Павел и сергей третьяковы-благотворители, меценаты, коллекционеры, общественные деятели. Павел Третьяков - основатель Третьяковской галереи: биография, семья, интересные факты Братья третьяковы


ПАВЕЛ И СЕРГЕЙ ТРЕТЬЯКОВЫ –
БЛАГОТВОРИТЕЛИ, МЕЦЕНАТЫ,
КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ, ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ

Среди известных благотворителей и коллекционеров-пред­при­нимателей XIX в. имена братьев Третьяковых занимают особое место. Павел Михайлович и Сергей Михайлович навсегда вошли в историю не только русской, но и мировой культуры, подарив Москве прекрасную художественную коллекцию, создав общедоступную картинную галерею и открыв новый этап в развитии традиций художественного собирательства в России. Тема благотворительной деятельности братьев Третьяковых и их родственников и история создания знаменитой художественной коллекции неоднократно становилась предметом исследования отечественных историков и искусствоведов. Однако до настоящего времени не создано полномасштабного исследования по этой теме, а новые архивные и справочные материалы позволяют в определенной мере расширить границы исследовательского сюжета.

Семья Третьяковых, причисляемая к цвету московского купечества, внесла значительный вклад в дело сохранения культурного наследия Отечества и оставила заметный след в развитии экономики страны. Для ее представителей была характерна многогранная деятельность в различных сферах жизни общества, а также широкомасштабная социокультурная практика – участие во многих социальных и культурных начинаниях и проектах, благотворительность, меценатство, культурные инициативы, различные общественные мероприятия и другие деяния.

Пять поколений семьи, начиная с прадеда – Елисея Мартыновича Третьякова, принадлежащего старинному купеческому роду г. Малоярос­лавца Калужской губернии, переехавшего в Москву в 1774 г., принимали активное участие в развитии отечественной торговли и предпринимательства, а позднее и в развитии промышленного производства. Помимо развития торгового предприятия, Третьяковыми была основана в 1866 г. Большая Костромская льняная мануфактура. Льняное производство Третьяковых и их зятя Владимира Дмитриевича Коншина, мужа их сестры Елизаветы Михайловны, было самым крупным для своего времени и создавалось на отечественные капиталы. Доходы, получаемые с торговой деятельности и промышленного предприятия, позволяли братьям Павлу и Сергею Третьяковым осуществлять широкую благотворительную и меценатскую деятельность на протяжении всей жизни, принимать участие в реализации целого ряда социокультурных проектов своего времени. Значительная часть состояния семьи Третьяковых была вложена в развитие отечественной культуры – формирование художественных коллекций, основание галереи, открытие учебных и благотворительных заведений.

Братья Третьяковы оставили заметный след в общественной жизни родного города. Сергей Михайлович был тридцать девятым московским городским головой. «Пятилетие, которое, провел в должности городскаго головы от его утверждения 21 января 1877 г. до оставления этой должности 24 ноября 1881 г., тесно связано с историей внутреннего роста Москвы и отмечено выдающимися личными заслугами… по отношению к городу, во главе котораго он стоял». Он также являлся гласным Московской городской думы (1866–1892), выборным московского купеческого сословия. Общественная служба Сергея Третьякова началась с 1866 г., когда он был назначен окружным попечителем по якиманской части Москвы. Тогда же он стал гласным городской думы.

Для Москвы в период его пребывания на посту городского головы было сделано очень много. Возросла сумма расходов на образование с 230 тыс. руб. (4,9 % расходной сметы) до 375 тыс. руб. (6,15 % от общего расхода). Количество училищ в городе увеличилось с 34 до 55. В 1880 г. городская дума приняла постановление «об устройстве в Москве реального училища, для чего была пожертвована думою приобретенная у Министерства финансов, чрез личные хлопоты Сергея Михайловича Третьякова, городская земля в 2 000 кв. саж. под прежним Колымажным двором и ассигнован ежегодный расход в 28 000 руб. на содержание реального училища». Особенно заботился Сергей Михайлович о благоустройстве города. За время его председательства в думе была замощена треть проездов, проложен дренаж и каменные водостоки во многих местностях города, «устройство садов и бульваров получило еще более обширное развитие». За пять лет было устроено несколько верст новых бульваров: на Девичьем поле, по сторонам дороги в Сокольники и у Александровских казарм, устроены Екатерининский парк и обширные скверы – Самотечный, Яблочный и сквер храма Христа Спасителя. В 1877–1882 гг. были осуществлены изыскания, которые послужили материалом для составления проектов развития водоснабжения и канализации, составлены сами проекты. Все это позволило впоследствии осуществить «предприятия величайшей для города важности» и расширить рамки городского хозяйства .

В апреле 1877 г. дума пожертвовала 1 млн рублей на военные нужды и «употребила 200 000 р. на содержание госпиталей для раненых». Эти госпитали стали образцовыми для подобных учреждений Красного Креста. Это было заслугой Сергея Михайловича, показавшего прекрасные организаторские способности. «Наряду с этими общественными пожертвованиями на войну следует упомянуть о другом патриотическом пожертвовании частных лиц, почин котораго взял на себя щедрою рукою тогдашний городской голова». Для сбора средств на военные нужды был создан Славянский комитет во главе с известным общественным деятелем. Братья Третьяковы лично внесли в комитет значительные средства.

По инициативе главы городской думы и при его финансовом участии город приобрел у казны Сокольническую рощу для содействия развитию городского хозяйства и сохранения прилежащих к городу лесов. В 1877 г. при участии Сергея Михайловича была открыта центральная часть Политехнического музея, главная лестница которого сооружена по проекту зятя Каминского – мужа другой их сестры, Софьи Михайловны. В 1880 г. являлся организатором торжеств по случаю открытия памятника, где выступал с речью и передал памятник от думы городу. Будучи инициативным и профессиональным предпринимателем, Сергей Михайлович разработал четкую программу реорганизации городских дел с помощью займов и строительства собственных предприятий и предложил ее городской думе. Однако программа не получила поддержки гласных думы.

