Театр кабаре летучая мышь. "летучая мышь", театр



  1. Уж так случилось, что в 1991 году волей случая я стал завсегдатаем театра-кабаре Летучая мышь.
    Весной 1991 года я учился в МАИ, родители зарабатывали гроши, не было денег, нечего было есть. Вместе с моим другом мы случайно в троллейбусе встретили контролёра общественного транспорта, разговорили его и он нам объяснил как нам стать московскими контролёрами. Я не могу сказать, что мне эта работа нравилась, скорее мне было стыдно, но у меня на тот момент не было выбора, нужно было учиться и жить. Да, когда я работал, то зарабатывал очень много, в день зарабатывал больше, чем мой отец зарабатывал за месяц работы в своём институте. Но мне повезло, что я смог остановиться и работал только тогда, когда мне действительно были нужны деньги, в остальное время я учился в МАИ на 2 факультете и учился очень хорошо.
    Когда начинался очередной месяц на нашем маршруте ул Тверская-Ямская- Ул Тверская, от остановок Белорусский вокзал до Центральный телеграфа появлялось огромное количество народа с поддельными либо неправильно выданными проездными билетами. По правилам мы были обязаны изымать эти неправильно выданные проездные документы, брать штраф в размере 10 рублей. Через некоторое время этот штраф повышался в несколько раз.
    В результате в начале каждого месяца каждый из нас имел на руках несколько десятков неправильно выданных проездных документов. Этими проездными мы снабжали всех наших друзей и приятелей из института, весь наш поток из шести групп ездил в общественном транспорте бесплатно, но помимо этого ещё оставались проездные билеты.
    В 1991 году моя одноклассница предложила мне сходить с ней в театр, театр был маленький, никому не известный, назывался театр Театр-кабаре "Летучая мышь". До этого я всего лишь несколько раз был в театре и был очень приятно удивлён впечатлением от просмотра спектакля: " Я степую по Москве". Можно сказать, что с этого спектакля я влюбился в театр. Театр располагался в маленьком помещении студенческого театра ГИТИС.
    Через несколько дней работая на маршруте я встретил в троллейбусе студентов-безбилетников из ГИТИСА. На моя просьбу оплатить штраф за безбилетный проезд они мне предложили контрамарки на спектакль Летучей Мыши. С этого момента все студенты ГИТИСА ездили по Тверской бесплатно, старосты групп в начале каждого месяца вылавливали меня на маршруте, забирали бесплатно проездные и если у них была возможность, то отдавали мне контрамарки на спектакли московских театров. В основном это были контрамарки в Летучую Мышь. Спектакль "Я степую по Москве " я смотрел более 20 раз.Также открыл для себя театр Сатирикон и другие театры Москвы. Можно сказать, что в "Летучей Мыши" я узнал что такое театр.
    Жаль, что умер этот замечательный заикающийся человек Григорий Гурвич, которого было так приятно слушать и слышать, вместе с ним ушёл в небытие и его театр. Театр-кабаре "Летучая Мышь" как первая любовь, мой первый в жизни театр.

  2. ВЕХИ, А ТАКЖЕ БОРОЗДЫ И МЕЖИ ГРИГОРИЯ ГУРВИЧА
    24 октября 1957 - родился в Баку
    1979 - закончил филологический факультет Государственного Бакинского университета
    1980-1985 - режиссерский факультет ГИТИСа (курс М.О.Кнебель)
    1983 - первый капустник в Центральном Доме Актера - встреча Нового года
    1985 - будучи студентом, дебютирует в филиале театра имени Маяковского спектаклем «Дневник обыкновенной девушки» по дневнику комсомолки 30-х годов Нины Костериной.
    1987 - режиссер «Сатирикона», закрыли 5 спектаклей
    1988, ноябрь - Гурвич открывает театр «Летучая мышь», в 31 год становится художественным руководителем театра.

    «Культура»
    Спектакли «Летучей мыши»:
    26 мая 1989 - «Чтеше новой пьесы»
    август 1991 - «Я стэпую по Москве»
    1993-«100 лет кабаре»
    1995 - «Это шоу-бизнес»
    1997 - «Вам позволено переиграть»
    1990 - фильм «Танго со смертью», снят силами труппы театра «Летучая мышь» (РТР)
    1993 - пятисерийный фильм «Подлинный художник, настоящий убийца» (РТР)
    1995 - ведет отдел культурных новостей («Времечко», НТВ)
    1996 - внучатый племянник Никиты Балиева - Николай Териков - дарит Гурвичу знаменитый котелок Балиева с сентября 1996 вместе с Виктором Славкиным ведет телепередачу «Старая квартира» из Центрального Дома Актера

    ". . . два устремления публики: 1) к веселью в театриках типа Cabaret, 2) к неугасаемому обаянию классического репертуара, - скоро совсем сомнут современный репертуар".

    "Есть ли у нее будущее? Что ждет ее даже в ближайшие дни? Выживет ли она среди бушующих теперь бурь, или они сметут с нее всю золотую пыль художественного аристократизма и сделают ее дальнейшую жизнь унылою, невозможною и ненужною? Русскому тeaтpy вообще предстоят, по-видимому, очень крупные и существенные изменения".

    Эти два пророчества корифеев театрального искусства режиссера Мейерхольда и критика Эфроса, высказанные в начале ХХ века, вполне соотносятся с 80-ми годами, когда возобновил свою работу театр-кабаре "Летучая мышь", открытый в 1908 году, прекративший свое существование в России в 1920-м и снова появившийся на московском театральном небосклоне в 1989-м.

    Когда-то основатели Художественного театра помимо серьезного академического искусства, которое сами создали, отчаянно любили развлекаться, дурачиться, острить и шаржировать друг друга. В 1902 году в пору рождения знаменитых "капустных" представлений и покорил Московский Художественный театр, становясь его королем один раз в году, в ночь празднования Нового года, Никита Балиев, до этого малоизвестный актер Художественного театра. После "капустников" вся Москва повторяла балиевские шутки, удивлялась трюкам неузнаваемых Станиславского и Немировича, Качалова и Чехова и многих других. Балиев создавал новый, невиданный, ни на что не похожий жанр.

    Так в 1908 году появился первый российский театр-кабаре "Летучая мышь". Появившись в недрах МХТ, непочтительный саркастичный театрик тут же спародировал благородный белокрылый символ общедоступного театра и на своем занавесе расположил летучих мышей, оповестив публику о том, что открыт закрытый театр-клуб для аристократической и художественной богемы.

    Страшные и беспокойные годы перед войной 1914 года вылились на сцене кабаре в уникальный каскад номеров политической сатиры, пародий, классики, изящных, полных неги и истомы миниатюр, грассирующих романсов. Сделав "Летучую мышь" самым престижным местом Москвы, Балиев приглашал для участия в его дивертисментах всех возможных знаменитостей России и заграницы. Шаляпин и Вахтангов, Качалов и Коонен, Станиславский и Немирович-Данченко и еще многие, многие другие, составлявшие серьезную славу российского театра, считали за честь выступить хоть с небольшим номером в этом малопочтительном месте. Атмосфера пресыщенности, загадочности и демократизма наполняли маленький подвал театра-кабаре.

    В 1920 году "Летучая мышь" навеки пересекла границы Родины. Ее стали называть La Chauve Souris. Она блистала в Париже, на Бродвее имела шумный успех. Песню "Катеньке" из репертуара театра напевала вся Америка. "Летучую мышь" посещали Чаплин, Паола Негри, другие звезды кино и театрального искусства мира, восхищались ею, но никто из соотечественников не знал о мировом триумфе " Летучей мыши", имена ее актеров не остались в театральной истории России.

    Восстанавливая связь времен, действие первого спектакля-дивертисмента "Чтенiе новой пьесы" (подпись под последней совместной фотографией старой "Летучей мыши") происходит именно на этой знаменитой исторической сцене в Б. Гнездниковском переулке, 10, и герои ее - участники того несыгранного представления, того семидесятилетнего кабаре жизни нашей страны, в котором балиевская "Летучая мышь" участия не принимала...

  3. ОООчень люблю!
    --- Объединение нового сообщения с предыдущим ---
    Летучая мышь (кабаре, 1989)
    В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Гурвич .
    Григорий Ефимович Гурвич Дата рождения: 24 октября
    Место рождения:: Баку , Азербайджанская ССР , СССР
    Дата смерти: 5 ноября (42 года)
    Место смерти: Иерусалим , Израиль
    Гражданство:
    Профессия: театральный режиссёр , драматург, руководитель театра, телеведущий
    Театр:
    театр-кабаре «Летучая Мышь»
    Григо́рий Ефимович Гу́рвич (24 октября , Баку - 5 ноября , Иерусалим) - театральный режиссёр , драматург и телеведущий .
    Отец - Ефим Григорьевич Гурвич, мать - Майя Львовна Гурвич (урождённая Шик). Двоюродный брат М. А. Гурвича, директора театра им. Ермоловой .
    В 1984 году окончил режиссёрский факультет ГИТИСа . В 1989 году создал в Москве театр-кабаре «Летучая Мышь», ставший продолжателем традиции легендарного театра с тем же названием , основанного в 1908 году актёром МХТ Никитой Балиевым и меценатом Николаем Тарасовым .
    Содержание
    • 6 Ссылки
  4. Театр-кабаре «Летучая Мышь»
    Идею воссоздания театра-кабаре «Летучая Мышь» Гурвичу подсказали Марк Захаров и Григорий Горин . Они подошли к молодому автору очередного капустника 13 января 1983 года, чтобы поздравить его с шумным успехом, и практически в один голос посоветовали ему заняться театром-кабаре - жанром, зародившимся в своё время из капустников Московского Художественного Театра . По признанию самого Гурвича, такой совет поначалу ему не очень понравился - он собирался заниматься серьёзным искусством и ставить серьёзные спектакли. Тем не менее Марк Захаров при каждой встрече повторял Гурвичу тот же неизменный совет. Отдалённые отголоски этого противопоставления жанров неоднократно впоследствии вплетались автором в ткань его спектаклей.

