Пианист Святослав Рихтер и оперная дива Нина Дорлиак: Высокая любовь или удобная ширма? Неизвестный рихтер Рихтер святослав теофилович личная жизнь.


20 марта 1915 года в городе Житомир (Российская империя) родился один из крупнейших пианистов XX века, чья виртуозная техника сочеталась с огромным репертуаром и глубиной интерпретаций. Звали этого гения Рихтер Святослав Теофилович.

Сегодня мы хотим вспомнить основные вехи творческого и жизненного путей великого музыканта и отобразить их в нашей классической фотоподборке.

Святослав Рихтер родился в семье пианиста, органиста и композитора Теофила Даниловича Рихтера, преподавателя Одесской консерватории и органиста городской кирхи; мать — Анна Павловна Москалёва — из русских дворян немецкого происхождения.


Святослав Рихтер с родителями

В 1922 году семья переехала в Одессу, где Рихтер начал учиться игре на фортепиано и композиции. Рихтер вспоминал, что в детстве и в юношеские годы огромное влияние на него оказал отец, который был его первым учителем и игру которого молодой Святослав постоянно слушал.


С 1930 по 1932 год Рихтер работал пианистом-концертмейстером в Одесском Доме моряка, затем — в Одесской филармонии. Первый сольный концерт Рихтера, составленный из сочинений Шопена, состоялся в 1934 году, вскоре он получил место аккомпаниатора в Одесском оперном театре.


Святослав Рихтер с дедом П. П. Москалевым

В 1937 году Рихтер поступил в Московскую консерваторию в класс фортепиано Генриха Нейгауза, однако уже осенью был из неё отчислен (после отказа изучать общеобразовательные предметы ) и уехал обратно в Одессу. Вскоре, о настоянию Нейгауза, Рихтер восстановился в консерватории, а диплом получил лишь в 1947 году. Московский дебют пианиста состоялся 26 ноября 1940 года, когда в Малом зале консерватории он исполнил Шестую сонату Сергея Прокофьева — впервые после автора. Ещё через месяц Рихтер в первый раз выступил с оркестром.


С началом Великой Отечественной войны Рихтер остаётся в Москве. Его отец был арестован советскими властями и вскоре расстрелян, а мать после освобождения Одессы от фашистской оккупации покинула город вместе с отступавшими войсками и поселилась в Германии. Сам Рихтер в течение многих лет считал её погибшей.


Во время войны Рихтер вёл активную концертную деятельность, выступал в Москве, гастролировал по другим городам СССР, играл в блокадном Ленинграде. В исполнении пианиста впервые прозвучал ряд новых сочинений, в том числе Седьмая фортепианная соната Сергея Прокофьева.


В 1943 году Рихтер впервые встретился с певицей Ниной Дорлиак, ставшей впоследствии его женой. Рихтер и Дорлиак часто вместе выступали в концертах. Несмотря на брак, в отдельных кругах музыкантов никогда не утихали слухи о гомосексуальности Рихтера. Сам музыкант свою личную жизнь предпочитал не комментировать.


После войны Рихтер получил широкую известность, победив на Третьем всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей, и стал одним из ведущих советских пианистов. Концерты Рихтера в СССР и странах Восточного блока пользовались большой популярностью, однако выступать на Западе ему в течение многих лет не разрешалось. Это было обусловлено тем, что Рихтер поддерживал дружеские отношения с Борисом Пастернаком, Сергеем Прокофьевым и другими «опальными» деятелями культуры.


Рихтер с супругой Ниной Дорлиак

Настоящей сенсацией стали концерты Рихтера в Нью-Йорке и других городах Америки в 1960 году, за которыми последовали многочисленные записи, многие из которых до сих пор считаются эталонными. В том же году музыканту присуждается премия «Грэмми» (он стал первым советским исполнителем, удостоенным этой награды ) за исполнение Второго фортепианного концерта Брамса.


В 1960—1980 годах Рихтер продолжил активную концертную деятельность, давая более 70 концертов в год. Он много гастролировал по разным странам, предпочитая играть в камерных помещениях, а не в больших концертных залах. В студии пианист записывался сравнительно мало, однако сохранилось большое количество «живых» записей с концертов.


Исполнение Рихтера отличается техническим совершенством, глубоко индивидуальным подходом к произведению, чувством времени и стиля. Считается одним из крупнейших пианистов XX века.

Рихтер — основоположник ряда музыкальных фестивалей, в том числе ежегодного летнего фестиваля Музыкальные празднества в Турени (проводятся с 1964 года в помещении средневекового амбара в Меле близ Тура, Франция), знаменитых «Декабрьских вечеров» в Музее имени Пушкина (с 1981 года), в рамках которых выступал с ведущими музыкантами современности. В отличие от многих своих современников, Рихтер никогда не занимался преподаванием.


Под конец жизни Рихтер из-за болезней часто отменял концерты, но продолжал выступать. Во время исполнения по его требованию на сцене была полная темнота, и лишь ноты, стоящие на пюпитре фортепиано, освещались лампой. По мнению пианиста, это давало публике возможность сконцентрироваться на музыке, не отвлекаясь на второстепенные моменты.


В последние годы жил в Париже, а незадолго до кончины — 6 июля 1997 года возвратился в Россию. Последний концерт пианиста состоялся в 1995 году в Любеке.


Скончался Святослав Рихтер 1 августа 1997 года в Центральной клинической больнице от сердечного приступа, а похоронен великий советский музыкант на Новодевичьем кладбище в Москве.

Немец по отцу, который бесконечно любил Россию. «Беспризорник», избравший своим домом весь мир. Строптивый гордец, которого не могли сломить ни войны, ни угрозы ареста, ни грохот вражеских орудий почти за окнами концертного зала.

Пианист Святослав Рихтер стал одним из самых известных российских музыкантов, почти целиком прожив со своей страной бурный XX век.

Сын музыканта, композитора житомирской консерватории, Святослав родился в 1915 году. Том самом году, когда победа России в Первой мировой войне еще казалась возможной, солдаты империи без страха шли в штыковую на немецкие окопы, ложась под пулеметным огнем, а на горизонте композитора, сотрудничали страшные события революции.