Выйдя в отставку, Сергей Третьяков не оставил активной социальной деятельности и участия в общественной жизни. Он занимал пост директора Московского отделения Русского музыкального общества в 1869–1889 гг., был председателем Московского художественного общества любителей художеств (с 1889), членом совета Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Состоял членом московского отделения Совета торговли и мануфактур. Входил в другие художественные и благотворительные общества. На свои средства Сергей Михайлович издавал «Художественный журнал» (1881–1887). Он участвовал также в деятельности ряда благотворительных организаций: являлся попечителем богадельного дома братьев Солодовниковых (1876–1877), московских мещанских училищ (1862–1877), Таганского женского городского начального училища, членом Сущевского участкового попечительства о бедных 2-го участка, почетным членом совета Московского коммерческого училища, членом совета больницы имени Александра III, членом комиссии вдовьей кассы для лиц, принадлежащих к московскому купечеству, председателем комиссии о пересмотре правил для раздачи пособий бедным и на приданое бедным невестам и благотворителем Арнольдо-Третьяковского училища глухонемых. Елена Андреевна, жена Сергея Михайловича, являлась попечительницей Сущевского женского городского начального училища.

Сергей Михайлович выделил средства на стипендии в ряд учебных заведений столицы. По завещанию он внес 120 тыс. руб. в Московскую городскую управу «пятипроцентными, одного из Восточных займов, билетами», с тем чтобы «проценты с них употреблялись с 25 000 руб. на стипендии его (моего) имени в Московских мещанских училищах Купеческого общества для мальчиков или девочек, с 15 000 руб. для той же цели в Александровском коммерческом училище; с 15 000 руб. для той же цели в Московском университете; с 10 000 руб. на одну стипендию моего имени в Московском университете; с 10 000 руб. на вспомоществование нуждающимся студентам Московского университета и с 10 000 руб. на вспомоществование нуждающимся ученикам Московской школы живописи, ваяния и зодчества». Позднее на духовном завещании Сергея Михайловича, составленном еще в 1888 г., его рукою были сделаны карандашные поправки в сторону прибавления сумм, выделяемых на стипендии. Третьякова, гласный Московской городской думы (1893–1896) Николай Сергеевич Третьяков, желая исполнить в точности волю отца, просил увеличить суммы «сообразно пометкам» и подал в думу соответствующее заявление. Суммы увеличивались следующим образом: «1) вместо 15 000 руб. Совету Арнольдовскаго для глухонемых училища двадцать тысяч; 2) вместо 120 000 в Городскую управу сто пятьдесят тысяч, причем эта сумма распределяется так: а) вместо 25 000 руб. в мещанские училища сорок тысяч; б) вместо 15 000 руб. в Александровское коммерческое училище двадцать тысяч; в) вместо 50 000 руб. в Консерваторию шестьдесят тысяч, и г) остальные из этой суммы без изменения, и 3) вместо 100000 руб. в Городскую управу на приобретение новых художественных произведений сто двадцать пять тысяч. Кроме того, добавлены новыя назначения: 1) Комитету Общества любителей художеств десять тысяч рублей для вспомогательного фонда Общества и 2) двум церквам: в одну, где будет погребен, и в другую приходскую – десять тысяч рублей». В июле 1893 г. по ходатайству Московской городской думы была высочайше утверждена в честь увековечения памяти «о заслугах по местному городскому управлению и значительных пожертвованиях городу бывшаго с 1877 – 1881 г. городским головою Сергея Михайловича Третьякова» Московскою городскою управою при Московском училище живописи, ваяния и зодчества стипендия его имени. Сумма стипендии составляла 1 тыс. руб. и выделялась одному студенту в каждое двухлетие. Московское купеческое общество получило средства на стипендии в мещанских училищах. Стипендии получили имя жертвователя – .

Пожертвования Сергея Михайловича Московскому городскому общественному управлению включали средства на благотворительность, здание галереи, на приобретение картин для галереи и стипендии и пособия учащимся. В 1891 г. он выделил 10 тыс. руб. на эмиритальную кассу служащих городского управления. В 1889 г. вместе с братом Павлом Михайловичем они пожертвовали 3 тыс. руб. на призрение душевнобольных по почину городского головы.

Сергей Михайлович был известен в общественных кругах и как коллекционер, занимался собиранием западно-европейской живописи. По завещанию он передал столице коллекции картин, средства на приобретение произведений живописи и свою часть дома в Лаврушинском переулке для галереи. В 1892 г. также по завещанию им было передано 125 тыс. руб. для приобретения художественных произведений для галереи.

Общественная деятельность Павла Михайловича была связана также с Московской городской думой, где он был гласным. Вместе с братом он много сделал для благоустройства Москвы. Являлся членом Комиссии о пользах и нуждах общественных. По долгу службы он являлся членом различных комитетов и обществ – московского купеческого Общества взаимного кредита, был выборным и старшиной Московского биржевого общества, состоял в советах учебных заведений, Славянском комитете, где был одним из шести самых активных членов. В 1869–1898 гг. он был попечителем Арнольдовского училища глухонемых, являлся членом Комитета для оказания помощи семействам убитых, умерших от ран и изувеченных на поле брани воинов в 1876–1886 гг. С 1883 г. состоял членом попечительского совета Александровского коммерческого училища, в Московском коммерческом училище он был почетным членом совета.

С 1893 г. Павел Михайлович состоял действительным членом императорской Академии художеств, где с 1868 г. был вольным общником. Он также являлся членом комитета московского Общества любителей художеств.

Павел Третьяков входил в состав попечительского совета Арнольдовского училища для глухонемых с момента его учреждения. Позднее в совет вошла и жена – Вера Николаевна. Здесь она занималась вопросами организации обучения ремеслам в женском отделении, уже имея определенный опыт попечительской деятельности в других училищах. В 1875 г. Павел Михайлович выстроил новое здание для училища на Донской улице с домовой церковью, богадельней и мастерскими. По завещанию он выделил училищу капитал в 200 тыс. руб., а также всем служащим в школе глухонемых в размере их годового жалованья со столовыми и квартирными. В целом прижизненные вложения и средства, выделенные им по завещанию на развитие училища, составили 340 тыс. рублей.

Павел Михайлович, как и старший брат, вкладывал значительные средства в развитие народного образования в столичном центре. В 1892 г. он пожертвовал Московскому купеческому обществу 16 900 руб. вместе с братом Сергеем Михайловичем на четыре стипендии в мещанских училищах. Стипендии были имени, зятя и совладельца фирмы братьев Третьяковых, и учреждены с 1893 г. Пять стипендий были учреждены в мещанских училищах с 1900 г. из средств, выделенных по завещанию в 1898 г.