    В конце концов Григорий Ефимович проникся этой идеей, к тому же с «серьёзными» постановками в других театрах его преследовала череда неудач административного характера. В 1988 году бизнесмен Алексей Бельский, знавший и любивший гурвичевские капустники, согласился профинансировать создание нового театра, а директор Дома Актёра им. Яблочкиной Маргарита Эскина , высоко ценившая режиссёрский талант Григория Гурвича, помогла добиться для нового театра разрешения работать в помещении Студенческого театра ГИТИС - том самом помещении, где вплоть до своего закрытия в 1920 году блистал театр-кабаре «

ТЕАТРЫ-КАБАРЕ, широко распространились в Санкт-Петербурге с 1908, став значительным явлением жизни и искусства предреволюционного десятилетия. Создавались по образцу западно-европейских театров-кабаре с использованием некоторых форм отечественного артистического быта и досуга (напр., "капустников"). Возникнув как места встреч художественной интеллигенции, трансформировались в зрелищные предприятия для широкой публики, являясь одной из форм Театров миниатюр. Сочетали функции клубного общения по интересам с показом новейших художественных экспериментов и реализацией жизнетворческих идей символизма, футуризма и др. течений, стремившихся утвердить новый стиль социального поведения. В организации и деятельности театров-кабаре участвовали ведущие современные литераторы и мастера искусства. Первые театры-кабаре открылись при петербургском театральном клубе (Литейный просп., 42, Юсуповский особняк): "Лукоморье" (1908) под рук. В. Э. Мейерхольда при участии М. М. Фокина, художников "Мира искусства", актеров импровизационной сцены, К. Э. Гибшмана и др.; "Кривое зеркало" (1908-18, 1922-31; сезон 1923/24 в Москве) А. Р. Кугеля и З. В. Холмской, поддержанной группой литераторов, с реж. Р. А. Унгерном, Н. Н. Евреиновым, актерами Литературно-художественного общества театра и Комиссаржевской театра, художником Ю. П. Анненковым, М. Н. Яковлевым, композитором И. А. Сацем, В. Г. Эренбергом и др. Программы театров-кабаре, скептически и иронично в своей основе, состояли из пародий, фельетонов, конферанса, комических сцен, пантомим, миниатюр, вокальных и танцевальных номеров, включали импровизации, имитации, выступления гастролеров. Классический образец - опера-пародия "Вампука, невеста африканская" в "Кривом зеркале" (1909), ставшая нарицательным понятием. Другой известный петербургский театр-кабаре: "Веселый театр для пожилых детей" Ф. Ф. Комиссаржевского и Евреинова (1909, в театре Комиссаржевской на Офицерской ул., 39), "Дом интермедий" Доктора Дапертутто (1910-11), "Бродячая собака" - клуб художников общества интимного театра , единственное некоммерческое предприятие подобного типа (1912-15), его преемник - "Привал комедиантов" ("Звездочет") при Петроградском художественном обществе (1916-19), "Черный кот" В. Азова (псевд. В. А. Ашкинази, 1910) и "Пиковая дама" Ф. Н. Фальковского (1914-15, оба в Кононовском зале на набережной р. Мойки, 61), "Летучая мышь" А. С. Полонского (1914, на углу Садовой и Гороховой улиц), "Синяя птица" (1915, на углу Николаевской и Боровой улиц), "Би-ба-бо" с участием К. А. Марджанова (1917, в подвале "Пассажа") и др. Активными участниками кабаретного движения были Н. А. Тэффи, М. А. Кузмин, А. Т. Аверченко, Н. И. Кульбин, Н. В. Петров, поэты, художники, музыканты всех школ и направлений. Множественные художественные формы и методы, выработанные в театрах-кабаре, прочно вошли в арсенал выразительных средств театрального и эстрадного искусства.

История развития

Возникшие на рубеже 10-х годов XX века, театры малых форм с молниеносной быстротой распространились по всей России. В 1912 году только в Москве и Петербурге одновременно поднимали занавес около 125 кабаре и театров миниатюр. Сколько всего их было по России, установить невозможно: большинство из них вспыхивали и гасли, как искры, не оставив следа. На месте одного, бесследно исчезнувшего, появлялось несколько других. Они занимали пустующие подвалы и склады, под них переоборудовали бывшие рестораны и скетинг-ринки. Бывало, очередной театр открывался в помещении другого, еще существующего.

Новый вид зрелища очень скоро вырос в серьезного конкурента своих старших почтенных собратьев больших театров, отнимая у них зрителя и переманивая актеров.

В кабаре и театрах миниатюр публика открыла для себя новых "звезд", обрела новых кумиров, их фотографиями она увешивала стены своих квартир, их голоса на граммофонных пластинках зазвучали во всех домах.

Но не прошло и десяти лет, как весь этот огромный многокрасочный пласт зрелищного искусства навсегда сгинул, пропал под обломками той жизни, частью которой он был. Лишь его слабый отзвук донесся до середины 20-х годов. Потом оборвался и он. Память о русских кабаре и театрах миниатюр заглохла на многие десятилетия. Только в самое последнее время исследователи заново стали собирать документы, поднимать архивы, разыскивать доживших до наших дней (а вдруг есть такие) участников и очевидцев, и их потомков, чудом сохранивших записи никому дотоле не нужных воспоминаний, письма и фотографии.

Но количество сохранившихся материалов несоизмеримо мало по отношению к безбрежному числу театров малых форм, заполнивших театральную жизнь 10-х годов.

В скудости дошедших до нас сведений подчас виновны сами театрики. Людям, служившим в кабаре и театрах миниатюр, за редким исключением, в голову не приходило, как это принято в уважающих себя "больших театрах", собирать архивы, отзывы печати, вести репетиционные журналы, дневники спектаклей, сохранять тексты миниатюр, сценок, скетчей, интермедий, анекдотов, песен, пародий, сценарии хореографических и вокальных номеров словом, весь пестрый и дробный репертуар, который шел на их подмостках.

Кое-что осело в частных собраниях и государственных хранилищах Москвы (РГАЛИ, Театральном музее им. А. А. Бахрушина, библиотеке СТД РСФСР, Музее МХТ, Российской Государственной библиотеке) и Петербурга (Публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Театральном музее). К сожалению, хранящихся в них сведений не так уж много: случайные, разрозненные, распыленные по разным, порой неожиданным фондам записи в личных дневниках, переписка, посланные с нарочным записки в несколько слов, черновые эскизы, наброски конферансов и шуточных стихотворений, пригласительные билеты, программки, афиши и афишки. А главное, распределен этот материал крайне неравномерно. Его основная часть приходится как раз на наиболее известные театры, такие как "Летучая мышь", "Кривое зеркало", "Бродячая собака", "Привал комедиантов", связанные с именами крупнейших русских режиссеров, актеров, литераторов, художников, музыкантов и людей из их ближайшего окружения, чьими стараниями эти материалы до нас и дошли.

Те же театрики упоминаются и в мемуарах, авторы которых в той или иной мере были к ним причастны. О "Бродячей собаке" писали В. Пяст ("Встречи"), Б.Лившиц ("Полутораглазый стрелец"), А. Мгебров ("Жизнь в театре"), В. Веригина ("Воспоминания"), Т. Карсавина ("Театральная улица"), Н. Петров ("50 и 500"); о "Кривом зеркале" рассказал в "Листьях с дерева" А. Кугель; о "Летучей мыши" вспоминали К. Станиславский в книге "Моя жизнь в искусстве" и Вл. Немирович-Данченко "Из прошлого". "Летучей мыши", детищу Художественного театра, вообще повезло больше других: Н. Эфрос написал о ней отдельную книгу, приуроченную к десятилетию этого театра-кабаре.

"Лукоморью" и "Дому интермедий", связанным с именем Вс. Мейерхольда, уделили внимание исследователи его творчества Н. Волков и К. Рудницкий.

Пусть читателя не введет в заблуждение длина приведенного списка редко в какой книге их авторы отводят кабаре по нескольку страниц, большинство же упоминают мельком и походя.

И только в последние годы стали появляться отдельные статьи, главы в книгах и специальные публикации, совершенно по-новому, более полно и углубленно исследующие это зрелищное явление. К ним принадлежит статья Ю. Дмитриева "Театры миниатюр", помещенная в сборнике "Русская художественная культура", небольшие главы о "Доме интермедий", "Привале комедиантов", "Летучей мыши" и "Кривом зеркале" в книге Д. Золотницкого "Зори Театрального Октября", освещающие, главным образом, послереволюционный период последних трех театров. И, наконец, две замечательные публикации ученых-филологов Р. Тименчика и А. Парниса "Программы "Бродячей собаки"" и "Артистическое кабаре "Привал комедиантов"", появившиеся в выпусках издания "Памятники культуры. Новые открытия" за 1983 и 1988 гг.

Но перечисленные труды, за исключением статьи Ю. Дмитриева, опять-таки посвящены немногим знаменитым литературно-художественным и артистическим кабаре. О сотнях других театров малых форм, как и о движении в целом, немотствуют мемуаристы, и молчит наука.

Солидная часть материалов находится за рубежом в хранилищах Гарварда, Лондона, Парижа и других, для нас все еще недоступных. В первые послереволюционные годы актеры-эмигранты (большинство которых, кстати сказать, пришлось на кабаретную братию и "звезд" эстрады) увозили свои архивы с собой: культура эстрады оскудевала вместе со всей культурой.

Оставшиеся на родине постарались поскорее забыть о своем кабаретном и "миниатюрном" прошлом, как о грешках молодости, которые следует раз и навсегда вычеркнуть из памяти. Большинство бывших кабаретьеров в этом отлично преуспели. А уж те, кому удалось устроиться в солидные, "настоящие" театры, ничего решительно вспоминать не желали вопреки обычной склонности старых актеров без устали рассказывать о своих первых шагах в искусстве.

Кроме всего прочего, актеры опасались, что их имена поставят в связь со зрелищами, которые стало принято числить по ведомству капиталистической индустрии развлечений, равно как и буржуазного реакционного искусства. "Как "Кривое зеркало", так и "Летучая мышь", одинаково и прямо и косвенно несли в своем репертуаре отпечаток реакционного влияния"; ""Кривое зеркало" <...> начало ставить реакционные по содержанию одноактные драмы типичные образчики декадентской драматургии"; "... Модный буржуазный драматург Н. Н. Евреинов декадент и формалист"; "...Мамоновский театр, культивировавший декадентское искусство (на подмостках его в годы первой миро вой войны дебютировал Александр Вертинский)".

В реальном течении художественной жизни всякая классификация, попытка выделить жанровое образование в чистом виде, чреваты схематизмом. Особенно, когда речь идет о типах зрелищного искусства, грань между которыми зыбка и легко переходима. Тем не менее кабаре и театр миниатюр - две точки, между которыми развивается история театра малых форм в России.

Артистические кабаре, место встреч художников, элитарное убежище для людей искусства, постепенно, шаг за шагом профессионализируется как особый вид искусства, превращается в публичный театр, ориентированный на зрителей, покупающих билеты в кассе. Меняется публика, меняется тип взаимоотношений сцены и зала, меняется язык искусства.

Движение от кабаре к театру миниатюр протекало как в пределах судьбы отдельных театров ("Летучая мышь" и "Кривое зеркало"), так и шире в рамках всей эволюции малых форм зрелищного искусства.

«Когда Россия смеется, небеса сотрясаются от ее смеха; когда она плачет, ее слезы бурей проносятся по странам» Н.Ф.Балиев

В этом году исполняется 100 лет со дня основания театра-кабаре "Летучая мышь" Н. Балиева. Открытие состоялось 29 февраля 1908 года пародией на спектакль "Синяя птица", премьера которого прошла в МХТ неделей раньше. Тогда впервые был исполнен гимн кабаре:
Кружась летучей мышью
Среди ночных огней,
Узор мы пестрый вышьем
На фоне тусклых дней.

