кратких жизнеописаний геев и лесбиянок автора Расселл Пол

46. СЕРГЕЙ ДЯГИЛЕВ (1872–1929) и ВАЦЛАВ НИЖИНСКИЙ (1890–1950) Взаимоотношения, как профессиональные, так и личные, между импрессарио Сергеем Дягилевым и танцором Вацлавом Нижинским были коротким, переменчивым чудом. Сергей Дягилев родился 31 марта 1872 года в Новгородской губернии в

Из книги Статьи из еженедельника «Профиль» автора Быков Дмитрий Львович

Сергей Юрский: «Спасти Россию может только диктатура» В конце августа этого года Сергей Юрский негромко, но достойно отмечает свой юбилей - сорок лет на профессиональной сцене (до того еще семь играл на вполне серьезной любительской). К этому юбилею актер, чтец, режиссер,

Из книги Дягилев автора Чернышова-Мельник Наталия Дмитриевна

Из книги Коко Шанель. Я и мои мужчины автора Бенуа Софья

Сергей Дягилев. Узаконенные отношения между балетом и модой Весной 1920 года Габриэль Бонер покидает виллу «Миланез» и покупает просторную виллу «Бель Респиро» в Гарше, на углу улиц Эдуард-Детай и Альфонс-де-Невилль. Ей 37 лет, а рядом – лишь товарки да великосветские

Из книги Мои воспоминания. Книга первая автора Бенуа Александр Николаевич

ГЛАВА 11 Сережа Дягилев Теперь пора представить еще одного из членов нашей основной дружеской группы - как раз то лицо, которому выдалась первопланная роль не только у себя на родине, но - без особого преувеличения - и в мировом масштабе. Я говорю о Сергее Павловиче

Из книги Язвительные заметки о Царе, Сталине и муже автора Гиппиус Зинаида Николаевна

Дягилев Редакция «Мира искусства» помещалась тогда в квартире Дягилева, на углу Литейного и Симеоновского, - там были и первые «среды». Позднее все это перенеслось в более пышное помещение на Фонтанке.«Среды» были немноголюдны. Туда приглашались с выбором. Кажется, это

Из книги Листы дневника. Том 2 автора Рерих Николай Константинович

Дягилев Сергея Павловича мы любили. Он совершал большое русское дело. Творил широкие пути русского искусства. Все, что делалось, было своевременно и несло славу русского народа далеко по всему свету. С годами можно лишь убеждаться, насколько работа Дягилева была верна.

Из книги Тропа к Чехову автора Громов Михаил Петрович

Дягилев Сергей Павлович (1872–1929) Редактор журнала «Мир искусства» и «Ежегодника императорских театров», искусствовед, известнейший деятель русского театра. В 1902 году говорил с Чеховым о религии как основе культуры; 23 декабря 1902 года писал ему: «Нас прервали на выставке в

Из книги Что сделала бы Грейс? Секреты стильной жизни от принцессы Монако автора Маккинон Джина

«Окно во двор» – Окно возможностей Наконец-то работа в кино стала настоящим прорывом для Грейс. Ее игра получила высокую оценку критиков и позволила ей продемонстрировать свой интеллект и сдержанную чувственность. Как и ее коллега Джимми Стюарт, Грейс словно

Из книги Мистика в жизни выдающихся людей автора Лобков Денис

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 1. А-И автора Фокин Павел Евгеньевич

Из книги Ласковая кобра. Своя и Божья автора Гиппиус Зинаида Николаевна

Дягилев Редакция «Мира искусства» помещалась тогда в квартире Дягилева, на углу Литейного и Симеоновского, – там были и первые «среды». Позднее все это перенеслось в более пышное помещение на Фонтанке.«Среды» были немноголюдны. Туда приглашались с выбором. Кажется, это

Из книги Коко Шанель автора Надеждин Николай Яковлевич

45. Сергей Дягилев В 1923 году Шанель познакомилась с Сергеем Дягилевым, знаменитым русским импресарио, устроителем «Русских сезонов» в Париже. Дягилев оказался необыкновенно интересным человеком, Коко даже немного влюбилась в Сергея Павловича. Правда, о каком-либо

Из книги Чекисты [Сборник] автора Дягилев Владимир

(1872-1929) русский театральный деятель, импресарио, издатель

Своей матери Сергей Павлович Дягилев не знал: она умерла при родах. Его воспитала мачеха, которая относилась к нему так же, как и к собственным детям. Поэтому для Дягилева смерть сводного брата, в советское время стала подлинной трагедией. Возможно, поэтому он перестал стремиться на родину.