По завещанию он внес в советы учебных заведений средства, проценты с которых использовались на стипендии для студентов и учащихся: Московскому университету,Московской консерватории,Московскому коммерческому училищу,Александровскому коммерческому училищу – по 15 тыс. руб.,московским мещанским училищам – 30 тыс. руб. Московскому купеческому обществу он оставил часть капитала «для устройства мужской и женской богаделен в тех размерах, для каких будет достаточен капитал на устройство и на содержание призреваемых». В 1900 г. по духовному завещанию на устройство женской и мужской богаделен Московскому купеческому обществу было направлено 600 тыс. руб., в 1901 г. – по духовному завещанию остаток в сумме 288 004 руб. и в 1903 г. долг по наследству в сумме 103 356 руб. от товарищества Новокостромской льняной мануфактуры и 2 398 руб. от продажи акций на содержание женской и мужской богаделен. Строительство богадельни началось летом 1904 г. и было завершено к концу 1906 г.
Учреждение на сто мест было открыто в ноябре 1907 г. «Решением собрания выборных Московского купеческого общества богадельне было присвоено имя жертвователя Павла Михайловича Третьякова». Таким образом, помимо вкладов в образовательные учреждения и на стипендии, Павел Михайлович финансировал создание благотворительных учреждений в Москве.

В 1853 г. вместе с матерью, внесли 500 руб. серебром (17 500 руб.)на «госпитальные нужды». В течение следующих двух лет он пожертвовал на ополчение и другие цели 1 700 руб. 12 июня 1858 г. Дом Московского городского общества высылает свидетельство о том, что Павел Михайлович Третьяков награжден бронзовой медалью в память минувшей войны 1853–1856 гг. за участие в пожертвованиях на военные надобности, пожалованной для ношения в петлице на аннинской ленте. В 1856 г. в память военных событий 1853–1856 гг. Сергей Михайлович был награжден бронзовой медалью на аннинской ленте.

Пожертвования на благотворительные цели поступали от Павла Третьякова и в адрес Московского городского общественного управления. В 1889 г. они вместе с братом Сергеем Михайловичем выделили 3 тыс. руб. на призрение душевнобольных по почину городского головы. В 1895 г. Пятый отдел Московской городской управы принял пожертвование на устройство работ для нищих в городском работном доме – 2 тыс. руб. (вклад вместе с женой в пользу призреваемых работного дома). В 1898 г. по духовному завещанию выделил 150 тыс. руб. с учетом процентов для устройства и содержания дома в Лаврушинском переулке «бывшего Крылова» бесплатных квартир для вдов и сирот русских художников. В 1909 г. Комиссией по устройству выделено 95 тыс. руб. на постройку и оборудование и 130 тыс. руб. на содержание приюта. Дом бесплатных квартир вдов и сирот русских художников был открыт в 1912 г.

В 1913 г. московскому городскому общественному самоуправлению поступило 200 тыс. руб., находившихся в пожизненном пользовании сына – Михаила. Московской городской думой было принято решение использовать капитал на устройство и содержание приюта для слабоумных. Строительство двухэтажного корпуса осуществлялось в 1914–1915 гг. Но в 1916 г. работы были приостановлены из-за трудностей военного времени. Приюту определялось имя жертвователя – .

В 1886 г. Третьяковыми передано в Совет православного миссионерского общества 500 руб. на строительство храма «Во имя воскресения Христова» в Токио. В 1892 г. Павел Михайлович передал Вспомогательному обществу московского купеческого сословия на составление неприкосновенного капитала 5 тыс. руб. В 1894 г. Московской купеческой управе и в биржевой комитет передано 10 тыс. руб. В 1895 г. московскому почт-директору пожертвовано 5 тыс. руб. на постройку дома призрения для заслуженных престарелых чинов почтово-телеграфного ведомства .

Благотворительная деятельность не ограничивалась только пространством столичного центра, она распространялась и на провинцию. При Большой Костромской льняной мануфактуре были построены приют, больница, детский сад, школа.

Павел Михайлович вкладывал финансовые средства в различные социокультурные проекты. В частности, он выделил средства на экспедиции -Маклая. Оказывал финансовую помощь художникам, Трутневу, Н. Н. Ге. Среди дарителей Музею изящных искусств также был Павел Третьяков.

К Солодовниковской богадельне и к богадельне была пристроена еще одна богадельня на средства, завещанные. На завещанные средства был построен приют. Один из корпусов приюта носил имя, так как был построен на его средства.

При строительстве храма Христа Спасителя почетные граждане Павел и Сергей Третьяковы отдали часть усадебной земли на прилежащей территории для устройства причтовых помещений.

Основу же благотворительной деятельности Павла Михайловича составило собирательство произведений русского искусства и формирование художественной галереи . В своей собирательской и благотворительной деятельности он опирался на филантропическую идею «…наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу в каких-либо полезных учреждениях». Покупая произведения русских художников или заказывая им исполнение различных произведений, Павел Третьяков оказывал поддержку отечественной художественной школе и культуре. Затраты на приобретение произведений искусства по годам составили:

1871–1872 – 19 тыс. руб.; 1872–1873 – 15 303 руб.; 1873–1874 – 19 572 руб.; 1874–1875 – 68 620 руб.; 1875–1876 – 17 584 руб.; 1876–1877 – 7 021 руб.; 1877–1878 – 24 тыс. руб.; 1878–1879 – 17 250 руб.; 1879–1880 – 10 тыс. руб.; 1880–1881 – 23 тыс. руб.; 1881–1882 – 41 тыс. руб.; 1882–1883 – 104 тыс. руб.; 1883–1884 – 41 тыс. руб.; 1884–1885 – 43 540 руб.; 1885–1886 – 23 893 руб.; 1886–1887 – 33 622 руб.; 1887–1888 – 32 775 руб., 1888–1889 – 32 270 руб., Антокольскому – 10 тыс. руб.; 1889–1890 – 45 130 руб., Антокольскому – 2 тыс. руб.; 1890–1891 – 35 085 руб.; 1891–1892 – 85 510 руб.; 1892–1893 – 10 682 руб.; 1893–1894 – 26 695 руб.; 1894–1895 – 909 руб.; 1895–1896 – 39 011 руб.; 1896–1897 – 22 173 руб.; 1897–1898 – 20 135 руб.; Верещагинская коллекция – 188 245 руб.