Главное правило шуточного устава "Летучей мыши" гласило: "Не обижаться".

БАЛИЕВ, НИКИТА ФЕДОРОВИЧ (настоящие имя и фамилия Балян, Мкртич Асвадурович) (1877, по другим данным 1876 или 1886–1936), русский актер, режиссер, театральный деятель. Почетный гражданин Москвы.

Родился в 1877 в Москве (по другим данным в октябре 1876, обл. Войска Донского, или в 1886 в Нахичевани). Из купеческой семьи. Окончил Московскую Коммерческую (Практическую) академию. Во время первых зарубежных гастролей МХТ (1906) оказал материальную поддержку театру. В 1906 вступил в МХТ как пайщик, был секретарем Вл.И.Немировича-Данченко. С 1908 – актер Художественного театра, играл эпизодические роли: Кистер (Бранд Х.Ибсена), Розен (Борис Годунов А.Пушкина), Гость Человека (Жизнь Человека Л.Андреева), Бык, Хлеб (Синяя птица М.Метерлинка), Шарманщик (Анатэма Л.Андреева), Лейбович (Miserere С.Юшкевича), Кузен Теодор (У жизни в лапах К.Гамсуна), Прохожий (Вишневый сад А.Чехова). Помехой сценической карьере Балиева была его неартистическая внешность. В 1912 Балиев ушел из труппы, оставшись пайщиком театра.

Был одним из инициаторов и участником «капустников» Художественного театра, из которых возникло кабаре артистов МХТ «Летучая мышь»: вместе с меценатом МХТ Н.Тарасовым и некоторыми артистами театра Балиев снял для кабаре подвал в доме Перцова напротив Храма Христа Спасителя. Открытие состоялось 29 февраля 1908. Это был клуб для отдыха и общения людей искусства, в кабаре выступали В.Качалов, И.Москвин, О.Книппер-Чехова, В.Лужский и др. В 1909 «Летучая мышь» переехала в Милютинский переулок, 16. Здесь изредка давались платные представления. Балиев вел конферанс, пел куплеты, ставил театральные пародии на спектакли МХТ.

Постепенно «Летучая мышь» превращалась в открытый театр-кабаре, стали идти спектакли с продажей билетов. Балиев пригласил в труппу артистов московских и петербургских театров Т.Дейкарханову, Е.Хованскую, Е.Маршеву, Вл.Подгорного, Я.Волкова и др. Тексты писали Л.Мунштейн, Б.Садовской, Т.Щепкина-Куперник, танцы ставил К.Голейзовский, музыку сочиняли А.Архангельский, В.Гартевельд. В 1912 театр совершил свою первую гастрольную поездку – Киев, Днепропетровск, Ростов. Стали ежегодными гастроли в Петербург. В 1914 театр разместился в Доме Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке.

В своих постановках Балиев использовал бытовые танцы, анекдоты, каламбуры, шарады, загадки, экспромты, песенки, романсы и т.д. Режиссерские принципы Балиева обрели свою завершенность в сценических миниатюрах. Он ставил спектакли по классическим произведениям: Казначейша М.Лермонтова, Граф Нулин и Пиковая дама А.Пушкина, Шинель и Нос Н.Гоголя, рассказы А.Чехова, стихотворениям И.Тургенева.

После октября 1917 театр не смог приспособиться к новым условиям. Вскоре после очередного юбилея «Летучей мыши», торжественно отмеченного 12 марта 1920, Балиев отправился на гастроли по Кавказу, а оттуда с небольшой группой артистов выехал за границу. «Летучая мышь» возродилась в Париже. Впервые спектакли прошли в парижском театре «Феллина». Затем последовали гастроли в Испании, Англии. С февраля 1922 балиевская «Летучая мышь» гастролировала в Нью-Йорке, после чего последовали выступления на западном побережье США – Голливуд, Лос-Анджелес. Поначалу игрались старые программы. Постепенно обновляя состав труппы и репертуар, играя на английском и французском языках, театр гастролировал по европейским странам, США, Латинской и Южной Америке. Великая депрессия 1929 разорила Балиева. В 1931 «Летучая мышь» перебралась в Европу и вскоре прекратила свое существование.

Балиев активно участвовал в культурной жизни русского зарубежья. В Париже пытался создать «Театр русской сказки». В 1934 вернулся в США, где выступал как конферансье в больших ревю. Предпринял попытку сниматься в Голливуде, работал в маленьком кабаре в подвале нью-йоркского отеля «Сен-Мориц».

ЛИТЕРАТУРА
Эфрос Н. Театр «Летучая мышь» Н.Ф.Балиева. М., 1918
Ракитин Ю. Никита Федорович Балиев. Памяти друга. – Иллюстрированная Россия, 1937, № 45–57
Кузнецов Е. Из прошлого русской эстрады. М., 1958
Тихвинская Л. «Летучая мышь». – Театр, 1982, № 3
Бессонов В., Янгиров Р. Большой Гнездниковский переулок. М., 1990
Венок Балиеву. – Московский наблюдатель, 1992, № 9
Тихвинская Л. Кабаре и театры миниатюр в России. М., 1995

"БАЛИЕВ, НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ" "КРУГОСВЕТ" ® . Энциклопедия 2008

На основе интервью с директором театра-кабаре "Летучая Мышь" Любовью Александровной Шапиро-вдовой Гурвич, опубликованном 14.12.2000 в газете "Российские Вести".

Это слово – капустник…

Никита Федорович Балиев был артист МХАТа – история его жизни очень интересна – однажды он вместе со своим другом, меценатом Николаем Тарасовым, известным нефтепромышленником, приехал из Ростова. Балиев мечтал попасть во МХАТ. Внешность у него была своеобразная - он был маленький, толстенький, смешной, с ростовско-армянским говором. Естественно ни о каком попадании в самый интеллектуальный на тот момент театр как МХАТ, речи быть не могло. Но однажды случилась беда во МХАТе – они прогорели, съездив на гастроли, и Николай Тарасов сказал: "я дам денег в театр, если вы возьмёте Балиева". Балиева взяли… Сыграл он, к сожалению, только одну роль – Хлеба в "Синей птице" – больше ему не давали никаких ролей из-за его говора и специфической внешности, но раз в году он становился королём МХАТа – во время Великого Поста. На Великий Пост, как известно, мясо есть нельзя, работать тоже не полагается, но веселиться-то хочется всегда.

Артисты театра МХТ веселились от души.

Начиная с 1902 года Балиев делал так называемые "новкапы", то есть новогодние капустники, ещё и капустники на Пасху. Само слово "капустник" произошло не из МХАТа, его ввёл ещё Щепкин, на показах Малого театра. Но тем ни менее оно закрепилось за МХТ.

Пасхальные праздники были действительно уникальны, их описание, которое существует в Бахрушинском музее, просто потрясающее. Во время их проведения раздавались такие распоряжения – Камергерский окружить конной полицией, так как толпа валила внутрь, мечтая попасть в театр на эти праздники.

Как рубили капусту

Шутки, которые существовали тогда, сейчас просто кажутся несмешными или, я бы сказала, пошловатыми. У Балиева была любимая шутка, например такая: «Собинова покарали, чтоб не ползал по Корали». Собинов был известный певец, Кораль была знаменитая балерина. Ситуация заключалась в том, что балерина была любовницей Великого Князя, да и Собинову она тоже была не противна. Но когда он пел в Большом театре, ему указали его место. И появилась такая вот незатейливая шутка, которая пользовалась безумным успехом в Москве и дошла даже до сих пор.

Захлопав крыльями…

Постепенно стало понятно, что капустники, которые делаются во МХАТе, превращаются в самостоятельное действо, а не просто остаются актёрскими посиделками. И Балиев создал в Замоскворечье Клуб – закрытый актёрский Клуб "Летучая Мышь" – в противовес Чайке. С 1908 по 1912 год они находились в Замоскворечье, а когда был отстроен дом Неерензее, переехали туда.

Судьба Тарасова

Друг Балиева - Николай Тарасов тоже имел странную, типично декадансную судьбу. Он был очень красивым человеком, но почему-то считал, что женщинам он нравится из-за денег. Хотя, глядя на него, это было сложно себе представить. У него была любовница – женщина света, у которой, в свою очередь, был ещё один любовник – то ли корнет, то ли юнкер, который однажды проигрался. Она пришла к Тарасову с просьбой заплатить за него карточный долг. Тарасов ответил, что просьба сама по себе абсурдна и что это нереально. "Но ты понимаешь, что он застрелится?", - спросила она. "Пусть стреляется", был ответ. "Тогда застрелюсь я", сказала она. "Хорошо, тогда застрелюсь я…", ответил Тарасов. И они все застрелились в один день.

Балиев, которому сообщили о смерти Тарасова во время спектакля, нёсся из Гнездниковского переулка к Большой Дмитровке. Есть описание, как он летел туда, но, к сожалению, опоздал. Тарасов умер в возрасте 28-ми лет, его похоронили на Армянском кладбище. Существовал совершенно потрясающий памятник, такая странная скульптура Андреева: беспомощная фигура, беспомощное молодое лицо, очень трагичное, очень красивое. Во время войны тогдашний руководитель МХАТа снял её специально, чтобы она не была переплавлена на танки и вот некоторое время назад в "Летучую Мышь" позвонили из МХАТа и пригласили на открытие памятника. Как и много лет назад на могиле стояло два венка – один от МХАТа и один от Летучей Мыши. Переоткрывали памятник тем же составом.

Общага с Мышами

Балиев, в отличие от очень красивого и богатого Тарасова, был очень реалистичный человек. Он считал, что жизнь на то и дана человеку, чтобы её прожить. Наверное, поэтому все актрисы "Летучей Мыши" были либо его жёнами, любо любовницами. Он был привередлив к русским женщинам, но вот армянских и еврейских любил... Жили они всей труппой в том же доме Неерензее, в котором были квартиры гостиничного типа, без кухонь, с кнопками, с помощью которых вызывалась наверх еда, в этом же доме находилась мастерская …. и кинотеатр на крыше.

Отношения ЛМ и МХТ

Успех у Балиева был огромный – надо сказать, что Летучая Мышь, в отличие от МХАТа, никогда не прогорала, более того, Балиев уже после своего отъезда за границу спас МХТ от очередного экономического кризиса – он спас их от прогоревших гастролей. Станиславский считал, что на гастроли должна ехать вся труппа, и массовка тоже, так как каждый человек в труппе важен, и даже актёр, озвучивающий кузнечика, должен знать биографию своего персонажа до седьмого колена..., так что ехали они в составе не менее 100 человек. Понятно, что при любых условиях это безумие, но, тем ни менее, Станиславский шёл на это. Не прогорая творчески, они прогорали экономически.