Отец будущего пианиста был талантливым музыкантом немецкого происхождения, мать – русской дворянкой. Не самое лучшее сочетание для страны, в которой за три первых года жизни Святослава сначала возненавидели немцев, а потом начали уничтожать дворян.

В ранние годы жизни Рихтер не был обласкан особенным вниманием: родителям приходилось тяжело работать, да еще находить способ пережить нападки агентов молодого советского ЧК, которые не могли не обратить внимания на дворянку и немца в бывшем оплоте контрреволюции – Одессе.

Чудом или огромным трудом семье Рихтера все же удалось пережить революцию и Гражданскую, суметь выжить, когда вокруг гремели взрывы и трещали винтовки расстрельных команд.

Но маленький Святослав, возможно, сумел пережить страшные времена достаточно легко: в его жизни уже тогда была музыка.

Строптивый ученик

Говоря о Рихтере, многие исследователи заявляют, что он был самоучкой. Якобы гениальный пианист Святослав Рихтер ничему не учился, а постиг великую тайну музыки по щелчку пальцев. Это не совсем так.

Первой учительницей Святослава была его собственная мать – талантливая ученица отца Рихтера, который был композитором, пианистом и к тому же играл на органе.

Недолгое время и даже его отец Теофил пытался обучать свое чадо музыке. Но они не сошлись характерами. Ученик попался строптивым: он напрочь отказывался играть гаммы, упражнения, этюды.

Ребенок заявлял, что гаммы и упражнения не имеют к музыке никакого отношения. За что неоднократно был порот любимым папенькой, который умел преподавать музыку только так, работал в консерватории, где выучил уже не одного музыканта, да к тому же отличался немецким формализмом.

Непонятый отцом, но поощряемый матерью, Святослав плюнул на гаммы и принялся играть все, что попадалось в доме. Любой нотный лист, оставленный без присмотра, становился законной добычей юного виртуоза.

Поражая отца и удивляя мать, молодой Рихтер, так и не получив полноценного образования, сумел уже к пятнадцати годам стать вполне способным аккомпаниатором в одесском Доме моряков, чего несложно ожидать от ребенка, сумевшего сыграть в десять лет ноктюрн Шопена.

Вновь и вновь опровергая убеждения отца, Рихтер становится помощником дирижера, начинает давать сольные концерты, проявляя отличные навыки пианиста, интересуется театром и оперой, пишет пьесы собственного сочинения.

В 1937 году Рихтер поступил в Московскую консерваторию. В консерватории преподавал гениальный и въедливый педагог, тоже немец, по фамилии Нейгауз, широко известный в музыкальных кругах. Так началась истинная история пианиста Святослава Рихтера.

Вот что по этому поводу говорил сам учитель гениального человека:

«И вот он пришел. Высокий, худощавый юноша, светловолосый, синеглазый, с живым, удивительно привлекательным лицом. Он сел за рояль, положил на клавиши большие, мягкие, нервные руки и заиграл. Играл он очень сдержанно, я бы сказал, даже подчеркнуто просто и строго. Его исполнение сразу захватило меня каким-то удивительным проникновением в музыку. Я шепнул своей ученице: «По-моему, он гениальный музыкант».

И вновь Рихтер продемонстрировал себя строптивым учеником, в 1937 году, в Москве. Будучи по происхождению от отца-немца и матери-дворянки, Святослав отказывался ходить на занятия по политическим предметам, обязательным для слушателей консерватории.

Двадцатидвухлетний студент заявлял, что они не имеют отношения к музыке, больше того – он назвал Маркса «каким-то социалист-утопистом».

Но по настоянию Нейгауза, ждавшего такого студента всю свою жизнь, Рихтера восстанавливали на учебе. Святослав Рихтер не был оппозиционером или несогласным, он просто никогда и ничего не боялся, не позволял кому-либо себе указывать и никогда не делал того, чего не хотел.

Рихтер и война

На войне есть вещи не менее важные, чем граната, брошенная под брюхо вражеского танка, или точный штыковой удар, позволяющий противнику умереть за свою родину. Есть такое понятие – боевой дух, состояние, без которого солдат не сможет сражаться и тем более побеждать.

Начиная с зимы 1941 года, пианист Святослав Рихтер начинает путешествовать по СССР, охваченному войной. С агитбригадами он ездит на фронт, с концертами появляется в городах, разрушенных бомбами.

Везде, где люди слышат музыку, рождаемую пальцами гениального человека, они вновь находят силы поднимать оружие и сражаться за свою свободу.

В Москве, Новгороде, Брянске, Туле – везде музыка Рихтера помогает вновь обрести усталым бойцам веру в победу. В 1944 музыка Святослава звучит в разоренном блокадой Ленинграде.

Там, в концертном зале, выбиты окна, от взрывов бомб повреждены стены, холодно, люди сидят в шубах, а Рихтер на сцене только в концертном фраке, ему не холодно: он играет музыку – великую классику для себя и для этих переживших ад людей, на лицах которых вновь расцветают улыбки. Он впервые принес в Ленинград произведения «опального» Прокофьева.

На войне Рихтер встречает и свою любовь – певицу Нину Дорлиак, женщину, с которой не расстанется уже никогда и которая переживет его на один год.

Несгибаемая музыка


По словам Нейгауза, Рихтера нечему было учить, нужно было лишь развивать его талант, ведь Святослав всегда был с роялем на ты. Умея подобрать правильную музыку на каждый случай, Рихтер отличался потрясающим чувством времени, неповторимым стилем.

Он совмещал силу, душу, эмоции, вложенные в произведения с таким уровнем технического исполнения, который был недостижим ни для одного другого музыканта. Святослав знал, как сыграть каждое произведение так, чтобы его запомнили, чтобы оно запало в душу, стало для человека ярким моментом музыкального откровения.

В отличие от канадского виртуозного пианиста который считал выход на сцену поединком, борьбой воли музыканта и зрителя, пианиста и оркестра, Рихтер видел в публике свою паству.