Пути формирования художественной коллекции Павла Третьякова были разнообразны, что во многом обусловило ее необычную социокультурную географию. Основная и лучшая часть ее собрания – портреты современников, творческих деятелей, пейзажная, историческая и жанровая живопись – была приобретена у художников Петербурга и Москвы.

В 1892 г. он передал в дар Москве все свое художественное собрание (1 287 произведений живописи, 518 – графики, 9 скульптур) вместе с коллекцией Сергея Михайловича, а также значительные денежные средства на приобретение новых картин. Вся Третьяковская коллекция тогда была оценена в 1 428 929 руб., а зарубежный отдел – в 520 520 руб. Всего братья Третьяковы пожертвовали картин на сумму 1 949 446 руб., 125 тыс. руб. было выделено на приобретение на проценты с этой суммы художественных, живописных и скульптурных произведений, 100 тыс. руб. – на ремонт галереи с потреблением процентов.

Эпоха и те масштабные трансформации, которые были обусловлены временем, не могли не оказать влияния на направление социокультурной деятельности Третьяковых, не могли не внести свои коррективы в дело определения направленности коллекционерских интересов, как и в дело определения приоритетных областей собирательства. Середина и вторая половина XIX в. стали временем оформления собирательских интересов и коллекционерской деятельности в среде представителей отечественных купеческих и предпринимательских династий (, , и др.) наряду с активизацией всех остальных направлений их социокультурной деятельности. Купечество в это время однозначно активизировало свои позиции в общественной, социальной и культурной жизни общества, пыталось идти в ногу со временем и вкладывало значительные материальные средства в развитие институтов культуры, в разнообразные социокультурные начинания и новации, нередко становясь инициатором и разработчиком многих социальных и культурных проектов.

Будучи представителями купеческого сословия и имея соответствующее образование и значительные финансовые средства, Третьяковы, безусловно, не могли оставаться в стороне от подобных проявлений социокультурной активности, и в качестве одного из приоритетных направлений своей деятельности в социальной и культурной сфере они избрали именно собирательство и коллекционирование. Немаловажное значение в данном случае сыграл и факт отсутствия в тот период в России, и в частности в Москве, общедоступной национальной художественной галереи или музея. Средства, получаемые в процессе торгово-промышленной и предпринимательской деятельности , вкладывались в художественные ценности, которые затем становились доступными для широкой общественности и в новом качестве как бы возвращались обществу «в каких-либо полезных учреждениях», по словам: в виде музеев, картинных собраний и галерей, различных коллекций, библиотек.

Вложение средств в формирование живописных коллекций и собраний одновременно можно рассматривать и как реализацию желания оказать помощь представителям отечественной художественной школы. В данном случае коллекционер выступал как гарант некоторой финансовой стабильности для художников, многие из которых нуждались в материальной поддержке и средствах к существованию. За высокохудожественные произведения на арт-рынке даже разворачивалась иногда борьба между собирателями художественных ценностей. Престижным было обладание такими произведениями, они становились украшением любой коллекции и галереи, свидетельствовали о художественных вкусах и пристрастиях их владельцев .

Для представителей делового мира России была характерна подобная полифункциональность в социально-экономической и социокультурной сферах. Братья Третьяковы и здесь шли в ногу с эпохой, стараясь как можно полнее реализовать свои возможности в области культурного развития страны, формирования образовательных и культурных институтов и учреждений, в деле развития отечественного искусства и сохранения историко-культурного наследия, в деле просвещения российской общественности. Знакомство и тесное общение со многими русскими художниками и деятелями культуры позволило иметь в своей коллекции работы лучших мастеров, а также дало возможность сформировать наиболее полную портретную галерею современников и сохранить ее в неизменном виде для потомков. В собрании галереи Третьяковых нашло также наиболее полное отражение развитие отечественной художественной школы второй половины XIX в. Коллекция, подаренная городу братьями Третьяковыми, составила основу для развития одного из крупнейших художественных музеев России.

Согласно духовному завещанию от 6 сентября 1896 г. и другим документам, Третьковыми подарено городу множество домов, богаделен, приютов, училищ, особняков, которые могли бы составить отдельную московскую улицу – такую, например, как Ильинка или Никольская. Братья Третьяковы единственными из российских купеческих династий оставили столице целую улицу – Третьяковский проезд с домом на Никольской. В 1897 г. Павлу Михайловичу Третьякову «в знак признательности» было присвоено звание почетного гражданина города Москвы – как «принесшему в дар названному городу картинную галерею и недвижимое имущество, в котором она находится, и продолжающему своими пожертвованиями способствовать дальнейшему обогащению этой галереи».

Только по выявленным на данный момент источникам вклад братьев Третьяковых и их родителей в развитие российской культуры и благотворительности составлял более 4,2 млн руб. По подсчетам Московской городской думы вклад братьев Третьяковых в благотворительные и культурные проекты составил более 2 млн руб. серебром (7 млн руб.).
С учетом вклада всех членов и родственников семьи вложения были, безусловно, еще более значительными.

Традиции активной социокультурной деятельности, заложенные братьями Третьяковыми, были продолжены их родственниками и потомками. В частности, сын Сергея Михайловича Третьякова Николай был секретарем Московского общества любителей художеств, принимал участие в спектаклях Общества искусства и литературы. Свой след в культурной жизни страны оставили также ближайшие родственники братьев Третьяковых – представители семейств Боткиных, Мамонтовых, Каминских, Алексеевых, Якунчиковых, Гриценко. Чтобы составить более масштабную картину социально-экономической и социокультурной деятельности братьев и всей семьи Третьяковых и полнее оценить их вклад в развитие отечественной культуры, требуется дальнейшее детальное исследование поставленной проблемы.

РГИА. Ф. 468. Оп. 42. Д. 1740. Л. 8.

Благотворительность московских предпринимателей, 1860–1914. М., 1999. С. 472.

РГИА. Ф. 468. Оп. 42. Д. 1740.

Там же. Л. 8 об.

Адрес-календарь города Москвы на 1889 г. Ст. 176. М., 1889.

Указ. соч. С. 471.

РГИА. Ф. 468. Оп. 42. Д. 1740. Л. 4 об.