Судьба Балиева

Судьба Балиева оказалась трагикомичной. В одно прекрасное утро, поняв, что здесь, в России, его ничего не ждёт, он уехал… Сначала к себе в Ростов, попрощаться со своей сестрой, которой он оставил на память свой котелок с деньгами – то ли корниловскими, то ли деникинскими...

И в одно прекрасное утро труппа проснулась и обнаружила, что другая половина труппы, в основном её женская часть, во главе с Балиевым отплыли в Константинополь. Они уехали в Париж, где они уже назывались "La shouve sourrie" – "Летучая Мышь", и надо сказать, что они довольно успешно работали в Париже и с большим успехом гастролировали на Бродвее. Конец истории жизни Балиева рассказала одна пожилая актриса – Фаина Георгиевна Зелинская-Кальканья, одна из актрис "Летучей Мыши", певшая знаменитую в то время "Катеньку". Вот что она рассказала: "Вы знаете, Балиев был игрок и играл на бирже. И проигрался. И от расстройства умер в возрасте 60-ти с чем-то лет. В этот год театр прекратил своё существование. Актёры…кто-то вернулся домой, кто-то остался там. Но "Летучая Мышь" перестала существовать.

Существует совершенно потрясающий американский буклет, где свои (восторженные) отзывы о театре оставили и Мелани Гриффит, и Чарли Чаплин. Конечно, репертуар театра оставался российским, русским.

Влияние г-на Балиева на жанр кабаре

Балиев поднял этот жанр до уникальной, невиданной высоты. Он занимался созданием не только таких уникальных дивертисментов и весёлых пародий, в которых принимали участие и Станиславский, и Немирович-Данченко, где Вахтангов ставил своих знаменитых "Оловянных солдатиков".

Балиев ставил и "Пиковую Даму", и "Нос" Гоголя, сейчас это было бы очень интересно посмотреть в этом маленьком помещении – ведь это было особое зрелище, шкатулка, свой особый мир. Балиев пришёл к тому, что кабаре – это особый взгляд на мир свободного, ироничного, умного человека. Собственно, таким был театр Балиева в своё время и таким старался сделать его Гриша. История, как известно, дважды не повторяется или повторяется в виде фарса, эта же история повторилась отчасти в виде трагедии.

Афиша гастролей в Париже. 1926 г. Художник - М.Добужинский

Эскиз декораций к номеру "Свидание" Художник - С.Судейкин
Эскиз задника к номеру "Рождество" Художник С.Судейкин

Ноев ковчег на изломе времен.
Дата публикации: 30.11.2004
Источник: Журнал "Антик.Инфо"
Юрий Гоголицын
Вздумали наши театральные эстеты создать в Петербурге то, чем славился Париж, а для многих русских людей служило главной приманкой Парижа. Я имею в виду парижское кабаре, так высказался Александр Бенуа по поводу нового явления в России. Но русское кабаре - нечто особенное, неповторимое.
А начиналось все с артистических салонов, к которым принадлежали легендарные «Бродячая собака» и «Привал комедиантов» в Петербурге, московская «Летучая мышь». Нет, это были не обычные места сборищ выпить-отдохнуть, не «клубы по интересам», да и не а-ля нынешние «тусовки». Салоны значительней, объемней, они - феномен в отечественной культуре... Те, кто никогда не танцевал на публике, отплясывали здесь канкан, кто не пел и не имел голоса, выступали с сольными номерами, сугубо «драматические» личности меняли амплуа, «комедианты» смело пробовали себя в трагедиях...
Отцом-основателем клуба-кабаре «Летучая мышь» стал актер Художественного театра Никита Балиев. Клуб шумно заявил о себе в 1908 году. И день-то для открытия какой был выбран! 29 февраля связано с памятью преподобного Касьяна - святого нелюбимого, даже «вредного». В народе Касьян ассоциировался с Вием, а имя святого считалось «нечистым», позорным. Символ беды, эпатаж? Не без этого. Живым воплощением-талисманом салона стал молодой художник-оформитель Сарьян, рожденный в Касьянов день.
Поначалу вход в кабаре был свободным, но неожиданно громкий успех, а затем и война сделали посещение кабаре платным. Участники артистических «насмешек» перешли от «любительщины» к профессиональной деятельности. Театры-кабаре становятся коммерческими предприятиями - вечера с мини-спектаклями превратились в сценки-бурлески, уровень которых определялся уровнем приглашенных актеров, музыкантов и художников-оформителей. Явление развивалось бурно, но грянула революция, и ветры перемен занесли Балиева в Париж.
Здесь ему удалось сделать то, к чему прилагали усилия многие осевшие в столице Франции актеры и режиссеры - организовать русский театр-кабаре со старым названием «Летучая мышь». Балиев подписал контракт с парижскими театром «Фемина» на Елисейских полях. Организационный период пал на октябрь-ноябрь, декабрь ознаменован первой программой.
Выступление стало поистине историческим. Поразились все - и русские эмигранты, и избалованные французы. Никита Балиев - московский балагур-конферансье - вышел на сцену и на беглом, но нарочито ломаном французском языке, с колкостями и намеками, начал объявлять номера, следовавшие один за другим с поразительным разнообразием и в контрасте. Париж никогда еще не видел ничего подобного!
В «Летучей мыши» на шутке строилось только предисловие к спектаклю. Несмотря на то, что каждая сценка длилась недолго, все ее элементы - танцы, репризы, музыка, пантомима, превосходное оформление - были тонко продуманы и составляли единое целое. Не станем упражняться в эпитетах, дадим слово очевидице. Изящная и тонкая, точная в словах и колкая на оценки поэтесса и фельетонистка Надежда Тэффи: «Дайте Балиеву страничку из телефонной книги - он закажет к ней музыку, подберет декорации, танцы, подберет актеров, - и вы увидите, что за штука получится».
Любопытно, что популярность «Летучей мыши» зависела не только от авторов, но и от... русских художников, свойственного им задора, насмешки, балаганности, даже издевки - тонких и интеллигентных. Балиев хорошо это понимал и, в отличие от Дягилева, не искал себе оформителей среди французов.
Основным помощником Балиева стал Сергей Судейкин, который с «первого захода» завоевал Париж. На фоне его декораций размещались замершие в виде кукол или скульптур артисты, начинающие оживать только с первыми аккордами музыки. Выполнив нехитрые движения, они вновь застывали в своих изначальных позах одновременно с завершением аккомпанемента. Именно так действовали маркиз и маркиза Судейкина из миниатюры «Часы». То же происходило в других сценках - «Китайский фарфор», «Лаки», «Русские игрушки». Или восхитительные «Высказывания великих людей», где оживали Генрих IV, Ричард III, Людовик XIV, многие другие. Везде гротеск, ерничанье, гаерская легкость, китч.
Судейкин с большим тактом, но не без юмора знакомил французов с «посконным» бытом России, который был дорог русской публике. Художник-эмигрант Лукомский значительную часть успеха театра-кабаре отнес на счет художественного оформления: «Картины русской ушедшей жизни... полной ярких красок, вкуса жизни, вызывающей у нас теперь здесь, на чужбине, воспоминания приятные, щемящие душу, как сладкий сон, волшебные».
Вторую программу «Летучей мыши» публика уже ждала. Изумительный «коктейль» из новых номеров пьянил и возбуждал, манил и влюблял в себя. Тут была инсценировка романса «Черные гусары» с актером Михаилом Вавичем, незабываемый «Бахчисарайский фонтан», по-восточному пряный и сказочный... Театральные хроникеры - Нотьер, Люнье По, Антуан, Бриссон, Жан Бастиа - наперебой соревновались в словотворчестве и хвалебных отзывах.
Судейкин не был монополистом в новом предприятии. Места хватало всем. Так, карикатурист и забавник Николай Ремизов использовал манеру русского народного лубка, чтобы шаржировать оформление миниатюры «Песнь о вещем Олеге». Особенный интерес публики привлекло его оформление «Парада солдатиков». Актеры в этом номере имитировали «кукольные» движения неодушевленной игрушки. Живые актеры, одетые в униформы, на сцене разыгрывали маршировку строя игрушечных солдатиков. Широкие холщевые штанины скрадывали движения. Чистая механика и железная воля кукловода-Балиева? Отнюдь. Без таланта актеров ничего бы не вышло - только они могли передать и марионеточную скованность, и пародийность. Замысел хорош в воплощении. И снова оглушительный успех!
На одном из апрельских концертов в зале вместе оказались Анна Павлова и Сергей Дягилев, Игорь Стравинский и Лев Бакст, Константин Бальмонт и Алексей Толстой... Это ли не оценка уровня представлений! Новая программа театра-кабаре была очень насыщенной. Балиев сделал новые декорации и костюмы к миниатюре «Лошадиная смерть», новелле «Менуэт» по Мопассану, для «Трио» на музыку Моцарта, а номер «Пасха», сопровождавшийся музыкой Римского-Корсакова, напрямую связал с широтой и многоцветьем православного праздника.
На протяжении ряда последующих лет труппа «Летучей мыши» гастролировала по Европе и США, вызывая бурное восхищение публики в Англии и Шотландии, Монако и, конечно, во французских театрах. Успех был так огромен, что появились даже «подделки» под «Летучую мышь». Маэстро Балиев в постоянном творческом поиске, прилагает много усилий, чтобы расширить возможности кабаре. Появляется непревзойденный Николай Бенуа, который к номеру «Любовь солдата» изготавливает декорации с невской набережной, зданиями Сената и Адмиралтейства, стилизованным абрисом Петропавловской крепости. В «обойме» мастеров Василий Шухаев. Он оформляет сценки «Пастораль», «Возвращение из Вифлеема», «Пикник на марше». 1926 год. Балиев получает мощное подкрепление в лице приехавших из Берлина в Париж Мстислава Добужинского и его сына Ростислава.
Репертуар «Летучей мыши» обновляется почти полностью. Пантомиму на сказку Андерсена «Свинопас» оформлял Добужинский-старший. Инсценировка по карикатуре Вильгельма Буша досталась младшему, который превзошел коллег, сделав части декораций на сцене подвижными и сменяющимися на глазах у зрителей. В числе неожиданных новинок оказались «Казаки Платова в Париже в 1815 году», «Русская свадьба». Не менее уникальна «Травиата» Верди, поставленная специально для... «нелюбителей» классических опер.
Эмигрантская Россия помнила и любила Балиева не только по Москве, Петербургу, Киеву, но и по Парижу, Лондону, Загребу, Нью-Йорку. Его театр был наследником и хранителем опыта театра серебряного века, драгоценной частицей невозвратно ушедшей России.
Блестящий знаток русского театра князь Сергей Волконский, по существу, подвел итог деятельности театра в эмиграции: «Да, Летучая мышь зародилась в 1908 году, но главная ее жизнь и ее слава выросли после революции, в изгнании, во время скитаний, во время странствий по заграницам, как у нас когда-то говорили нянюшки. И это придает какую то особенную жгучесть. Она, эта жгучесть, свободна от каких-либо чувственных сожалений и оплакиваний; очевидно, свободна, раз ее чувствуют и иностранцы... Вот почему близок нам тот дух, что веет в этом театре. Вот почему и сама преувеличенность образов... она из корня русского пышным цветом расцвела».