Отец Дягилева был потомственным дворянином, кавалергардом. Но из-за долгов он был вынужден оставить армию и поселиться в Перми, считавшейся в то время российской глубинкой. Его дом практически сразу же становится центром культурной жизни города. Родители часто музицировали и пели на проходивших в их доме вечерах. Их сын также брал уроки музыки. Сергей получил настолько разностороннее образование, что когда оказался после окончания гимназии в Петербурге, то ничем не уступал своими знаниями петербургским сверстникам и даже иногда превосходил их уровнем начитанности и по уровню знания истории и русской культуры.

Внешность Сергей Дягилева оказалась обманчивой: здоровяк-провинциал, казавшийся увальнем, был достаточно начитан, свободно говорил на нескольких языках. Он легко вошел в университетскую среду и стал числиться студентом юридического факультета Петербургского университета.

Одновременно он погрузился в театральную и музыкальную жизнь столицы. Юноша берет частные уроки игры на фортепиано у итальянца А. Котоньи, посещает класс Николая Андревича Римского-Корсакова в Петербургской консерватории, пытается сочинять музыку, занимается историей художественных стилей. На каникулах Сергей Дягилев совершает и первое путешествие по Европе. Он как бы ищет свое призвание, обращаясь к различным сферам искусства. Среди его друзей оказываются Л. Бакст, Е. Лансере, Константин Сомов - будущее ядро объединения «Мир искусства».

Понимая, что нужно чего-то вначале добиться в жизни, Сергей Павлович Дягилев своеобразно самоутверждается, закончив за четыре года шестилетний курс университета. Однако юристом он не стал, поскольку его все сильнее влечет искусство. И он делает выбор, который оказался значимым не только для него самого, но и для всей русской культуры. Дягилев становится ее яростным пропагандистом.

Его общественную деятельность можно разделить на несколько этапов. Первый из них связан с организацией объединения «Мир искусства»: в 1898 году Сергей Дягилев был одним из основателей объединения, а в 1899-1904 годах совместно с Александром Николаевичем Бенуа - редактором одноименного журнала. Поскольку он финансировался на деньги русских промышленных меценатов - С. Морозова и княгини М. Генишевой, а некоторое время и на субсидию Николая II, то и просуществовал до первого крупного катаклизма - российской революции 1905 года.

Дягилев явился также инициатором проведения под эгидой объединения целого ряда выставок, сначала зарубежного и русского искусства, которая состоялась в 1899 году, а затем и выставки русских художников 1900-1903 годов. Но его подход всегда отличался разносторонностью. Поэтому он выступил с инициативой издания ряда монографий о крупнейших художниках.

Чутье Сергея Дягилева было поразительным. Так, изучив эволюцию живописной манеры, он написал о Репине, что тот ближе к художникам «Мира искусства», чем к передвижникам. Подобное заявление прозвучало как вызов. В те времена никто не сомневался в реалистическом даре Репина, не замечая, что он постепенно усваивал модернистские приемы изображения личности. Завершение этого процесса и было гениально предугадано Дягилевым. Время доказало справедливость его утверждения.

Правительство чувствовало невероятную энергию, исходившую от Сергея Дягилева, поэтому в 1899-1901 годах он был назначен редактором « Ежегодника императорских театров ». Но диктаторские манеры Дягилева, постоянное отстаивание собственного мнения, скандал, связанный с постановкой балета «Сильвия», конфликт с М. Кшесинской привели к его отставке без права работы в государственных учреждениях. Николай II пытался изменить ситуацию, просил государственного секретаря А. Танеева взять Дягилева к себе на службу секретарем.