Там же. Л. 5 об.

Там же. Л. 13, 13 об.

Указ. соч. С. 470–471.

Там же. С. 469.

РГИА. Ф. 789. Оп. 12. Д. 674.

Указ. соч. С. 470.

РГИА. Ф. 613. Оп. 1. Д. 103. Л. 141 об.

Указ. соч. С. 468–469.

Там же. С. 469.

РГИА. Ф. 1152. Т.Д. 413.

Павел Михайлович Третьяков в жизни и искусстве. М.,1993. С. 270.

. Павел Михайлович Третьяков: Докл. секретаря Моск. о-ва любителей художеств, 11 декабря 1908 г. С. 5.

РГИА. Ф. 1284. Оп. 241. Д. 162. Л. 28.

Там же. Ф. 468. Оп. 42. Д. 1740. Л. 6.

Адрес-календарь города Москвы на 1889 г. М., 1889. Ст. 550.

«Не явись в свое время П.М. Третьяков, не отдайся он всецело большой идее, не начни собирать воедино русское искусство, судьбы его были бы иные, быть может, и мы не знали бы ни «Боярыни Морозовой», ни «Крестного хода», ни всех тех больших и малых картин, кои сейчас украшают знаменитую Третьяковскую галерею. Тогда, в те далекие годы, это был подвиг».

Художник Михаил Нестеров

Павел, старший сын купца Михаила Захаровича Третьякова , родился 15 декабря 1832 года, Сергей – в 1834 году.

Павел Третьяков Сергей Третьяков

Братья были совершенно различны по характеру: Павел – серьезный, застенчивый, молчаливый, Сергей – искрометный и озорной. Павел не любил ничего показного, шумных многолюдных собраний, безудержного веселья. Сергей обладал изящными манерами, любил семейные праздники, любил ездить в гости, любил и умел шутить. Но и общего у них было очень много: оба обожали ласкового отца и немного побаивались строгой матери, любили друг друга и младших сестер да братьев. Павел и Сергей зимой и летом - вместе. Вместе работали в лавке отца, постигая основы купеческого дела, вместе бегали на Москву – реку купаться, вместе любовались на кремлевские башни. Они любили свой город, знали в Замоскворечье каждую улочку, каждый дом, знали, у какого хозяина какие лошади, на какой церкви лучший звонарь, и в каком колодце вода вкусней…

В 1850 году ушел из жизни горячо любимый отец. Согласно завещанию, все его торговые дела переходили в распоряжение его жены, Александры Даниловны. Руководить фирмой, ничего не меняя в делах, она должна была до тех пор, пока сыну Павлу не исполниться 26 лет, а Сергею – 25. Обращаясь к сыновьям, Михаил Захарович велел выдать сестру Елизавету замуж за старшего приказчика Владимира Коншина, на помощь которого он рассчитывал – и не ошибся. Владимир Дмитриевич стал надежным компаньоном и верным другом и Павлу, и Сергею. К свадьбе Елизаветы решили купить новый дом. Они нашли в Замоскворечье красивый и вместительный двухэтажный особняк, переживший пожар 1812 года.


Дом Третьяковых, купленный к свадьбе Е.М. Третьяковой

Дом утопал в зелени большого фруктового сада и зарослей сирени. Места в доме хватило всей семье. Со временем семья Третьяковых разъехались в разные дома и районы. А Павел, женившись, прожил здесь до конца своих дней. Пять раз, по мере прибавления картин, он пристраивал к дому залы галереи.


Семья П.М. Третьякова

До неузнаваемости изменился дом в начале XX века, когда здание полностью реконструировали, часть жилых помещений переделали под новые залы. А в 1904 году появился новый фасад, выполненный по проекту Виктора Васнецова. Именно этот фасад и стоящий перед ним памятник Павлу Михайловичу Третьякову – визитная карточка музея.


Над вратами-входами в галерею на белой ленте фасада древнеславянской вязью написано: «Московская городская художественная галерея имени Павла Михайловича и Сергея Михайловича Третьяковых основана П. Третьяковым в 1856 году и передана в дар гор. Москве в 1892 году совместно с завещанным городу собранием C.М. Третьякова».

В чем же уникальность собрания Павла Третьякова? В его удивительном художественном чутье, в точности выбора, в логике и продуманности коллекции. Никто, кроме Павла Михайловича, не был таким искренним другом молодых художников. Он прислушивался к их советам, часто бывал в их мастерских, вел финансовые дела многих друзей - художников. Письма с различными просьбами и приглашениями приходили в дом Третьяковых каждый день. А как ждали его на выставках! Как мечтали быть причастными к его коллекции! Почему? Да потому что понимали: попасть в коллекцию - это значит навсегда остаться в русской истории живописи.


Экспозиция в галерее

А знаете, как Третьяков посещал выставки?

Как правило, он приезжал заранее и терпеливо ждал, когда распахнуться двери залов. Ходил всегда неторопливо, тщательно всматривался в каждую работу, но при этом ничего не говорил. Он не позволял себе делать публичные замечания или громко высказывать свое мнение. Иногда понравившуюся картину приобретал не сразу, и тогда на раме появлялась табличка "Собственность Третьякова"; это было высшей похвалой для художников. Иную картину он мог купить недописанной, когда видел ее еще в мастерской. Всегда все картины осматривал по нескольку раз. А бывало и так: смотрит, думает, разглядывает со всех сторон, вблизи и издалека, а потом приедет - и купит совсем другую! Кстати, он никогда не покупал картины "по дружбе". Однажды на выставке в Петербурге Третьяков обратил внимание на этюд Крамского "Полесовщик". На нем был изображен странный мужик в простреленной шапке. Нет, покупать его Павел Михайлович не собирался. Однако все никак не мог забыть пристального взгляда, каким смотрел на него этот старик с картины. Когда через некоторое время он увидел этот этюд на выставке в Москве, то уже не сомневался: купит! Но выбрать на московской выставке картину петербуржца ему было неловко. И тогда он попросил брата Сергея приобрести ее для себя.