Идея создания актёрского клуба была рассчитана не на публику, а на её полное отсутствие. Собственно, публика и не должна видеть своих театральных героев в будничной обстановке.

В «закрытый» клуб входили актёры Художественного театра: Ольга Леонардовна Книппер-Чехова , Василий Иванович Качалов , Иван Михайлович Москвин , Георгий Сергеевич Бурджалов и Алиса Коонен .

Устав кружка «Летучая мышь» был представлен на регистрацию в городское присутствие, о чём позднее сообщала газета «Русское слово ». .

«Когда выяснилась нужда в особом зале для молодёжи, было присоединено подвальное помещение, в котором одно время помещался кружок артистов Московского художественного театра под названием „Летучая мышь“, устраивавший свои закрытые интимные собрания по ночам по окончании спектаклей. Душой этих собраний был Н. Ф. Балиев, организовавший позднее свою труппу для публичных спектаклей „Летучей мыши“, ставшую вскоре столь популярной в Москве. Для устройства танцевального зала помещение было мною углублено на аршин и по асфальтовой подготовке положен дубовый паркет».- вспоминал позднее хозяин дома

Таким образом, в рождении театрального клуба была нужда, а перспектива его развития раскрылась позднее. О ней создатели театра и не задумывались.

Тарасов

Послепотопный период

Через полтора месяца, в апреле 1908 года , уровень воды в Москве-реке поднялся, и вода выступила из берегов. В некоторых наиболее низких местах в центре города все подвалы были затоплены водой.

«Два-три тёплых дня кряду и несколько дождей сразу настолько дружно продвинули таяние снегов и разрыхлили лёд, что быстрый и многоводный разлив реки Москвы был уже вне сомнения»

После потопа уютный подвал дома Перцова пришлось восстанавливать, и труппа Балиева возобновила свои представления.

«Летучая мышь продержалась полтора коротких театральных сезона в своём первоначальном помещении, испытав весной опустошение от разбушевавшихся вод Москвы-реки»

Полуоткрытый театр

На второй сезон театр начинал свои представления в 21 час 30 минут вечера.

Официальное открытие «подвала» состоялось 18 октября года пародией на премьерный (13 октября 1908 ) спектакль МХАТа «Синяя птица», в котором эту птицу разыскивали Константин Сергеевич Станиславский и Немирович-Данченко . Театр был готов принять 60 гостей, о чём анонсировала газета «Русское слово »:

Надо сказать, что сам спектакль Художественного театра имел огромный успех. На протяжении целого века легендарный спектакль не покидал сцену и был показан не менее четырёх с половиной тысяч раз. Право первого использования сказки автор предоставил именно Станиславскому ; в оформлении спектакля была сложная световая партитура.

Свой юбилей в один год «Летучая мышь» отметила 19 марта 1909 года одновременно с 20-летним сценическим юбилеем Александра Леонидовича Вишневского . Никита Балиев разделил историю театра на «допотопный» и «послепотопный» периоды. Среди гостей были В. А. Серов , Н. А. Андреев и А. В. Собинов , которого на следующий день провожали в Буенос-Айрес. .

Открытый театр

Театр в Милютинском переулке

Вначале «Летучая мышь» жила без рекламы и публикаций, которые заменяла московская молва. Все мечтали попасть в театр и увидеть своими глазами, что же там происходит за его закрытыми дверьми. И театр становился всё более открытым, теряя свою интимность.

«Тарасов - изящный юноша с бархатными глазами на красивом матовом лице. Он обладал тонким вкусом и счастливой внешностью. Судьба была на редкость милостива и щедра к нему. Но Тарасов носил в себе жажду радости жизни, но никогда не мог её утолить, не мог её испытать» .

Спектакль в Художественном театре был отменён.

Коммерческий театр

Со временем в программах театра всё сильнее стало проявляться эстетство, стремление к утончённой изысканности.

Атмосфера театра

Стены театра-кабаре были увешаны карикатурами и шаржами на театральные темы. Над входом в театр висела надпись «Все между собой считаются знакомыми» , и желанные гости «Летучей мыши» могли расписаться в знаменитой книге рядом с автографами самого К. С. Станиславского , В. С. Качалова , О. Л. Книппер-Чеховой , Рахманинова и Айседоры Дункан . «Околотеатральная публика» сразу попадала в самую гущу полной событий закулисной жизни. Словно проникнув в театр со служебного входа, зритель совершал захватывающее путешествие в мир театральных кулис, чувствуя себя интимно причастным художественной сфере.

Представления в «Летучей мыши» начинались в 23 часа 30 минут вечера. Зрители рассаживались по своим местам, гасился свет, а из партера на сцену, крадучись, направлялись актёры. Одетые в развевающиеся, как крылья летучей мыши чёрные балахоны, они, в такт мерцания красных лампочек, шёпотом напевали: «Мышка - летучий мой зверёк, мышка легка, как ветерок» . Уже вовлечённая в процесс публика чувствовала себя на «равной ноге» со знаменитыми артистами. Экспромты «случайно» оказавшихся в подвальчике «Летучей мыши» Веры Николаевы Пашенной , Николая Фёдоровича Монахова и даже Мари Петипа , на самом деле были продуманы и даже оплачены Балиевым. Таким образом, достигалось полное слияние зрительного зала и сцены. Богема состояла из коммерсантов, респектабельных чиновников и преуспевающей интеллигенции, которая играла в «художников» и «лицедеев».

Театр в подвале дома Нирнзее

Благодаря большому количеству поклонников театра-кабаре и успеху спектаклей, в 1915 году «Летучая мышь» переехала в специально приспособленный театр с функциональной сценой, зрительным залом и буфетом. Спектакли игрались в подвале доходного дома № 10 на Большом Гнездниковском переулке, называемым «Первым домом Нирнзее », который в то время казался небоскрёбом.

В театре-кабаре «Летучая мышь» воплощал свои творческие замыслы балетных постановок Касьян Ярославич Голейзовский , представляя дивертисментные отделения .

Но время порождало «настроение ностальгической грусти по уходящему прошлому и усталой растерянности перед непонятным будущим» .

В 1920-х годах с частью труппы «Летучей мыши» Балиев отправился в европейское турне. До 1922 года как-то пытались сохранить репертуар, но «Летучая мышь» в России умерла.

Ещё в 1918 году Эфрос написал пожелание на десятилетие театра:

«Пусть, что случилось опять случится. Пусть снова дѣйствительность превзойдет всѣ мечты и желания »

Репертуар (1908-1920)

Репертуар кабаре представлял собой юмористический взгляд на постановки Художественного театра; в своей позиции «человека со стороны», позволяющей с особой остротой обнаружить комизм явлений и ситуаций, в которых «человек изнутри» мог видеть незыблемую закономерность. Многоликие актёры по нескольку раз в день меняли образы и характеры. Сначала в репертуаре «театра импровизированных пародий » были юмористические миниатюры и скетчи на постановки Художественного театра. Николай Балиев был одним из остроумнейших конферансье , его репризы создавали особую яркость театральных вечеров «Летучей мыши». Потом репертуар наполнился музыкальными и драматическими спектаклями. Постановки стали тяготеть к изысканности и элитарности, рассчитанной на состоятельную публику. Театр жил в собственном помещении со всеми необходимыми цехами декораторов, и в театре уже была постоянная труппа.

В репертуаре театрального кабаре были миниатюры :

«Синяя птица » (1908, пародия на спектакль МХТ) Миниатюра «Часы» - из коллекции французского фарфора , исполняли Т. Оганесова и В. Селиверстова «Под взглядом предков» - старинный гавот исполняли Т. Оганесова, Я. Волков, Т. Х. Дейкарханова, В. Селивестрова «Констанцский собор » на музыку А. Архангельского и слова А.Майкова , исполняли Я. Волков, А. Карницкий, М. Ефремов, Б. Васильев, А. Соколов, Н.Соколов, Б. Подгорный «Казначейша». Сцены по М. Ю. Лермонтову. Участники: Казначей - И. И. Лагутин, Штабс-ротмистр - Я.Волков, Казначейша - Е. А. Туманова «Заря-Заряница» на стихи Фёдора Сологуба и музыку Суворовского. Исполняли Т. Оганесова, Л. Колумбова, Н. Хоткевич, С. Туманова, А. Соколов, В. В. Барсова , Н. Веснина. «Лунная серенада», актриса Н. В. Месхиева-Кареева (Н. В. Алексеева - Месхиева) Инсценированная картина Малявина «Вихрь». «Бабы»: Е. А. Туманова, Т. Х. Дейкарханова, Л. Колумбова, В. В. Барсова , В. Селиверстова, А. Соколова «Ревизор », 1909 (коротко, легко, сжато, метко, зло, остроумно) «Мария Стюарт » - пародия Н.Тарасова на спектакль Малого театра , 1910. «Скандал с Наполеоном, или неизвестный эпизод, происшедший с Наполеоном в Москве» (о великом Наполеоне и его пропавшем шофёре) - буффонада Н.Тарасова, 1910. Инсценировка «Братья Карамазовы » (в спектакле Немирович-Данченко и Александр Сумбатов сидят за столиком и пьют коньяк , с участием Фёдора Шаляпина , 1910) Сцены, поставленные по поэме Пушкина «Бахчисарайский фонтан » на музыку А. Архангельского. Роли исполняли: Мария - Н. Хоткевич, Зарема - Т.Х Дейкарханова, Хан - В. А. Подгорный «В лунном свете» (французская песенка), которую исполняли А. К. Фехтнер, Н. А. Хоткевич, В. Селиверстова, Т. Оганесова, Н. Веснина «Рыцарь, проигравший жену чёрту». Пьеса М.Кузьмина, в которой эту жену играли Н. А. Хоткевич, Л. А. Гатова, Т. Х. Дейкарханова «Русская игрушка Посада Сергиева». Музыка А. Архангельского. В спектакле заняты А. К. Фехтнер, М. Борин, К.Коринкт (?) «Бриган Папаша» или «зло побитый мезальянщик». Водевиль М.Долинова с пением. Исполнители: Н. А. Хоткевич, И.Лагутин, А. Фехтнер, Я.Волков «Магазин мадам Бурдье» - сцены уходящей Москвы. Актёры: Н. Милатович, А. Фехтнер, В. Барсова, И. Лагутин, Т. Оганесова «Благотворительный концерт в Крутогорске» - Исполнители: Н.Балиев, Е.Женин, Н.Хоткевич «Мать», сцены по М.Горькому с участием В. А. Подгорного в роли Тимура Ленча «Каприз Вогдыхана». По рассказу А.Ронье . Исполнители В. А. Подгорный, А. Соколов, Я. Волков «Серенада Фавна» на музыку Моцарта , роли исполняли В. В. Барсова , Е. А. Туманова и А. Соколова «Крокодил и Клеопатра», в котором роль Клеопатры исполняла Е. А. Туманова, затем Н. М. Хоткевич, В. К. Селиверстова «Катенька». Забытая полька 80-х годов. Роли исполняли В. В. Барсова, А. К. Фехтнер, М. Борин Опера (?) Гумпердинка , переведённая и поставленная Николаем Званцевым , 1911 «Пер Гюнт » (драматическо-музыкальная поэма Балиева в десяти картинах, 1912) «Сорочинская Елена» - пародия на спектакли «Сорочинская ярмарка», К. Марджанова и «Прекрасная Елена», А. Таирова , 1913 «Обозрение театров: крупнейшие провалы недавно начавшегося сезона». «Екатерина Ивановна» - пародия на пьесу Л.Андреева , 1913 «Граф Нулин » на музыку Алексея Архангельского, 1915. «Пиковая дама » , 1915. С участием Т. Х. Дейкархановой «Шинель » Гоголя, в роли Акакия Акакиевича В. А. Подгорный, А. Соколов, А. Милатович, Ефремов, И. Лагутин, Е. Женин, М. Борин «Ссора Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем», сцены по Гоголю. Иван Иванович - В. А. Подгорный Дивертисментные отделения К. Я. Голейзовского ,1916 «Песенка Фортунио» на музыку Ж. Оффенбаха (20-минутная миниатюра, ) «Итальянский салат»; «О гетере Мелитис» (стилизованная мистерия, ) «Лев Гурыч Синичкин» - водевиль Д. Т. Ленского «Что случилось с героями „Ревизора“ на другой день после отъезда Хлестакова» (пародийный номер) «Свадьба при фонарях» () «Утка о трёх носах» (трёх­актная оперетта Э. Жонаса, ().