Гениальный пианист в своем исполнении будто брал аудиторию за руку и вел по волнам музыки туда, где рождается ее удивительное звучание. Недаром, начиная с восьмидесятых годов, Рихтер приказывал погружать зал в полную темноту, оставляя освещенными лишь ноты и рояль.

Он считал, музыку надо видеть и чувствовать, а не смотреть на пианиста. Также, в отличие от Гульда, Рихтер терпеть не мог студийные записи.

Любой его концерт был неповторим: под каждую аудиторию, будь то огромный концертный зал или небольшая «каморка» сцены в сельском клубе, он выбирал именно ту музыку и то исполнение, которое позволяло тронуть публику за живое, ощутить классику именно для себя.

Обладатель «Грэмми», зачинатель музыкальных фестивалей во Франции и Японии, человек, способный играть на расстроенном старом рояле где-то в ресторане на станции, лишь бы был благодарный слушатель, Рихтер ненавидел одно – когда его боготворили. Он играл не для славы, не для денег, он играл музыку для людей.

Рихтер Святослав Теофилович - выдающийся пианист 20 века, виртуоз. У него был огромный репертуар. С. Рихтер основал благотворительный фонд. Также он организовал несколько музыкальных фестивалей.

Биография

Святослав Рихтер, биография которого представлена в данной статье, родился в 1915 году в Житомире. Его детство и юношеские годы прошли в Одессе. Первым учителем его был отец - пианист и органист, обучавшийся музыке в Вене. В 19 лет С. Рихтер дал свой первый концерт. В 22 года он поступил в Московскую консерваторию. В 1945 году он стал победителем Всесоюзного конкурса музыкантов. Долгое время власти не выпускали Рихтера за границу на гастроли. Первая его поездка состоялась в 1960 году. Тогда он выступил в США и Финляндии. В последующие годы он давал концерты во Франции, Великобритании, Австрии и Италии.

Святослав Рихтер был учредителем нескольких музыкальных фестивалей и благотворительного фонда. Во время войны он жил в Москве, а его родители были в оккупации в Одессе. Вскоре отца арестовали и расстреляли. Мать уехала в Германию, и С. Рихтер считал, что она погибла. Он не видел её 20 лет. Последние годы жизни музыкант провёл в Париже. Незадолго до смерти он вернулся в Россию. Последний концерт С. Рихтера состоялся 6 июля 1997 года. Умер пианист 1 августа 1997 г. Причина смерти - сердечный приступ. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Творческий путь

Святослав Рихтер в 1930 году работал в Доме моряка в Одессе концертмейстером. Затем перешёл в филармонию. С 1934 года служил в оперном театре. В 1937 г. Святослав Рихтер поступил в Московскую консерваторию. Но вскоре пианист был отчислен. Через некоторое время он продолжил учёбу. Окончил консерваторию С. Рихтер в 1947 году. Известность музыкант получил в послевоенные годы. В 1952 г. Святослав Теофилович в первый и последний раз в своей жизни вышел на сцену в качестве дирижёра. В 60-е годы пианист впервые выехал с концертами за рубеж. Святослав Рихтер первым из советских исполнителей был удостоен премии «Грэмми». Он давал по 70 концертов в год. В конце жизни он часто болел, но продолжал выступать, хотя нередко по состоянию здоровья отменял концерты.

«Декабрьские вечера»

«Декабрьские вечера» Святослава Рихтера - это музыкальный фестиваль, основанный великим пианистом. Впервые он проводился в 1981 году. Фестиваль представляет собой цикл концертов, где звучит музыка и демонстрируются подобранные под неё картины. Таким образом, показана тесная взаимосвязь друг с другом различных видов искусства. За годы существования фестиваля в рамках его проведения было организовано около 500 концертов, в которых принимали участие выдающиеся музыканты, поэты, художники, актёры, режиссёры.

Репертуар

  • И. С. Бах.
  • Й. Гайдн.
  • М. Равель.
  • Ф. Лист.
  • П. И. Чайковский.
  • М. Балакирев.
  • Л. Керубини.
  • М. Фалья.
  • Б. Бриттен.
  • Ф. Шопен.
  • Ж-Б. Векерлен.
  • А. Копленд.
  • А. Алябьев.
  • А. Берг.
  • Д. Гершвин.
  • Н. Метнер.
  • Л. Делиб.
  • Г. Вольф.
  • К. Шимановский.
  • Э. Шоссон.
  • С. Танеев.
  • Л. Яначек.
  • Ф. Пуленк и др.

При том что репертуар был очень широк и разносторонен, очень мало записывался в студии Святослав Рихтер. Альбомы пианиста перечислены ниже:

  • «Концерт № 1 си бемоль минор» для фортепиано с оркестром П. И. Чайковского. С участием под управлением Г. Караяна (1981 год).
  • «Хорошо темперированный клавир» И. С. Баха - 1 часть (1971 год).
  • «Хорошо темперированный клавир» И. С. Баха - 2 часть (1973 год).

Фонд С. Рихтера

В 90-е годы 20 века был основан Фонд Святослава Рихтера. Его деятельность направлена на то, чтобы проводить различные культурные мероприятия в провинции. В первую очередь это фестивали классической музыки. Всё началось с того, что С. Рихтеру пришла в голову мысль создать школу творчества, где могли бы заниматься, а также отдыхать молодые художники и музыканты. Открыть такое заведение он мечтал в городе Тарусе, где была его дача. Для осуществления его мечты необходимы были денежные средства. Тогда к Святославу Теофиловичу пришла мысль проводить ежегодные фестивали для художников и музыкантов, где бы участвовал он сам, а также его творческие друзья. Вырученные благодаря подобным мероприятиям доходы и планировалось использовать для открытия школы. Друзья и коллеги музыканта - Галина Писаренко, Наталия Гутман, Елизавета Леонская и многие другие - поддержали его идею. Таким образом был основан Фонд С. Рихтера. Сам пианист стал его президентом. В собственность фонда Святослав Теофилович передал свою дачу. Началась деятельность фонда с концерта С. Рихтера. Состоялся он 1 декабря 1992 года.