А каким коллекционером был Сергей Михайлович? Обладая хорошим художественным вкусом, он создал прекрасную коллекцию, большую часть которой составляли картины французских живописцев. Скажем прямо, такого благоговейного отношения к искусству, как у Павла Михайловича, у Сергея Михайловича не было. Картины он выбирал бессистемно, часто менял на другие, покупал и продавал, однако всегда прислушивался к мнению старшего брата. Так было и в их торговых делах: с первого дня их общего владения фирмой право подписи принадлежало Павлу Михайловичу. Авторитет братьевТретьяковых был непререкаем. В 1877 году Сергей Михайлович был избран московским городским головой. Вера Николаевна, супруга Павла Третьякова, однажды записала в своем дневнике: "Человек он пресимпитичный, весь пропитан порядочностью. Честный, исполнительный и весьма недурной городской голова..."

Павел Третьяков при покупке картин всегда торговался с художниками. Недаром же он был купцом! Однажды никак не соглашался заплатить за портрет 1000 рублей, но готов был купить его за 800. А на упрек, что несолидно торговаться из-за 200 рублей, ответил: "Я не располагаю такими средствами, какие некоторым могут казаться... В Москве многие много богаче моего брата, а мои средства в шесть раз менее, чем у него. Ноя никому не завидую, я работаю..." Будем справедливы: Павел Третьяков имел обязательства перед всеми членами своей семьи, у него на попечении была школа для глухонемых, он жертвовал немалые суммы на нужды армии, да и рабочие его костромской льняной мануфактуры получали зарплату, которая была побольше, чем на других фабриках... Так что, сэкономив по 200 рублей на четырех картинах, можно было купить пятую...

Павел Михайлович сам любил ухаживать за картинами и лакировать их...

О том, какие картины его коллекции более всего нравятся публике, узнавал по тому, насколько вытоптан пол перед картиной...

Всю жизнь носил скромные сюртуки. Любил щи.

К 1872 года собрание Третьякова насчитывало 182 картины.


Экспозиция в галерее 1898 г.

Когда они заняли все стены кабинета, гостиной, детской, встал вопрос о том, куда девать следующие. На помощь пришел зять – архитектор Александр Степанович Каминский. Именно он составил проект специального помещения. Вместе с Павлом Михайловичем они подолгу обсуждали будущую постройку, чертили планы… Особое внимание уделили стеклянной крыше. Весь 1873 год строили и тщательно отделывали галерею. В марте 1874 года наступил долгожданный момент – развеска. Третьяков никому не мог доверить такую ответственную работу: каждой картине сам искал место, проверял освещение. Он сутками пропадал в залах, а верная помощница Вера Николаевна только и успевала передавать рабочим его распоряжения… Свершилось: галерея превратилась в общедоступный музей.

В галерее всегда было много народа. Помимо публики, приходили студенты художественных училищ и работали в залах – копировали произведения мастеров. Вспоминая такие визиты, художник П.И. Нерадовский писал: «Прошло так много лет, а в памяти сохранилась дорога в галерею через Москворецкий мост и набережную канала… Бывало, спешишь прийти пораньше. Пройдешь из Лаврушинского переулка во двор, войдешь в садовую калитку, на ней прикреплена скромная вывеска «Картинная галерея»… Сядешь на скамейку и дожидаешься, когда в дверном замке щелкнет. А пока сидишь, видишь: напротив, из окна своего кабинета поглядывает Третьяков».

В июле 1892 года скоропостижно скончался Сергей Михайлович Третьяков. В своем завещании он писал о том, что по примеру старшего брата хотел бы сделать свою картинную галерею общедоступной для широкой публики. Сергей Михайлович знал о намерении Павла Михайловича передать свою коллекцию в дар родному городу. Как владелец половины дома в Лаврушинском переулке, он передал свою часть дома Москве вместе со всеми принадлежащими ему, Сергею Михайловичу, картинами. Кроме, того, он жертвовал капитал в 100 000 рублей (а его сын увеличил пожертвование до 125 000 рублей), на проценты с которого следовало пополнять галерею новыми произведениями русских художников. После серьезных раздумий Павел Михайлович пришел к решению: он не будет завещать коллекцию Москве, а подарит ее немедленно вместе с коллекцией брата. Третьяков писал: «Чтобы сделать возможным утверждение завещания, я должен буду теперь же передать в дар городу и мою часть дома, и собрание русской живописи, разумеется, с условием пожизненного пользования квартирой и заведования учреждением».

Московская городская галерея имени братьев Третьяковых торжественно открыла свои двери 15 августа 1893 года. В ней было 22 зала, в которых размещалось 1276 картин, почти 500 рисунков, 10 скульптур (русская коллекция) и 84 картины европейских живописцев.

Литература:

1. Детский журнал "Эскиз" № 11, 2010 г.

2. Информация из Интернета.

Среди московских меценатов имя Павла Михайловича Третьякова на особом месте: именно ему мы обязаны уникальной коллекцией живописи, хранящейся в знаменитой Третьяковской галерее. Купеческая семья Третьяковых особым богатством похвастаться не могла, но на приобретение картин Павел Михайлович денег не жалел. За 42 года он потратил на них внушительную по тем временам сумму - свыше миллиона рублей. К сожалению, куда менее известен нашим современникам брат Павла - Сергей Михайлович.

Он собирал западноевропейскую живопись, а после смерти в 1892 г. все приобретённые им полотна перешли, по завещанию, в распоряжение Павла Михайловича. Они тоже были переданы в дар городу. 15 августа 1893 г. в Москве появился новый музей - «Городская художественная галерея Павла и Сергея Третьяковых». На тот момент коллекция насчитывала 1362 картины, 593 рисунка и 15 скульптур. Художественный критик В. Стасов писал о ней: «Картинная галерея…не есть случайное собрание картин, она есть результат знания, соображений, строгого взвешивания и более всего - глубокой любви к своему дорогому делу».

Третьяковы — российские купцы, прославившиеся своим художественным вкусом и меценатством, семья, которой многим обязана российская культура. Российский купеческий малоярославский род (упоминается с 1646 года). Торговали льняным полотном и пряжей, владели текстильными предприятиями.

В 1774 году первый Третьяков — семидесятилетний Елисей Мартынович переехал в Москву. Его сын, Захар Елисеевич, поселился в Замоскворечье вместе со своей женой Лукерьей Лукиничной и пятью детьми. Когда жена умерла, он женился во второй раз, и в этом браке родилось два сына — Михаил и Сергей.