Революция

В 1920-х годах труппа давала концерты по частям Красной Армии. Театр выступал в огромных железнодорожных депо для рабочих и служащих. С частью труппы Балиев направился в Баку , затем в Турцию , так как попытки продлить жизнь «Летучей мыши» на родине были бессмысленны. Театр Балиева отправился в мировое турне, без возвращения на Родину.

Труппу Никиты Балиева вывез в Лондон театральный антрепренёр сэр Чарльз Блейк Кокрэн

Песни из репертуара «Летучей мыши» были записаны рекорд компанией «Columbia Graphophone Company» на пластинку, на стороне «А»: «Round the Hay Wain» (англ.) , на стороне «В»: Баркаролы на русском языке, в сопровождении оркестра театра «Водевиль» под управлением C.Когана. Аранжировка Александра Варламова .

Никита Балиев подружился с американскими драматургами общества «Круглого стола» (англ. Algonquin Round Table ). В один вечер был поставлен спектакль «No Sirree! » с музыкальным сопровождением Яши Хейфеца , среди музыкальных номеров была песня Дороти Паркер «The Everlastin Ingenue Blues», которую исполнял Роберт Шервуд в сопровождении «хора девушек»: Таллула Бэнкхед , Хелен Хейз и Мэри Брэндон (Mary Brandon) . Спектакль выдержал 15 представлений. Театр Балиева представил спектакль по пьесе Александра Милна «Mr. Pim Passes By» («Мистер Пим проходит мимо»).

Ревю на Бродвее

С 4 февраля до конца сезона, июня года, «Chauve-Souris» показала на Бродвее 153 представления в «Forty-Ninth Street Theatre» на 49-ой улице.

  • Создатели
Программу представили продюсеры Моррис Гест и F. Ray Comstock (Ф. Рей Комсток) Дирижёр Илья Златин (Elie Zlatin) Музыка: Леон Ессель, Алексей Архангельский (Alexei Archangelsky) и Фрэнк Уоллер Текст: Фрэнк Уоллер, Баллард Макдональд , Алексей Архангельский и Александр Афанасович Идея - Никита Балиев Артистический директор - Никита Балиев Сценография и костюмы - Николай Ремизов (Nicholas Remisoff) и Сергей Судейкин (Sergei Soudeikine) Артистический консультант: Александр Койранский (A. Koiransky)
  • Актёрский состав
Внешние изображения
Никита Балиев в журнале «Time»
Рисунок - Nicolas Remisoff
M. V. Dobuzhinsky эскиз к спектаклю «Марш деревянных солдатиков»

Постановка была показана во второй программе ревю «Chauve-Souris» на Бродвее в «Fairyland theatre», в июне года, и произвела настоящую сенсацию. Это уже была не просто пьеса, а целое пятиминутное произведение, очень информативное, с колоритной аранжировкой, с ритмическим переходом от марша к фокстроту, в инструментовку вписали фортепиано и вокальные партии для мужского квартета, партии для скрипки и виолончели; партитуры для небольшого состава военного оркестра; соло мандолины с гитарой, мандолины с фортепиано и гитары с фортепиано.

Оформлял спектакли художник Мстислав Добужинский .

В программе было 13 номеров в два отделения. Актёры:

Г-жа Тамара Дейкарханова (Mme.Tamara Deykarhanova), Г-жа Dianina (Mme. Dianina), Г-жа Фишнер (Mme. Fechner), Г-жа Бирс (Mme.Birse), Г-жа Ершова-Долина (Mme. Ershova), Г-жа Василькова (Mme. Vassilkova), Г-жа Ломакина (Mme. Lomakina), Г-жа Кочетовская (Mme. Kotchetovsky), Г-жа Карабанова (Мара Крэг) (Mme. Karabanova) и Г-жа Комиссаржевская (Mme. Komisarjevskaia)

Г-н Далматов (Mr. Dalmatoff), Г-н Городецкий (Генварский) (Mr. Gorodetsky), Г-н Салама (Mr. Salama), Г-н Бирс (Mr. Birse), Г-н Эмиль Борео (Mr. Emil Boreo), Г-н Давыдов (Mr. Davidoff), Г-н Jourist (Mr. Jourist), Г-н Kochetovsky (Mr. Kochetovsky), Г-н Мариевский (Mr. Marievsky), Г-н Стояновский (Mr. Stoianovsky), Г-н Зотов (Mr. Zotov), Г-н Дубинский (Mr. Doubinsky), Г-н Малахов (Mr. Malakoff), Г-н Вавич (Mr. Wavitch), Г-н Гонтачаров (Mr. Gontacharoff)

Турне и дальнейшая судьба

Балиев участвовал в творческих вечерах Тэффи , Дон-Аминадо и Мунштейна .

Начиная с 10 октября по 17 декабря года на сцене ньюйоркого «Cosmopolitan Theatre» компания Балиева дала 80 представлений - шоу на два отделения, с музыкальными аранжировками Алексея Архангельского.

С 12 по 21 августа года в «Royale Theatre» Глеб Елин (Gleb Yellin) показывал новое русское музыкальное ревю в два акта под названием Chauve-Souris .

Фильмография

Комментарии

Примечания

  1. Театральная энциклопедия. В 5 томах + дополнительный том = комплект из 6 книг / Редактор Стефан Мокульский. - М .: «Советская энциклопедия», . - 6098 с.
  2. Е.Д.Уварова Энциклопедия «Эстрада в России XX век». - М .: «Олма-Пресс», . - 864 с. - 5000 экз. - ISBN 5-224-04462-6
  3. Н. Е. Эфрос «Театръ "Летучая мышь" Н. Ф. Балiева. 1908 - 1918» = Обзоръ десятилѣтней художественной работы перваго русскаго театра-кабарэ / Текстъ Н. Е. Эфроса. - Печатано въ художественныхъ мастерскихъ журнала "Солнце Росiи". - М ., 1918. - 76 с. - ISBN 978-599-898-592-8
  4. на сайте «Газетные старости» . Архивировано
  5. «Русское слово », от 17 марта 1908 года
  6. «Дом Перцова: архитектура и жизнь» . Архивировано из первоисточника 9 апреля 2012. Проверено 3 апреля 2011. - Журнал «Русское искусство»
  7. Тарасовы . Архивировано
  8. портрет из архива А. Фролова. Николай Тарасов . Архивировано из первоисточника 22 ноября 2012.
  9. Московскiя вѣсти , от 20 марта 1909 года
  10. на сайте Фотографии старой Москвы: oldmos.ru
  11. «Русское слово » от 23 апреля 1908 года
  12. Синяя птица (1908) (рус.) . на сайте Театрального музея им. А. А. Бахрушина. Архивировано из первоисточника 27 июля 2012.
  13. Образы, созданные актёрами МХТ на открытках - на сайте ArtPages
  14. Синяя птица (рус.) . на сайте МХАТа. Архивировано из первоисточника 27 июля 2012.
  15. Московскiя вѣсти , Рецензия от 14 апреля 1909 года
  16. «Новое время » от 14(01) апреля
  17. В книге - 1916 год : К.Голейзовский «Жизнь и творчество» / В.П.Васильева . - М .: «ВТО», . - С. 540. - 579 с. - 15 000 экз.
  18. . Фотографии из книги Н.Е.Эфроса (рус.) . неофициальный сайт Евгения Петросяна. Архивировано из первоисточника 27 июля 2012.
  19. Хор театра «Летучая мышь» Н.Балиева, оркестр театра «Водевиль», дирижёр С. Коган (рус.) . Russian-Records. Архивировано из первоисточника 27 июля 2012.
  20. «Morris Gest Presents Nikita Balieff, Théatre De La Chauve-Souris» = A statement by Morris Gest. 12-16 Program. - United States, . - 38 с.
  21. The Broadway League // - ibdb internet Broadway Database
  22. Chauve-Souris 1922. 49th Street Theatre (англ.) . playbillvault.com (February 4, 1922 - June 1, 1922). Архивировано из первоисточника 27 июля 2012. Проверено 24 января 2012.

" - дореволюционный театр миниатюр, один из самых первых и лучших камерных театров России, возникший из пародийно - шуточных представлений актёров Московского Художественного театра под руководством Никиты Балиева.

Первоначально «Летучая мышь» задумывалась, как интимный артистический кружок артистов МХТ и их друзей, - содружество актёров Московского Художественного театра.

Театральные антрепризы должны ориентироваться на зрительскую аудиторию и продавать билеты, иначе они прогорят. Но актёрам МХАТа хотелось укрыться от посторонних глаз в уютном месте, куда можно прийти после спектакля и расслабиться от академических театральных традиций и внешнего мира. Создание такого рода клуба стало необходимостью для актёрского уединения, где в узком кругу можно было разобрать спектакли и с нежной иронией сочинить пару скетчей о своём любимом театре.