Но Сергей Дягилев уже начинает отходить от всех проектов, занимавших его в прошедшее десятилетие. Совершив ряд самостоятельных поездок по России, начав собирать предметы искусства, он задумывает представить русскому читателю старую русскую живопись, разбросанную по провинциальным родовым усадьбам. Шормируя свою концепцию, Дягилев начинает выступать со статьями и пишет первый обзор творчества мало кому известного в то время художника Д. Левицкого. Он практически открыл его как интересного художника-портретиста, поэтому его усилия были отмечены: в 1904 году императорской Академией наук, Сергей Павлович Дягилев был удостоен награды имени графа Уварова .

Он приступает к организации выставки историко-художественных русских портретов с 1705 по 1905 год, созданных художниками разных национальностей. Он исколесит всю Россию, проедет по ужасным российским дорогам, проявив чудеса изобретательности и огромный дар убеждения, чтобы собрать в Таврическом дворце шесть тысяч портретов. Дягилев также задумывает написать полную и документированную историю живописи начиная с XVIII века. Ему не удалось осуществить эту задачу, но именно с организованной им выставки начинается новая эра изучения русского и европейского искусства XVIII века и первой половины XIX века.

К сожалению, выставка-чудо не сохранилась: специальное помещение не было выделено, и картины отправились обратно к владельцам, чтобы в основном погибнуть в пожаpax революций. Об этих портретах дает представление только интересное издание «Русские портреты XVIII и XIX веков». Уже в наши дни реставратор С. Ямщиков фактически повторит подвиг Дягилева, попытавшись по провинциальным музеям установить уцелевшие изображения предков.

Сергей Дягилев ощущает, что он практически реализовал себя в России, сделав все, что мог. Он создал первый художественный журнал, но не смог продолжить его издание, не удалось устроить национальный русский музей, остались нереализованными реформы русского балета и оперы. И он отправляется покорять Европу, организовав в 1906 году в Париже выставку «Русское искусство». За ней последовали выставки русских художников в Берлине, Монте-Карло, Венеции.

Они стали прологом к организации «Русских сезонов». Сергей Дягилев любил говорить, что в его жилах течет кровь самого Петра I, поэтому и его сходство с царем не случайно. Что же касается его начинаний, они всегда были невероятно масштабными, грандиозными по замыслу и новаторскими по исполнению. Так, в своих балетах он сумел соединить живопись (декорации), музыку и исполнение. Дягилев приучил французов к русскому балету, и именно благодаря ему русская школа до сих пор остается эталоном мирового искусства. Он также открыл целый ряд имен - композитора И. Стравинского, хореографов М. Фокина, С. Лифаря, Д. Баланчина.

Вхождение Сергея Павловича Дягилева в европейскую культуру происходило постепенно. Вначале он организовал выставку картин русских художников и икон, завязал необходимые связи и устроил пробный концерт русской музыки. Затем он также на несколько недель, в основном во время каникул в императорских театрах, приглашает ведущих российских танцовщиков. И лишь примерно спустя полтора года создает свою собственную балетную труппу.

Простой перечень мероприятий Сергея Дягилева просто поражает. Все начинается с пяти симфонических концертов 1907 года, в которых выступали А. Глазунов, С. Рахманинов, Н. Римский-Корсаков, Ф. Шаляпин. В 1908 году начинаются сезоны русских опер: тогда в Париже была показана опера «Борис Годунов» М. Мусоргского, в 1909 - «Псковитянка» Н. Римского-Корсакова. По воспоминаниям современников, сдержанные французы были потрясены, на спектаклях они кричали, махали платками, плакали.

После балетного сезона 1910 года французские женщины начинают создавать прически в стиле «Жар-птицы» и заказывать у известного модельера П.Пуаре парчовые тюрбаны, расшитые бисером, точь-в-точь такие, как в «Шахерезаде».