В 1816 году Захар Елисеевич был хозяином пяти смежных лавок на углу Холщевого и Златокружевного рядов близ Ильинки. Чувствуя приближение последнего часа, он загодя внес в опекунский совет необходимое количество денег, чтобы обеспечить своих несовершеннолетних сыновей.

После смерти Захара Елисеевича братья торговали каждый для себя, а в 1830 году произошел окончательный раздел. Родительский дом и наследство умершего Сергея отошли к Михаилу Захаровичу, но все равно в Москве он считался небогатым купцом и незавидным женихом. Когда в 1831 году Михаил Захарович женился на дочери купца Борисова, экспортировавшего сало в Англию, москвичи сочли, что брак неравный: ведь Борисов дал 15 тысяч рублей приданого, да и невеста была на 11 лет младше жениха.

Тем не менее молодые любили друг друга. Жили они скромно, но в полном согласии. Жена, Александра Даниловна, вела домашнее хозяйство, а Михаил Захарович целыми днями занимался делами. Но и отдыху было место: ездили на гуляния в Сокольники, в сезон по воскресеньям посещали театр.

Всего у этой счастливой пары родилось 11 детей, но шестеро из них умерло от скарлатины, зато двое сыновей, Павел и Сергей, стали гордостью семьи и заслужили благодарность потомков.

Братья Третьяковы с детства дружили с приходским священником А.А. Виноградовым, с семьей Рубинштейнов и со своими соседями Мединцевыми. Из пятерых братьев Мединцевых самым известным стал Александр, обладатель первой нумизматической коллекции. Компания была шумной и веселой, молодые люди часто ходили друг к другу в гости и образовали своеобразный кружок, в котором Павла Третьякова за его необыкновенную серьезность (унаследованную от матери) и внешнее сходство с отшельниками со старинных византийских образов прозвали Архимандритом. Он был высокий, сутуловатый, носил русую бороду, имел карие глаза и удивительно густые брови. Руки его были длинны, а пальцы — удивительно тонки. За эту «удлиненность» и утонченность его называли еще Англичанином.

Однажды в Большом театре на итальянской опере Павел Михайлович увидел девушку, которая покорила его с первого взгляда. Это была Вера Николаевна Мамонтова. Но влюбленный Третьяков не решался подойти к красавице и лишь издали, спрятавшись в какой-нибудь уголок, любовался ею в течение нескольких зим. Более близкое знакомство произошло только в 1865 году, когда после смерти матери и брата Вера Николаевна поселилась у вдовы брата, Елизаветы Михайловны. Они обе были замечательные пианистки и часто бывали у Каминских. Каминский взял на себя роль свата и свел Павла Михайловича и Веру Николаевну Свадьба состоялась 22 августа 1865 года.

Вера Николаевна пришлась «ко двору» Третьяковым. Она обладала необыкновенной женственностью и просто фантастической способностью улаживать любые конфликты и недоразумения, причем делала это ненавязчиво и в высшей степени доброжелательно. В хозяйственных делах молодая жена ничего не понимала, поэтому и не касалась их. По настоянию Павла Михайловича, любившего музыку, она продолжала совершенствовать свое исполнительское мастерство.

10 ноября 1868 года женился и брат Павла — Сергей. Его жена, Елена Андреевна Матвеева, была женщиной необыкновенной красоты, но имела очень вздорный характер. Она не стремилась вызвать любовь своей новой семьи, направив все усилия на продвижение своего мужа по служебной лестнице. И на этом поприще Елена Андреевна преуспела: в том же году Сергей Михайлович был уже членом Московского Совета торговли и мануфактур. В январе 1877 года он был избран Московским городским головой, в 1878-м стал статским советником, а в 1882-м — действительным статским советником.

Находясь на посту городского головы, он устраивал в Москве Всероссийскую торгово-промышленную выставку, организовал сбор средств на поддержание и ремонт памятника А.С. Пушкину, построил постоянные мосты через Москву-реку. В течение длительного времени он занимал пост председателя Общества поощрения художников, собственные деньги вкладывал в издание «Художественного журнала».

В 1866 году выросла семья Павла Михайловича — родилась первая дочь Вера, потом были еще две дочери и два сына. Одновременно расширялось и семейное торговое дело, открывались отделения и конторы в других городах, в 1866 году было учреждено «Товарищество Большой Костромской льняной мануфактуры» с капиталом в 270 тысяч рублей.

Павел Михайлович стал директором правления «Товарищества», членом совета московского купеческого банка, членом советов Попечительства о бедных в Москве и Московского художественного общества, он содержал Арнольдовское училище для глухонемых детей.

Оказывал Павел Михайлович материальную помощь и Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества, и отдельным художникам — И.В. Крамскому, Н.Н. Ге, А.К. Саврасову (покупая их картины и ссужая деньгами). Беспокоился он и о здоровье художников, например, об И.И. Шишкине, когда тот заболел тифом, или о Ф.А. Васильеве, болевшем туберкулезом.

Сам Павел Михайлович любил лакировать и реставрировать картины. Эти занятия доставляли ему больше радости, чем балы и застолья. Поэтому Вера Николаевна выезжала в гости и в купеческий клуб с сестрой Зинаидой, а Павлу Михайловичу было довольно и ее рассказов.

Их сын Иван был очень одаренным в музыкальном отношении ребенком, но в 1887 году он умер от скарлатины. Для Павла Михайловича это было огромное горе, заставившее его пересмотреть свои отношения с другими детьми. Так, он дал согласие на брак своей дочери Веры с музыкантом Зилоти, хотя раньше был категорически против.

С 1856 года с помощью своих близких друзей— И.Е. Репина и И. И. Крамского Павел Михайлович собирал произведения русского художественного искусства. В 1892 году его коллекция — одно из крупнейших собраний национальной живописи — стала основой Третьяковской галереи. Но еще до этого, в 1869 году, он подарил Академии художеств большую коллекцию литографий с картин европейских мастеров. А в 1874 году он подарил Московскому обществу любителей художеств Туркестанскую серию картин В.В. Верещагина.

Павлу Третьякову принадлежит идея создания портретной галереи. По его заказу были написаны портреты М.С. Щепкина, А.И. Гончарова, Л.Н. Толстого, А.Г. Рубинштейна, Ф.М. Достоевского. Но сам Третьяков согласился позировать только дважды — Крамскому, а потом Репину.