Рихтер-художник

Рихтер Святослав Теофилович увлекался не только музыкой. Он собрал коллекцию картин, а также рисунков, созданных людьми, которые были ему близки: К. Магалашвили, А. Трояновской, В. Шухаевой, Д. Краснопевцевой. Из зарубежных художников в его коллекции были картины П. Пикассо («Голубь» с дарственной надписью от самого живописца), Х. Хартунга, Х. Миро и А. Колдера. Анна Трояновская была большой приятельницей пианиста, у неё он учился писать пастелью. По её мнению, Святослав Рихтер обладал прекрасным чувством цвета и тона, понятием пространства, воображением и феноменальной памятью.

Работы Святослава Теофиловича, которые хранятся в музее:

  • «Москва».
  • «Няня».
  • «Луна. Китай».
  • «Голубой Дунай».
  • «Старая дача».
  • «Ниночка с Митькой на Ржевском».
  • «Ночь и крыши».
  • «На юге Армении».
  • «У костёла».
  • «Павшино».
  • «Сумерки в Скатертном».
  • «Церковь в Перерве».
  • «Вьюга».
  • «Несут аэростат».
  • «Ереван».
  • «Траур».
  • «Весенняя непогода».
  • «Улица в Пекине».

Награды и звания

Святослав Рихтер - пианист, который по праву был удостоен большого количества наград и званий. Он почётный гражданин Туруса. Получил звание а затем и РСФСР. Был награждён Ленинской и Сталинской премиями. Пианист являлся почётным доктором Страсбургского и Оксфордского университетов. С. Рихтеру были вручены ордена «Октябрьской революции», «За заслуги перед Отечеством». Музыкант получил также премии: Леони Соннинг, имени М. И. Глинки, Р. Шумана, Ф. Аббьяти, «Труимф» и «Грэмми». Святослав Теофилович - кавалер ордена Искусств и литературы (Франция), Герой Социалистического Труда и член академии творчества в Москве. И это ещё не полный список званий и наград.

Нина Дорлиак

В 1943 году встретился со своей будущей женой Святослав Рихтер. Личная жизнь музыканта, несмотря на присутствие в ней супруги, всегда была окружена слухами о его гомосексуальности. Сам же Святослав Теофилович не комментировал сплетни и предпочитал личную жизнь не превращать в достояние общественности. Супругой С. Рихтера была Нина Дорлиак - оперное сопрано, народная артистка СССР и РСФСР. Нина Львовна часто выступала в ансамбле со Святославом Рихтером. Вскоре она стала его женой. После того как оставила сцену, стала преподавать. С 1947 года была профессором Московской консерватории. Скончалась Нина Львовна менее чем через год после того, как умер её муж Рихтер Святослав. Дети, семья, друзья и все прочие радости жизни, по мнению музыканта, были не для него, он считал, что должен посвятить себя искусству. Хотя супруга у него всё же появилась, и прожил он с ней 50 лет, но детей у них не было. Да и брак у них был необычный. Супруги называли друг друга на вы, и у каждого была своя комната. Квартиру, в которой они проживали, Нина Львовна завещала музею изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

Музей-квартира

В 1999 году в Москве, в квартире на Большой Бронной, где жил Святослав Рихтер, был открыт музей. Здесь мебель, личные вещи, ноты, картины - всё то, что принадлежало великому пианисту. В квартире нет роскошной обстановки. Образ жизни и характер её хозяина чувствуются во всём. Большая комната, которую сам пианист называл «зала», использовалась для репетиций. Здесь стоит любимый рояль музыканта. Сейчас в этой комнате проводятся просмотры фильмов и прослушивания опер. В кабинете стоят шкафы с нотами, кассетами, концертными костюмами, пластинками и подарками от друзей и поклонников. В секретере хранится рукопись самого С. Прокофьева - это написанная им Девятая соната, которая посвящена пианисту. В кабинете - большое количество книг, особенно Святослав Рихтер любил читать классиков: А. Пушкина, Т. Манна, А. Блока, А. Чехова, М. Булгакова, Б. Пастернака, Ф. Достоевского и т. д. Комната отдыха музыканта, которую он называл «зелёной», превращалась в артистическую в те дни, когда С. Рихтер выступал с концертами. Кроме музыки, как мы уже упоминали, пианист интересовался живописью. Он был не только ценителем, но и художником. В маленькой комнатке - настоящая выставка картин. Здесь представлены пастели Святослава Рихтера, а также произведения разных живописцев. Сам пианист очень часто организовывал в своём доме вернисажи. В музее-квартире проводятся экскурсии, в которые обязательно входит прослушивание аудио и просмотр видео. Помимо этого, здесь проходят вечера музыки.

Память о музыканте

В память о выдающемся пианисте в 2011 году в городе Житомире установили Его имя носит международный конкурс пианистов. В нескольких городах установлены памятники Рихтеру С. Т. - в Яготине (Украина) и в Быдгоще (Польша). В Москве именем Святослава Рихтера названа улица.

Исходное сообщение Арт_Калейдоскоп
Спасибо! Очень интересно!

«У меня не может быть семьи, только искусство», – говорил он. В искусство он ушел, как в монастырь.

«У Светика было ощущение, что с ним ничего не случится. Как будто он был в дружбе со всеми элементами природы. И даже страшные эпизоды его жизни, которые сокрушили веру в самого любимого человека – в мать, и смерть отца не смогли погасить в нем внутренний свет. К сожалению, я довольно точно знаю, как все было. В 1937 году Слава приехал из Одессы в Москву поступать в консерваторию к Генриху Нейгаузу. Хотя Светик нигде не учился (только дома отец занимался с ним), Нейгауз сказал: «Это ученик, которого я ждал всю жизнь». Потом Генрих Густавович в одном из писем напишет: «Рихтер – гениальный человек. Добрый, самоотверженный, деликатный и способный чувствовать боль и сострадание».

И Слава начал учиться в консерватории. Поначалу жил у друзей, а потом его прописали у Нейгауза, и он перебрался туда

ОДЕССА – ГОРОД, ГДЕ ВОЙНА НАСТИГЛА РОДИТЕЛЕЙ РИХТЕРА

Родители его остались в Одессе. Отец был на 20 лет старше матери. Слава рассказывал, что тот был замечательным музыкантом, играл на органе и даже сам что-то сочинял. Преподавал в консерватории и играл в кирхе.