Но вернемся к репертуару балетов Сергея Дягилева. За двадцать лет было поставлено 68 балетов, среди них вошедшие в мировую классику «Жар-птица» (1910), «Петрушка» (1911), «Весна священная» (1913). В 1917 году он поставил сразу два балета - «Парад» и «Добродушные леди», затем спустя несколько лет - «Аполлон» (1928) и «Блудный сын». Дягилев открыл имена таких режиссеров, как Дж. Баланчин и М. Фокин. Балетные спектакли Дягилева стали сенсацией для французских зрителей. Следует отметить, что он обладал блестящим чувством таланта. Именно поэтому он и вывел в своих балетах на сцену целую плеяду прекрасных танцовщиков.

Уже с 1911 года вместо гастрольной труппы, Сергей Павлович Дягилев организовал постоянно действующую антрепризу. После того как из императорских театров был изгнан В. Нижинский, в труппе Дягилева собрались все лучшие исполнители из Петербурга и Москвы. Чтобы собрать необходимые средства, Сергей Дягилев отправился на гастроли в США. Начавшаяся Первая мировая война, а затем и революция окончательно оторвали его труппу от Родины. Но труппа не распалась.

«Русские сезоны» и связанные с ними мероприятия просуществовали только благодаря неистощимой энергии Сергея Дягилева. Он умел уговаривать, упрашивать, улещивать. Известно, что после представления в начале двадцатых годов «Спящей красавицы» П.Чайковского лондонский сезон закончился крахом, труппа разбегалась, Дягилев перерасходовал средства. И тогда к нему на помощь пришла Мися Серт. Она познакомила его с законодательницей мод Габриэль Шанель, которая дала деньги не только на поддержание труппы, но и на возрождение и расширение русского балета. Она сама же создала и костюмы для «Синего всадника».

В последние годы жизни, Сергей Павлович Дягилев утратил интерес к балету, начал заниматься коллекционированием. Кажется странным, что долгое время он оставался на Западе практически без дома, пока ему не предложили пристанище в Монако. В его доме было собрано множество ценнейших материалов по истории русской культуры - редкие книги, автографы известных людей, рукописи, портреты. Несмотря на финансовые и личные проблемы (бурные гомосексуальные отношения с В. Нижинским), Дягилев не расставался с ними, предпринимая отчаянные попытки удержаться на современном уровне в конце двадцатых годов, но они были лишь частично успешными. Горечь наступающей старости была отчасти сглажена верным ему до конца танцовщиком С. Лифарем.

Последней страстью, Сергея Дягилева было коллекционирование редких русских книг. В последний год жизни он был увлечен юным композитором Игорем Маркевичем. Прославленный импресарио умер и был похоронен в Венеции.

Личность и судьба Дягилева во многом необычна. Оказавшись на стыке двух культур, он нашел свое место, но так и не сделал настоящего выбора. Чем смелее были его эксперименты, тем острее он чувствовал тягу к прошлому. Однако для потомков все это отступило перед его заслугами, и теперь все чаще можно слышать выражение «эпоха Дягилева».

Дягилев Сергей Павлович (1872-1929), театральный деятель, искусствовед, пропагандист русского искусства за рубежом.

Родился в Новгородской губернии 19 (31) марта 1872, в дворянской семье генерал-майора царской армии. В детстве брал уроки фортепиано и композиции, занимался пением со знаменитым итальянским баритоном А.Котоньи. Закончил Санкт-Петербургский университет (факультет права), одновременно учился в классе композиции Н.А.Римского-Корсакова в Петербургской консерватории. В университете вместе с друзьями Александром Бенуа и Львом Бакстом организовал неформальный кружок, где обсуждались вопросы искусства.

Великая сила искусства заключается именно в том, что оно самоцельно, самополезно и главное - свободно<...> произведение искусства важно не само по себе, а лишь как выражение личности творца.