Идея создания актёрского клуба была рассчитана не на публику, а на её полное отсутствие. Собственно, публика и не должна видеть своих театральных героев в будничной обстановке.

В «закрытый» клуб входили актёры Художественного театра: Ольга Леонардовна Книппер-Чехова, Василий Иванович Качалов, Иван Михайлович Москвин, Георгий Сергеевич Бурджалов и Алиса Коонен.

Устав кружка «Летучая мышь» был представлен на регистрацию в городское присутствие, о чём позднее сообщала газета «Русское слово».

Такой устав подписали Никита Балиев, Николай Тарасов и Василий Качалов. Соучредителями стали 25 актёров, и ещё 15 членов клуба предлагалось избрать путём голосования. Но этот план «потерпел неудачу». Как раз закрытость и привлекала внимание, как только Балиев сообщил, что «это будет клуб Художественного театра, недоступный для других, и стать его членом будет безумно трудно», в скором времени «хлынули совсем постороннiе элементы» и «предполагаемая» интимность театра была разрушена. Подвал наполнился богемными музыкантами, художниками, писателями и завсегдатаями московских театров.

« «Когда выяснилась нужда в особом зале для молодёжи, было присоединено подвальное помещение, в котором одно время помещался кружок артистов Московского художественного театра под названием „Летучая мышь“, устраивавший свои закрытые интимные собрания по ночам по окончании спектаклей. Душой этих собраний был Н. Ф. Балиев, организовавший позднее свою труппу для публичных спектаклей „Летучей мыши“, ставшую вскоре столь популярной в Москве. Для устройства танцевального зала помещение было мною углублено на аршин и по асфальтовой подготовке положен дубовый паркет».- вспоминал позднее хозяин дома »

29 февраля 1908 года Балиев и Тарасов спустились в слабо освещённый подвал дома Перцова (напротив Храма Христа Спасителя). Навстречу им выпорхнула летучая мышь. Так родилось название театра, а летучая мышь стала его эмблемой, пародируя мхатовскую чайку на занавесе.

Таким образом, в рождении театрального клуба была нужда, а перспектива его развития раскрылась позднее. О ней создатели театра и не задумывались.

В театре миниатюр время действия исчисляется минутами, а не часами, и в его десятилетней биографии Николай Ефимович Эфрос донёс до наших дней историю эволюции камерного театра «Летучая мышь» с момента возникновения идеи создания актёрского клуба в 1908 году, до его расцвета, когда он стал художественно - театральной достопримечательностью захлебнувшегося в революционном хаосе городе.

«Художественный театръ - серьёзнейший театръ, съ героическимъ напряжѣниемъ, въ бурленiи творческихъ силъ разрешающiй самыя сложныя сценическiя проблемы. Но у актеровъ этого театра - и большая любовь къ юмору, большой вкусъ къ шуткѣ. Они всегда любили смех. Выход этому должна дать "Летучая мышь", вот настроенья, мысли и цѣли, съ которыми Н. Ф. Балiев и Н. Л. Тарасовъ, сгруппировав вокруг себя товарищей по театру, арендовали подвал и подвесили къ его серому сводчатому потолку летучую мышь. Место отдыха людей - царство привольной, но красивой шутки, и подальше от посторонней публики»

Писал Н. Е. Эфрос в биографии театра, изданной к его десятилетнему юбилею, 1918.

Эстетскому вкусу Тарасова были особенно близки сжатые эклектические формы «маленького искусства». Блестяще образованный совладелец нефтяных промыслов и ватной фабрики в Армавире по духу был аристократом, а в душе Тарасов был поэтом. Он любил ярко освещённые залы, в которых непременно выбирал себе тёмный угол. Любил войну острот, но сам был скуп на слова. Этот молодой человек одновременно сочетал в себе сарказм, нежность и грусть, пикантность и недосказанность. Но, он не смог познать радость жизни и оценить щедрость всех этих даров. Тарасов мог легко набросать куплеты и сложить «песенку на злобу дня» или острую эпиграмму. Он сочинил меткую пародию на постановку «Марии Стюарт» в Малом театре и был автором буффонады о великом Наполеоне и его пропавшем шофёре. Шуточная миниатюра, в которой публику ловко дурачили, называлась «Скандал с Наполеоном, или неизвестный эпизод, происшедший с Наполеоном в Москве». Наполеону было холодно, он хотел уехать и спрашивал: - Где мой шофёр? Из зала кричали: - При Наполеоне не было автомобилей!

Воплотив свою мечту о собственном театре, Никита Балиев превратил актёрское кабаре, интимный клуб актёров МХАТа - в общедоступный коммерческий театр, вместе с тем сохранив атмосферу бывшего пристанища художественной богемы. Спектакли стал посещать Константин Сергеевич Станиславский. Балиев был пайщиком Художественного театра и секретарем Вл. И. Немировича-Данченко. В театральных постановках он создал несколько сочных образов: Бык и Хлеб в «Синей птице» М.Метерлинка, Розен в «Борисе Годунове» А.Пушкина, Гость Человека в спектакле «Жизнь Человека» Л.Андреева. Он был очень артистичным, но для его актёрского типажа ролей в репертуаре академического театра было не много.

Ведущими актёрами театра были В.А.Подгорный и Б.С.Борисов (Гурович), а также Я.М.Волков, К. И. Кареев, А.Н.Салама, Г.С.Бурджалов, В.Я.Хенкин, Доронин (1911/14).

Актрисами театра были Н. А. Хоткевич, А. К. Фехтнер, Е.А.Хованская, В.В.Барсова, Е. А. Туманова, Резлер, Е.А.Маршева (Карпова), Т.Х.Дейкарханова, Н. В. Месхиева-Кареева (Алексеева), Гейнц, Василенко

Через полтора месяца, в апреле 1908 года, уровень воды в Москве-реке поднялся, и вода выступила из берегов. В некоторых наиболее низких местах в центре города все подвалы были затоплены водой.

«Два-три тёплых дня кряду и несколько дождей сразу настолько дружно продвинули таяние снегов и разрыхлили лёд, что быстрый и многоводный разлив реки Москвы был уже вне сомнения»

После потопа уютный подвал дома Перцова пришлось восстанавливать, и труппа Балиева возобновила свои представления.

«Летучая мышь продержалась полтора коротких театральных сезона в своём первоначальном помещении, испытав весной опустошение от разбушевавшихся вод Москвы-реки»

На второй сезон театр начинал свои представления в 21 час 30 минут вечера.

Официальное открытие «подвала» состоялось 18 октября 1908 года пародией на премьерный (13 октября 1908) спектакль МХАТа «Синяя птица», в котором эту птицу разыскивали Константин Сергеевич Станиславский и Немерович-Данченко. Театр был готов принять 60 гостей, о чём анонсировала газета «Русское слово»:

«Интимный „кабачок“ друзей художественного театра открывается в воскресенье». - «Русское слово»

Надо сказать, что сам спектакль Художественного театра имел огромный успех. На протяжении целого века легендарный спектакль не покидал сцену и был показан не менее четырёх с половиной тысяч раз. Право первого использования сказки автор предоставил именно Станиславскому; в оформлении спектакля была сложная световая партитура.

В апреле 1909 года мхатовскую «Синюю птицу» увидела петербургская публика на сцене Михайловского театра.

«Театр имел праздничный вид. Каждая картина метерлинковской сказки сопровождалась аплодисментами. „Страна воспоминаний“ и „царство будущего“ превзошли всякие ожидания и самыми строгими театралами признаны верхом сценического мастерства и искусства» - «Московскiя вѣсти»

14 января 1909 года в театре состоялось чествование учредителя «Мыши» Балиева. В шуточно-пародийной программе пели г-жа Ян-Рубан и г-н Камионский, танцевала г-жа Балашова, рассказывал сценки г-н Лебедев.

Свой юбилей в один год «Летучая мышь» отметила 19 марта 1909 года одновременно с 20-летним сценическим юбилеем Александра Леонидовича Вишневского. Никита Балиев разделил историю театра на «допотопный» и «послепотопный» периоды. Среди гостей были В.А.Серов, Н.А.Андреев и А.В.Собинов, которого на следующий день провожали в Буенос-Айрес.

Одна из «ёлок», устроенных в кабаре «Летучая мышь» 23 декабря 1909 года, надолго запомнилась гостям. В программе вечера был «Ревизор", исполненный труппой марионеток, а подарки раздавались три часа, и праздник завершился к семи утра.

В ночь с 9 на 10 февраля 1910 года театр дал первое платное представление. Первый платный спектакль - в пользу нуждающихся артистов театра. С этого времени «Летучая мышь» становится ночным театром-кабаре для платной публики. В репертуаре театра были пародии, миниатюры, разнообразные дивертисменты.

В ночь с 5 на 6 ноября 1910 года состоялся вечер с представлением пародии Тарасова на спектакль Малого театра «Мария Стюарт». В инсценировке «Братьев Карамазовых» принимали участие Александр Иванович Южин, Владимир Иванович немерович-Данченко иФёлор Шаляпин в костюме Мефистофеля. В действо вписался квартет: Леонид Собинов, Сергей Волгин, В.А.Лосский и Петров. Читал рассказы В.Ф.Лебедев.

В хмурый воскресный день, 13 ноября 1910 года, Николай Тарасов снял с себя бремя непроходящей тоски выстрелом в грудь.

«Тарасов - изящный юноша с бархатными глазами на красивом матовом лице. Он обладал тонким вкусом и счастливой внешностью. Судьба была на редкость милостива и щедра к нему. Но Тарасов носил в себе жажду радости жизни, но никогда не мог её утолить, не мог её испытать» .

Н. Е. Эфрос

Спектакль в Художественном театре был отменён.

После гибели в 1910 году Николая Тарасова, на средства которого существовала «Летучая мышь», театру пришлось зарабатывать самостоятельно.

20 марта 1911 года была показана опера Гумпердинка, переведённая и поставленная Николаем Званцевым. Ночь была полна веселья. На вернисаже были представлены натюрморты Владимира Тезавровского: Балиев в образе арбуза, Марджанов в виде ананаса,Леонидов представлен дыней. Собинов нарисовал картину горчицей и соями. «Клюквенная революция» - написана Лебедевым.

С 1912 года «Летучая мышь» становится театром миниатюр с ежевечерней большой программой, состоящей из шаржей, инсценировок песенок, романсов, театрализованныхафоризмов Козьмы Пруткова, миниатюр Т.Л.Щепкиной-Куперник, а также инсценировкок произведений классиков: Александра Пушкина, Николая Гоголя, Михаила Лермонтова, Ивана Тургенева, Антона Чехова, Ги де Мопассана. Испонялись отрывки из произведений Моцарта, Даргомыжского, Бородина, Чайковского. Представления блестяще комментировал остроумный «хозяин вечера» Балиев, находчиво беседуя с публикой и безобидно касаясь «злобы дня».