Мать его была русской – Анна Павловна Москалёва. Очень красивая женщина каренинского типа – полноватая, с грациозными движениями. Была абсолютно рыжей.

Когда ее спрашивали, чем она красит волосы, Анна Павловна подзывала Славу, и он выбегал «красненький, как апельсинчик».

Если отец был от него, может быть, несколько далек, то мать была для Славы всем. Она очень хорошо готовила и замечательно шила. Семья в основном и жила на деньги, которые своим мастерством зарабатывала Анна Павловна. Утром она шила, днем убиралась и готовила, а вечером снимала халат, надевала платье, причесывалась и принимала гостей.

Среди друзей дома был некий Сергей Дмитриевич Кондратьев.

Это был человек, внешне очень похожий на Ленина. Инвалид, который мог передвигаться только по квартире. Обеды ему приносила Анна Павловна.

Кондратьев был музыкантом-теоретиком и занимался с Рихтером. Слава рассказывал, что этого человека, давшего ему очень много в смысле теории музыки, он не выносил. Славу раздражала его слащавость.

Кондратьев, например, писал Свете в Москву: «Дорогой Славонька! Сейчас у нас зимушка-зима, морозушко постукивает своей ледяной палочкой. Уж до чего хороша русская зимушка, разве сравнишь ее с заморской».

23 июня 1941 года Слава должен был лететь в Одессу. Из-за того, что началась война, все рейсы были отменены.

Но несколько писем от матери Светик получить успел. Анна Павловна писала, что у папы все нормально, а она ходит к Сергею Дмитриевичу и думает перевезти его к ним, так как передвигаться по Одессе с каждым днем становится все сложнее.

Светик восхищался мамой: «Она по 20 километров проходит, чтобы ухаживать за больным».

Потом Одессу захватили немцы, и переписка прекратилась.

Все это время Светик рассказывал о маме, мечтал, как она приедет к нему в гости. Когда мы готовили картофельные очистки – другой еды не было, он говорил: «Вкусно получается. Но мама приедет и научит вас готовить еще вкуснее».

Светик жил надеждой встречи с родителями. Мама была для него всем. «Я только скажу, а мама уже смеется. Я только подумаю, а мама уже улыбается», – говорил он. Анна Павловна была ему и подругой, и советчиком, и основой нравственности.

До войны она приезжала в Москву и обворожила нас всех – и молодых, и взрослых. Мы все стали писать ей письма. Одна из знакомых девушек Славы написала Анне Павловне, что Рихтер не вернул ей книгу. И добавила, что, наверное, «все таланты таковы». Анна Павловна тут же прислала сыну письмо: «Как стыдно тебе будет, если тебя станут ценить только как талант. Человек и талант – разные вещи. И негодяй может быть талантлив». Вот такими у них были отношения

На фото: СВЯТОСЛАВ РИХТЕР ПРИ ПОСЕЩЕНИИ МАТЕРИ

АННА ПАВЛОВНА УШЛА С НЕМЦАМИ

Когда Одессу освободили, туда поехал знакомый Светика, инженер по профессии, который должен был оценить состояние города. Через него Светик передал матери письмо, мы тоже написали ей.

Это было в апреле. Святослав уехал на гастроли, а мы ждали возвращения этого знакомого инженера. Уже прошел срок, когда он должен был вернуться, а у нас мужчина так и не появился.

Тогда я сама поехала к нему за город. Отыскала его дом, вижу – он на огороде что-то делает. И такое у меня появилось предчувствие, что лучше бы мне к нему не подходить. Но я отогнала эти мысли.

Плохие новости, – встретил меня мужчина. – Отца Светика расстреляли. А Анна Павловна, выйдя замуж за Кондратьева, ушла с немцами».

Оказалось, что этот Кондратьев был до революции большим человеком и его настоящая фамилия чуть ли не Бенкендорф. В 1918 году при помощи дирижера Большого театра Голованова и его жены певицы Неждановой ему удалось поменять паспорт и стать Кондратьевым.

Больше двадцати лет он притворялся инвалидом. А мать, которой так восхищался Светик, имела с ним роман. И в конце концов даже перевезла его к себе.

Получилось, что ходила Анна Павловна не к больному товарищу, а к возлюбленному. И предала и мужа, и сына. Она ведь отдала мужа на смерть. Светик рассказывал: «Это не доказано, но говорят, что сам Кондратьев на отца и донес». За неделю перед сдачей Одессы родителям Рихтера предложили эвакуироваться. Но поскольку Кондратьева с ними не брали, Анна Павловна уезжать отказалась. Тем самым подписав мужу смертный приговор.

«Папе и маме предложили эвакуироваться, – рассказывал потом Светик. – Но Кондратьева не брали. И мама отказалась. Я думаю, что папа все понял».

Когда в город вошли немцы, Кондратьев обнародовал, кто он на самом деле. Более того, женился на Анне Павловне и взял ее фамилию. Когда много лет спустя Светик приехал к матери в Германию и увидел на дверной дощечке надпись «С. Рихтер», ему стало дурно. «Я не мог понять, при чем здесь я, – рассказывал он мне. – И только потом догадался, что «С.» – это «Сергей».

Светику за границей часто говорили: «Мы видели вашего отца». Он отвечал: «Мой отец был расстрелян». Вот так…

По дороге из Тбилиси, где он гастролировал, Светик остановился в Киеве у своей знакомой, жены знаменитого глазного врача Филатова, и она ему все рассказала о судьбе родителей. Она была ближайшим другом его отца. Сперанская ее фамилия. «Я не могла себе представить, чтобы человек на моих глазах мог так измениться, – вспоминала она потом. – Он начал таять, похудел, рухнул на диван и зарыдал. Я всю ночь просидела с ним».