Дягилев Сергей Павлович

Дягилев - издатель (1899-1904). В конце 1890-х стал одним из создателей художественного объединения «Мир Искусства» и редактором (совместно с А.Н.Бенуа) одноименного журнала (1898/99— 1904), где публиковал новейшие произведения иностранных писателей и художников, давал отчеты о выставках, о новых течениях в театре и музыке, изобразительном искусстве. И сам писал статьи и рецензии о спектаклях, выставках, книгах. Параллельно с журналом издавал книги по истории русского искусства: Альбом литографий русских художников (1900), И.Левитан (1901), первый том Русской живописи в XVIII в., посвященный произведениям Д.Левицкого (1903), награжден Уваровской премией Академией Наук. В 1899-1901 был редактором «Ежегодника императорских театров», который превратил из казенного официального вестника в интересный художественный журнал.

Дягилев - устроитель выставок (1899-1906). С 1899 организовал выставки картин художников круга «Мира искусства» в Европе. Устроил выставку русских исторических портретов в Таврическом дворце в Петербурге (1905), в 1906 организовал в Париже выставку, посвященную русской живописи и скульптуре за два столетия, включая произведения иконописи.

Дягилев - театральный деятель и антрепренер (1899-1929). В 1899 руководил на сцене Мариинского театра постановкой балета Л.Делиба Сильвия, которая закончилась неудачей. Пытаясь обновить сценографию балета, в 1901 был уволен за подрыв академических традиций.

С 1907 организовывал ежегодные выступления русских музыкантов, т.н. «Русские сезоны за границей»: первым стал сезон «Исторических русских концертов», в которых выступили Н.А.Римский-Корсаков, С.В.Рахманинов, А.К.Глазунов, Ф.И.Шаляпин совместно с артистами и хором Большого театра, дирижировал Артур Никиш, непревзойденный интепретатор Чайковского. С этих концертов началась мировая слава Шаляпина. Неслыханный успех подвигнул Дягилева на подготовку другого сезона - русской оперы. Создал комитет под председательством А.С.Танеева, и в 1908 представил в Париже шедевры русской музыки: оперу Борис Годунов с участием Ф.И.Шаляпина в декорациях А.Я.Головина, сцены из опер: Руслан и Людмила М.И.Глинки, Ночь перед Рождеством, Снегурочка, Садко и Царь Салтан Н.А.Римского-Корсакова.

В Петербурге приступил к подготовке третьего, балетного сезона. В комитет по подготовке вошли хореограф М.М.Фокин, художники А.Н.Бенуа, Л.С.Бакст, В.А.Серов, балетный критик В.Я.Светлов, чиновник Императорского Двора В.Ф.Нувель, большой знаток балета статский советник, генерал Н.М.Безобразов. Комитет работал под патронажем великого князя Владимира Александровича, президента Российской Академии Художеств. Был утвержден репертуар из балетов М.М.Фокина (Шехерезада Н.А.Римского-Корсакова, Клеопатра А.С.Аренского, Павильон Армиды Н.Н.Черепнина, сцены Половецких пляскок из оперы А.П.Бородина Князь Игорь). С помощью М.Ф.Кшесинской получил субсидию. Создается труппа из молодежи, интересовавшейся хореографией М.М.Фокина (А.П.Павлова, Т.П.Карсавина), А.Р.Больм, А.М.Монахов, В.Ф.Нижинский, из Москвы приглашены В.А.Коралли, Е.В.Гельцер, М.М.Мордкин). Но ссора с могущественной Кшесинской и смерть Владимира Александровича осложнили подготовку. Нужно было обладать большими организаторскими способностями, чтобы возродить сезон, он нашел новых покровителей, французских меценаток Мисию Серт, графиню де Грюффиль и др. Оперно-балетный Сезон 1909 все же состоялся и длился два месяца.

Русский балет очаровал всех оригинальностью хореографии, высоким уровнем исполнительского мастерства, танцем кордебалета, блестящей живописью декораций, эффектными костюмами. Каждый спектакль представлял собой изумительное по красоте и совершенству единое художественное целое.

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...