В августе 1912 года Балиев представил версию спектакля «Пер Гюнт», в программке которого было написано: «Драматическо-музыкальная поэма в 36 картинах, из которой ввиду трудности постановки были осуществлены только десять, остальные или не прошли цензуру, или были уже поставлены в Художественном театре», а среди эпизодов постановки были названия «У троллей» и «В сумасшедшем доме».

Одна из пародий кабаре называлась «Обозрение театров: крупнейшие провалы недавно начавшегося сезона». Затем последовали едкая пародия на пьесу Леонида Андреева «Екатерина Ивановна» и пародия «Сорочинская Елена» - на премьеры Свободного театра «Сорочинская ярмарка», в постановке К.Марджанова и «Прекрасная Елена», в постановке А.Таирова, 1913.

Со временем в программах театра всё сильнее стало проявляться эстетство, стремление к утончённой изысканности.

В 1913 году архитектор Ф.О.Шехтель спроектировал в Камергеровском переулке здание «Научного электротеатра», в котором были предусмотрены помещения для размещения «Летучей мыши». Однако, проект не был осуществлён.

Стены театра-кабаре были увешаны карикатурами и шаржами на театральные темы. Над входом в театр висела надпись «Все между собой считаются знакомыми», и желанные гости «Летучей мыши» могли расписаться в знаменитой книге рядом с автографами самого К.С.Станиславского, В.С.Качалова, О.Л.Книппер-Чеховой, Рахманинова и Айседоры Дункан. «Околотеатральная публика» сразу попадала в самую гущу полной событий закулисной жизни. Словно проникнув в театр со служебного входа, зритель совершал захватывающее путешествие в мир театральных кулис, чувствуя себя интимно причастным художественной сфере.

Представления в «Летучей мыши» начинались в 23 часа 30 минут вечера. Зрители рассаживались по своим местам, гасился свет, а из партера на сцену, крадучись, направлялись актёры. Одетые в развевающиеся, как крылья летучей мыши чёрные балахоны, они, в такт мерцания красных лампочек, шёпотом напевали: «Мышка - летучий мой зверёк, мышка легка, как ветерок». Уже вовлечённая в процесс публика чувствовала себя на «равной ноге» со знаменитыми артистами. Экспромты «случайно» оказавшихся в подвальчике «Летучей мыши» Веры Николаевны Пашенной, Николая Фёдоровича Монахова и даже Мари Петипа, на самом деле были продуманы и даже оплачены Балиевым. Таким образом, достигалось полное слияние зрительного зала и сцены. Богема состояла из коммерсантов, респектабельных чиновников и преуспевающей интеллигенции, которая играла в «художников» и «лицедеев».

Антреприза перешла на коммерческую основу, деньги в бюджет лились рекой. Продавались билеты, анонсировались спектакли, выпускались рецензии в газетах и журналах. С этого момента исчезла обстановка варьете, не стало столов, исчез звон бокалов и скрежет ножей по тарелкам; и «Летучая мышь» преобразилась в театр. Входная плата, по тем временам, была высокой, в буфете давали дорогое шампанское. Антреприза Балиева оказалась весьма успешной, и вскоре капитал общества «Летучей мыши» составил 100 000 рублей.Благодаря большому количеству поклонников театра-кабаре и успеху спектаклей, в 1915 году «Летучая мышь» переехала в специально приспособленный театр с функциональной сценой, зрительным залом и буфетом. Спектакли игрались в подвале доходного дома № 10 на Большом Гнездниковском переулке, называемым «Первым домом Нионезе», который в то время казался небоскрёбом.

В театре-кабаре «Летучая мышь» воплощал свои творческие замыслы балетных постановок Касьян Ярославович Голейзовский, представляя дивертисментные отделения.Первой постановкой на новой сцене была комическая опера «Граф Нулин» на музыку Алексея Архангельского. За ней последовала оригинальная постановка «Пиковой дамы», оформленной в минималистическом стиле символизма: карточный стол, свет на шёлке от одинокого канделябра, затем траурная свеча, кусок тяжёлой парчи и «фантазия дорисовывала катафалк и пышный гроб»; вместо бала - тени, силуэты, вальсирующие за окном, припорошенном снегом.

В репертуаре были опереты и водевили. «Песенка Фортунио» на музыку Ж. Оффенбаха (20-минутная миниатюра, 1918); «Итальянский салат»; «О гетере Мелитис» (стилизованная мистерия, 1919); «Лев Гурыч Синичкин» - водевиль Д.Т.Ленского; «Что случилось с героями „Ревизора“ на другой день после отъезда Хлестакова» (пародийный номер); «Свадьба при фонарях» (1919); «Утка о трёх носах» (трёх­актная оперетта Э. Жонаса, (1920).

Но время порождало «настроение ностальгической грусти по уходящему прошлому и усталой растерянности перед непонятным будущим».

В 1920-х годах с частью труппы «Летучей мыши» Балиев отправился в европейское турне. До 1922 года как-то пытались сохранить репертуар, но «Летучая мышь» в России умерла.

Ещё в 1918 году Эфрос написал пожелание на десятилетие театра:

«Пусть, что случилось опять случится. Пусть снова дѣйствительность превзойдет всѣ мечты и желания»

Эфрос, 1918

Репертуар кабаре представлял собой юмористический взгляд на постановки Художественного театра; в своей позиции «человека со стороны», позволяющей с особой остротой обнаружить комизм явлений и ситуаций, в которых «человек изнутри» мог видеть незыблемую закономерность. Многоликие актёры по нескольку раз в день меняли образы и характеры. Сначала в репертуаре «театра импровизированных пародий» были юмористические миниатюры и скетчи на постановки Художественного театра. Николай Балиев был одним из остроумнейших конферансье, его репризы создавали особую яркость театральных вечеров «Летучей мыши». Потом репертуар наполнился музыкальными и драматическими спектаклями. Постановки стали тяготеть к изысканности и элитарности, рассчитанной на состоятельную публику. Театр жил в собственном помещении со всеми необходимыми цехами декораторов, и в театре уже была постоянная труппа.

В репертуаре театрального кабаре были миниатюр:

«Синяя птица» (1908, пародия на спектакль МХТ)

Миниатюра «Часы» - из коллекции французского фарфора исполняли Т. Оганесова и В. Селиверстова

«Под взглядом предков» - старинный гавот исполняли Т. Оганесова, Я. Волков, В. Селивестрова

«Констанцский собор» на музыку А.Архангельского и слова А.Майкова, исполняли Я. Волков, А. Карницкий, М. Ефремов, Б. Васильев, А. Соколов, Н.Соколов, Б. Подгорный

«Казначейша». Сцены по М. Ю. Лермонтову. Участники: Казначей - И. И. Лагутин, Штабс-ротмистр - Я.Волков, Казначейша - Е. А. Туманова

«Заря-Заряница» на стихи Фёдора Сологуба и музыку Суворовского. Исполняли Т. Оганесова, Л. Колумбова, Н. Хоткевич, С. Туманова, А. Соколов, В.В.Барсова, Н. Веснина.

«Лунная серенада», актриса Н. В. Месхиева-Кареева (Н. В. Алексеева - Месхиева)

Инсценированная картина Малявина «Вихрь». «Бабы»: Е. А. Туманова, Т. Х. Дейкарханова, Л. Колумбова, В.В.Барсова, В. Селиверстова, А. Соколова

«Ревизор», 1909 (коротко, легко, сжато, метко, зло, остроумно)

«Мария Стюарт» - пародия Н.Тарасова на спектакль Малого театра, 1910.

«Скандал с Наполеоном, или неизвестный эпизод, происшедший с Наполеоном в Москве» (о великом Наполеоне и его пропавшем шофёре) - буффонада Н.Тарасова, 1910.

Инсценировка «Братья Карамазовы» (в спектакле Немерович-Данченко и Александр Сумбатов сидят за столиком и пьют коньяк, с участием Фёдора Шаляпина, 1910)

Сцены, поставленные по поэме Пушкина «Бахчисарайский фонтан» на музыку А. Архангельского. Роли исполняли: Мария - Н. Хоткевич, Зарема - Т.Х Дейкарханова, Хан - В.А.Подгорный

«В лунном свете» (французская песенка), которую исполняли А. К. Фехтнер, Н. А. Хоткевич, В. Селиверстова, Т. Оганесова, Н. Веснина

«Рыцарь, проигравший жену чёрту». Пьеса М.Кузьмина, в которой эту жену играли Н. А. Хоткевич, Л. А. Гатова, Т. Х. Дейкарханова

«Русская игрушка Посада Сергиева». Музыка А. Архангельского. В спектакле заняты А. К. Фехтнер, М. Борин, К.Коринкт (?)

«Бриган Папаша» или «зло побитый мезальянщик». Водевиль М.Долинова с пением. Исполнители: Н. А. Хоткевич, И.Лагутин, А. Фехтнер, Я.Волков

«Магазин мадам Бурдье» - сцены уходящей Москвы. Актёры: Н. Милатович, А. Фехтнер, В. Барсова, И.Лагутин, Т. Оганесова

«Благотворительный концерт в Крутогорске» - Исполнители: Н.Балиев, Е.Женин, Н.Хоткевич

«Мать», сцены по М.Горькому с участием В. А. Подгорного в роли Тимура Ленча

«Каприз Вогдыхана». По рассказу А.Ронье. Исполнители В. А. Подгорный, А. Соколов, Я. Волков

«Серенада Фавна» на музыку Моцарта, роли исполняли В.В.Барсова, Е. А. Туманова и А. Соколова

«Крокодил и Клеопатра», в котором роль Клеопатры исполняла Е. А. Туманова, затем Н. М. Хоткевич, В. К. Селиверстова

«Катенька». Забытая полька 80-х годов. Роли исполняли В. В. Барсова, А. К. Фехтнер, М. Борин

Опера (?) Гумпердинка, переведённая и поставленная Николаем Званцевым, 1911

«Пер Гюнт» (драматическо-музыкальная поэма Балиева в десяти картинах, 1912)

«Сорочинская Елена» - пародия на спектакли «Сорочинская ярмарка», К.Марджанова и «Прекрасная Елена», А.Таирова, 1913

«Обозрение театров: крупнейшие провалы недавно начавшегося сезона».

«Екатерина Ивановна» - пародия на пьесу Л.Андреева, 1913

«Граф нулин» на музыку Алексея Архангельского, 1915.

«Пиковая дама» , 1915. С участием Т. Х. Дейкархановой

«Шинель» Гоголя, в роли Акакия Акакиевича В. А. Подгорный, А. Соколов, А. Милатович, Ефремов, И. Лагутин, Е. Женин, М. Борин

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...