Когда мы с сестрой встречали Славу на вокзале, у него было абсолютно больное лицо. Он вышел из вагона, словно выпал, и сказал: «Випа, я все знаю». До 1960 года эту тему мы не трогали

На фото: ТЕОФИЛ ДАНИЛОВИЧ РИХТЕР И АННА ПАВЛОВНА РИХТЕР С МАЛЕНЬКИМ СВЯТОСЛАВОМ

ВСЕ ДЕЛО В ГИПНОЗЕ

В итоге долгих разговоров мы со Светиком решили, что все дело было в гипнозе. Ведь у Анны Павловны произошло полное изменение личности. То, что на нее мог подействовать гипноз, говорит один эпизод. Она сама рассказывала мне, как молоденькой девушкой из Житомира, где тогда жила, поехала навестить в соседний городок свою подругу. Во время обратного пути в купе напротив нее сидел молодой человек, интеллигентный, с интересным лицом, обычно одетый, средних лет. И пристально на нее смотрел.

«И вдруг я поняла, – говорила Анна Павловна, – что он мне дает какие-то указания. Поезд замедлил ход, мы подъезжали к станции перед Житомиром. Мужчина встал с места, и я тоже встала и пошла за ним. Я чувствовала, что просто не могу не идти. Мы вышли в тамбур. И в это время из соседнего купе появилась моя приятельница и обратилась ко мне: «Аня, ты с ума сошла! Житомир же следующая станция!» Я повернулась в ее сторону, а этот человек как в воздухе растаял, и больше я его не видела. Поезд тем временем отправился дальше». Потом, когда после всего произошедшего мы с сестрой были в Одессе, то встретились с подругой Анны Павловны.

«Она всю войну ждала Светика, – рассказала нам эта женщина. – Но когда немцы уходили, она пришла ко мне с маленьким чемоданом, совершенно бледная, глядела куда-то вдаль и говорила: «Я ухожу». Подруга пыталась ее образумить, но Анна Павловна стояла на своем: «Я ухожу».

ВСТРЕЧА С МАТЕРЬЮ

В октябре 1962 года в журнале «Музыкальная жизнь» был напечатан перевод статьи Пола Мура из американского «Хай фиделити». В ней американец рассказывает о том, как стал свидетелем встречи Рихтера с матерью.

Так получилось, что именно Мур, в 1958 году первым написавший в западной прессе о Рихтере, сделал все, чтобы эта встреча состоялась. Узнав, что в небольшом немецком городке Швебиш-Гмюнд живет некая фрау Рихтер, которая называет себя матерью пианиста, он немедленно сел в машину и отправился к ней. До этого во всех разговорах сам Рихтер на вопросы о родителях отвечал, что «они умерли». А потому иностранному журналисту и музыковеду захотелось самому разобраться, что же это за фрау Рихтер.

Разыскав небольшой двухэтажный дом, одну из квартир в котором занимала та самая дама с мужем, Мур приготовился объяснить, кто он и зачем приехал. Но едва он появился на пороге, как хозяйка дома сама узнала его.

«Мое недоумение прояснилось, – вспоминал Пол Мур, – когда она сообщила мне, что родственница, живущая в Америке, прислала ей октябрьский номер «Хай фиделити» за 1958 год, в котором была помещена моя статья о Рихтере. Фрау сказала: «С тех пор как мы ее увидели, мы все время молились о встрече с вами. У нас не было никаких контактов со Славой с 1941 года, так что даже возможность повидать кого-то, кто видел его самого, для нас была настоящая сенсация».

Анна Павловна рассказала американцу и об обстоятельствах своего отъезда из Советского Союза: «Отца Славы арестовали вместе с примерно шестью тысячами других одесситов, носивших немецкие фамилии. Таков был приказ, полученный от Берия. Мой муж ничего предосудительного не совершал, ничего. Он был просто музыкантом, я тоже; большинство наших предков и родственников были либо музыкантами, либо артистами, и мы никогда не занимались политической деятельностью. Единственное, в чем его могли обвинить – в давнем, 1927 году он давал уроки музыки в немецком консульстве в Одессе. Но при Сталине и Берии этого было вполне достаточно, чтобы его арестовать и посадить в тюрьму. Потом они его убили.

Когда войска «оси» дошли до Одессы, то город был оккупирован, в основном румынами; потом они начали отступать, мы с моим вторым мужем ушли вместе с ними.

Увезти с собой многое было невозможно, но я захватила все, что смогла, связанное с воспоминаниями о Славе. Покинув Одессу, мы жили в Румынии, в Венгрии, потом в Польше, затем в Германии».

Та встреча Мура с Анной Павловной продолжалась недолго.

«Фрау Рихтер в основном пыталась выудить из меня любые, самые незначительные новости о Славе, или, как она иногда называла его, Светике, что в переводе означает «маленький свет». Тогда же Анна Павловна передала через журналиста короткую записку для сына, которая начиналась со слов «Mein uber alles Geliebter!» («Мой самый возлюбленный!») и заканчивалась «Deine Dich liebende Anna» («Любящая тебя Анна»). Через общую знакомую Пол Мур сумел переслать записку Рихтеру в Москву.

А первая встреча пианиста с матерью состоялась осенью 1960 года в Нью-Йорке, где импресарио Соломон Юрок устроил концерт Рихтера.

Анна Павловна потом вспоминала, что ей так долго пришлось доказывать Юроку, что она приходится Рихтеру матерью, что она почувствовала себя на допросе в полиции. Тогда же Рихтеру задали вопрос, собирается ли он добиваться реабилитации отца. На что Рихтер ответил: «Как можно реабилитировать невинного человека?»

После той первой встречи Анну Павловну от имени советского министра культуры Фурцевой пригласили в Москву – в гости или насовсем. Но женщина отказалась. И, в свою очередь, пригласила в гости сына. Этот визит стал возможен через два года.

Пол Мур оставил детальные воспоминания о той встрече, при которой он также присутствовал. «Скромная двухкомнатная квартирка, по сути дела, оказалась музеем Святослава Рихтера. Все стены были покрыты его фотографиями с детства и до зрелых лет. На одной из них он был изображен загримированным под Ференца Листа, роль которого ему довелось однажды сыграть в советском фильме о Михаиле Глинке. Тут же висели цветные акварели домов Рихтеров в Житомире и Одессе, а также угла в одесском доме, где стояла его кровать.

Один из снимков юного Славы в шестнадцатилетнем возрасте доказывает, что в молодости, до того, как стали постепенно исчезать его белокурые волосы, он был поистине поразительно красив.

Хозяйка дома рассказала, что в ее сыне смешана русская, польская, немецкая, шведская и венгерская кровь…

Фрау Рихтер провела сына по квартире и показала ему те картины, которые ей довелось спасти из их старого гнезда в Одессе. Рихтер рассеянным взглядом рассматривал карандашный рисунок своего старого дома в Житомире и другого, в Одессе».

Вместе с Рихтером в Германии была и его жена, Нина Львовна Дорлиак. Их поезд прибыл из Парижа. На вокзале Рихтера и Дорлиак встречал Пол Мур. «Супруги прибыли вовремя, везя с собой большой багаж, включавший картонную коробку, в которой, как с усмешкой объяснила Нина Дорлиак, покоился превосходный цилиндр, без которого, как решил Слава, он просто не может появляться в Лондоне (следующем после Германии пункте гастрольного путешествия Рихтера. – И.О.). С такой же дружелюбной насмешкой Рихтер продемонстрировал длинный круглый пакет, завернутый в коричневую бумагу: по его словам, это был торшер, который Нина была намерена тащить с собой из Лондона до Москвы через Париж, Штутгарт, Вену и Бухарест».

Они пробыли в Германии в общей сложности несколько дней.

Тот же Пол Мур вспоминал, как во время обратной дороги на вокзал, откуда Рихтер и Дорлиак должны были ехать в Лондон, вел себя «муж фрау Рихтер». «Он нервно посмеивался и болтал без умолку всю дорогу. Вдруг он неожиданно спросил: «Светик, в твоем паспорте все еще значится, что ты немец?» Рихтер немного настороженно, словно не зная, к чему тот клонит, ответил: «Да».

«О-о-о, это хорошо! – рассмеялся довольный старик. – Но в следующий раз, когда ты приедешь в Германию, у тебя должно быть непременно немецкое имя, – к примеру Хельмут, или что-нибудь в этом роде». Рихтер снисходительно улыбнулся, но, обменявшись втихомолку взглядами с женой, решительно произнес: «Имя Святослав меня вполне устраивает».

На вокзале, пока ждали поезд, все решили выпить чаю с пирожными. Сели за стол, сделали заказ. Но Рихтер в последний момент передумал пить чай и отправился побродить по городу. На платформе он появился одновременно с поездом.

Потом «фрау Рихтер пыталась внушить сыну, как важно для нее получать от него весточки. Но я сомневался в эффективности ее просьб: Нина как-то сказала мне со смехом, что за все эти годы, что они знают друг друга, Слава посылал ей множество телеграмм, но никогда не писал ни одного письма, даже открытки».

О чем был самый последний разговор матери с сыном, Пол Мур не знает, так как нарочно оставил их наедине. Он подошел к фрау Рихтер, лишь когда состав тронулся. «Фрау Рихтер, печально улыбаясь, прошептала, как бы про себя: «Ну вот, кончился мой сон».

«ДЛЯ МЕНЯ МАМА УМЕРЛА ДАВНО»

«Когда Светик вернулся и я спросила его, как прошла встреча, – рассказывает Вера Ивановна, – он ответил: «Мамы нет, вместо нее маска».

Я попыталась расспросить его о подробностях, ведь прошло столько лет. «Кондратьев не оставлял нас ни на минуту, – сказал Слава. – А вместо мамы – маска. Мы ни на одно мгновение не остались наедине. Но я и не хотел. Мы поцеловались, и все».

Нина Дорлиак пыталась отвлечь мужа Анны Павловны, придумывая всякие уловки, например, прося показать дом. Но тот не поддался. После этого Светик еще несколько раз выезжал в Германию. Газеты писали: «Рихтер едет к матери», все выглядело очень мило. Но говорили они только об искусстве.

Когда Анна Павловна тяжело заболела, Рихтер все заработанные на гастролях деньги потратил на ее лечение. Его отказ сдать гонорар государству вызвал тогда большой скандал. О смерти матери он узнал от Кондратьева за несколько минут до начала своего концерта в Вене. Это было его единственное неудачное выступление. «Конец легенды», – писали на следующий день газеты. Ездил он и на похороны.

Мне он прислал открытку: «Випа, ты знаешь нашу новость. Но ты также знаешь, что для меня мама умерла давно. Может, я бесчувственный. Приеду, поговорим…»

Родился 20 марта 1915 года в Житомире. Творческий потенциал Мастера не нуждается в каких-либо характеристиках и комментариях. Биографию знаменитого музыканта можно найти в любой энциклопедии, однако ее советская цензурированность противоречит многим важнейшим биографическим фактам музыканта, особенно одесского периода. Например, у многих биографов одесский период жизни Рихтера начался с 1921 года. По поздним воспоминаниям самого Святослава Теофиловича, его привезли родители младенцем в Одессу в 1916 году, после приглашения отца на должность профессора Одесской консерватории ректором Витольдом Малишевским. Отец музыканта Теофил Данилович Рихтер был одаренным пианистом и органистом, окончившим Венскую академию музыки и совмещавшим профессорскую должность в консерватории с местом органиста Одесской евангелической лютеранской церкви Св. Павла (Кирха).

Часто посещая Житомир (особенно в летний период), С.Т. Рихтер, все же, как творческая личность, в основном, формировался в Одессе, вплоть до 1941 года, когда уже был студентом Московской консерватории в классе прославленного профессора Г.Г. Нейгауза. Именно Нейгауз, впервые услышавший игру музыканта, приехавшего из Одессы в 1937 году и не имевшего формального музыкального образования, воскликнул: “По-моему, он гениален!” . Впоследствии Нейгауз неоднократно подтверждал эту оценку своего студента, а тот, в свою очередь, поражал своим дарованием С.С. Прокофьева, Д.Д. Шостаковича, Д.Б. Кабалевского и многих других.


С. Рихтер, А. Москалева, Т. Рихтер

Практически весь довоенный одесский период С.Т. Рихтера преисполнен коллизий и парадоксов, никак не резонирующих с честолюбивыми чаяниями его сверстников. Грандиозные лауреатские триумфы пианистов Э. Гилельса и Я. Зака (впрочем, как и других впоследствии именитых одесситов), скрипачей Н. Мильштейна, Б. Гольдштейна и, конечно, Д. Ойстраха , не волновали уже совсем не юного музыканта. Увлеченный разнообразнейшими, порой противоречащими друг другу творческими планами (драматургией, поэзией, композицией, концертмейстерством, дирижированием), Святослав Рихтер и не помышлял о карьере солиста-виртуоза, как его сверстники. Только в 19-летнем возрасте, услышав в Житомире на концерте Д.Ф. Ойстраха игру его концертмейстера В. Топилина (четвертую Балладу Ф. Шопена), он задумал провести сольный концерт из произведений гениального польского композитора.

Диапазон увлечений юноши, не проявлявшего столь важных для профессии виртуоза-инструменталиста амбиций, не импонировал ведущей фортепианной профессуре консерватории, прохладно относившейся и к отцу, и к сыну Рихтерам. В результате синклит фортепианной кафедры постепенно низвел Т.Д. Рихтера до должности преподавателя общего фортепиано, а одаренность сына просто игнорировал. Зато широкая общественность Одессы, как и ее музыкально-профессиональная часть, не ошиблись, обнаруживая в юноше невероятные потенциальные творческие задатки. Молодой концертмейстер сначала в филармонии, затем в опере демонстрирует чудеса читки с листа партитур и клавиров, претендуя на дирижерский пульт в балетном спектакле А. Глазунова “Раймонда”, восхищая артистов зрелостью и мастерством.

Возможно, в этот довоенный период и сложились предпосылки сложного, противоречивого отношения С.Т. Рихтера к родному городу, в котором перемежались взлеты и падения признаний и разочарований. Отъезд в Москву в класс Г.Г. Нейгауза, бурная столичная жизнь не вовлекли в свой водоворот одесского музыканта, он постоянно сбегал в Одессу к своим привязанностям, в значительной мере семейным, заставляя своего учителя Г.Г. Нейгауза прилагать немалые усилия для его возвращения в Москву.

Отдельной темой биографии музыканта служит его немецкое происхождение по отцу и частично по матери (А. Москалевой), также в немалой степени отдалявшее семью Рихтер от одесской музыкальной интеллигенции. Появившиеся материалы последнего десятилетия достаточно ярко иллюстрируют вовсе не просоветски настроенный круг знакомых и друзей семьи органиста кирхи, вынужденного бросить эту должность после “выразительных” намеков администрации консерватории, перейдя на место органиста оперы.

Наиболее спорным может быть личное отрешение С.Т. Рихтера от приездов в Одессу в послевоенный период с мотивировкой расстрела отца энкаведистами в августе 1941 года. Несмотря на то, что он прочно вошел в когорту известнейших музыкантов страны в 40-е годы, на его биографии оставалось пятно из-за репрессированного отца, а после отъезда матери в Германию в конце войны с антисоветски настроенным новым мужем С. Конд-ратьевым карьера Рихтера могла быть предрешена. Между тем, на Всесоюзном конкурсе пианистов в 1945 году немец Рихтер делит первую премию с фронтовиком В. Мержановым по повелению самого Сталина, постоянно находясь в поле зрения эстетствующего деспота. В 1950 году Рихтер получает Сталинскую премию, уже будучи известнейшим в СССР артистом, в биографии которого одесский период однозначно требовал официального отречения. Однако, по имеющимся данным, это было внешне выполненное обязательство и самим Рихтером, и в значительной мере его окружением. Вместе с тем Рихтер никогда не отказывался от старых одесских связей, друзей и коллег, проявляя теплоту и к любимым местам юности, и к очагам, где зрел его гений, правда, избегал это афишировать.

Не стоит замалчивать и тот факт, что образ его жизни и в стране, и за рубежом был под неусыпным оком спецслужб, находивших возможности для наблюдения за его особой со всех дистанций, о чем он всегда помнил. Тем не менее, Рихтер раскрывался в переписке с “людьми из одесского прошлого”, которым он полностью доверял, но которые не просматриваются ни в одной из официальных биографий. Такова семья Натальи Завалишиной-Вербицкой, с которой Рихтер переписывался все годы до ее смерти в 1974 году. А семья известного одесского педиатра Г.С. Леви, спасшего С. Рихтера в детстве от менингита, была для музыканта родным домом, как и другие близкие ему семьи. В гостиной С. Рихтера (в ныне мемориальной квартире-музее) по сей день сохранен подаренный музыканту гобелен с дарственной надписью от семьи Леви.

Был ли Рихтер в Одессе после войны? Вплоть до 90-х годов это были легенды, предположения, свидетельства отдельных лиц. Сам Рихтер об этом не говорил даже самым близким людям. Только в последнее десятилетие Рихтер признался Н. Журавлевой, дочери прославленного чтеца Дмитрия Журавлева, и некоторым другим особо близким о том, что он несколько раз был в родном городе, видел разрушенную, сгоревшую к тому времени кирху, квартиру первого периода жизни на Нежинской и некоторые другие важные для его памяти объекты.


Одесса, увы, оставалась прохладной к Ве-ли-кому Музыканту, не стремясь выяснять отношения, и тем более, подлинные факты рихтеровских привязанностей к опасному прошлому. Только с 2002 года усилиями Миссии Д. Ойстраха и С. Рихтера рихтериана вспыхнула с небывалой силой международными фестивалями “Рихтерфест” (2002, 2005) с открытием мемориальной доски музыканту на Пасторском доме возле кирхи.

Биография Великого Музыканта с годами становится все более полной и уточненной, раскрываясь шекспировским размахом, как отражение эпохи, породившей эту гениальную личность.

Юрий Дикий, пианист

2 сентября 2015 года, в рамках празднования Дня города, на Аллее Звезд Одессы была открыта новая звезда – в честь Святослава Теофиловича Рихтера.


Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...