Сергей Михайлович по делам службы часто выезжал за границу, где всерьез увлекся коллекционированием. Начал с покупки картин русских художников (Ф.А. Васильева, В.Д. Поленова, В.Г. Перова). В Париже он начал посещать выставки, антикварные магазины и художественные салоны. Так в его коллекции появились полотна Ш.Ф. Добиньи, Т. Руссо, Ж. Депре, Т. Жерика и Э. Делакруа. Особенно его привлекло творчество барбизонцев. Он старался по возможности представить всю историю французской живописи. Сергей Михайлович внезапно умер 26 июля 1892 года, завещав свое собрание картин городу Москве.

После смерти брата Павел Михайлович объединил обе коллекции и занялся подготовкой к открытию художественной галереи. Торжественное открытие «Московской городской галереи имени братьев Третьяковых» состоялось в 1893 году. В галерее тогда было 22 зала, 1276 картин русских художников, 471 рисунок и 10 скульптур русской школы, а также 84 картины иностранных живописцев — наследие Сергея Михайловича.

С 1893 года П.М. Третьяков — действительный член Академии художеств, с 1897-го — Почетный гражданин Москвы.

Павлу Михайловичу помогал в работе в галерее его сын Николай, продолжавший дело своего отца в течение 58 лет.

Сто двенадцать лет назад, 31 августа (12 сентября по н. ст.) 1892 г., известный московский предприниматель и меценат Павел Михайлович Третьяков передал в собственность городу Москве свою картинную галерею. К этому решению Павла Михайловича подтолкнула последняя воля брата — Сергея Михайловича Третьякова. Новый музей по справедливости стал носить имя «Городская художественная галерея Павла и Сергея Третьяковых».

Третьяковы были одной из старейших купеческих фамилий, впервые упоминавшейся в середине XVII в. в Малом Ярославце. В 1774 г. в Москве обосновался Елисей Мартынович Третьяков, положивший начало династии столичных предпринимателей.
Сергей Михайлович Третьяков.

Впрочем, вначале Третьяковы ничем не выделялись из московского купечества. Елисей Мартынович и его сын Захар Елисеевич относились к купцам третьей гильдии, то есть занимались мелкой торговлей.
Сын Захара Третьякова Михаил Захарович выбился уже во вторую гильдию, изготовлял и продавал ткани, поставлял товар на Нижегородскую ярмарку, владел пятью лавками в Старых торговых рядах на Ильинке. Но он так и не обзавелся собственным домом, до конца своих дней переезжая с одной наемной квартиры на другую. Семья Третьяковых вела довольно скромный образ жизни, траты на «пустяки» не допускались. И все же супруга Михаила Захаровича Александра Даниловна, урожденная Борисова, была неплохо образована, любила музыку и театр, часто сама музицировала на фортепьяно.
У Михаила Захаровича было девять детей, которых обучали приглашенные преподаватели. Отец часто присутствовал на уроках, не терпел баловства и пустого времяпрепровождения и вообще держал детей в строгости. Двух старших сыновей — Павла и Сергея — с раннего возраста готовили к торговой деятельности. С четырнадцати лет они уже сидели в отцовских лавках, понемногу приобретая необходимые деловые навыки.
В 1850 г. Михаил Захарович Третьяков умер. Павлу было тогда семнадцать, а Сергею пятнадцать лет. На первых порах вести дела им помогала мать Александра Даниловна. Уже на следующий год после смерти отца семейство Третьяковых наконец переехало в собственный дом в Лаврушинском переулке в купеческом Замоскворечье. Старый двухэтажный особняк, окруженный садом, раньше принадлежал купцам-чаеторговцам Шестовым.
Семейное дело Третьяковых развивалось успешно. Особенно преуспел в предпринимательстве Сергей Третьяков. Его старший брат Павел также активно занимался вопросами производства и сбыта продукции, но, видимо, его отвлекал растущий интерес к живописи. Первые знания Павел Михайлович получил из иллюстрированных изданий. Он не пропускал в Москве ни одной выставки живописи, а бывая по делам фирмы за границей, обязательно посещал местные картинные галереи.
П.М. Третьяков заводит знакомства с художниками и в мае 1856 г. приобретает свои первые картины — «Стычка с финляндскими контрабандистами» В.Г. Худякова и «Искушение» Н.Г. Шильдера. Он покупал, как правило, картины молодых и малоизвестных авторов, но не только потому, что был ограничен в средствах — основная часть капитала находилась «в деле». Павел Третьяков не был простым собирателем, у него сформировался свой взгляд, своя эстетическая концепция, созвучная новому направлению в русской живописи.

Третьяков писал: «Мне не нужно ни богатой природы, ни великолепной композиции, ни эффектного освещения, никаких чудес. Дайте мне хоть лужу грязную, но чтобы в ней правда была, поэзия, а поэзия во всем может быть, это дело художника». Постепенно он стал играть важную роль в художественной жизни Москвы. В начале 1860-х гг. образовалось «Московское общество любителей художеств», объединившее как профессионалов, так и любителей-меценатов. В качестве постоянного члена Комитета общества П.М. Третьяков неизменно поддерживал на проводимых конкурсах художников реалистического направления.
Увлечение живописью П.М. Третьяков должен был совмещать с предпринимательством. «Я менее, чем кто-нибудь, желал бы бросать деньги и даже не должен сметь этого делать, — писал Третьяков, — мне деньги достаются большим трудом, часть физическим, но более нравственным, и, может быть, я не в силах буду долго продолжать торговые дела, а раз кончив их, я не в состоянии буду тратить на картины ничего».
1860-е гг. стали в России временем небывалого экономического и промышленного подъема, который отразился и на предпринимательской деятельности Третьяковых. В Москве им принадлежало уже четыре мануфактурных магазина, отделения и конторы семейной фирмы открывались все в новых городах. Расширяя промышленное производство, Третьяковы основали в Костроме Товарищество Большой Костромской мануфактуры. За первые десять лет работы основной капитал Товарищества вырос втрое.
В финансовой сфере П.М. Третьяков принял активное участие в создании первого в городе Московского купеческого банка и до конца жизни являлся членом его Совета, хотя и не относился к числу крупных пайщиков. Третьяковы были также среди учредителей второго коммерческого банка Москвы — Московского купеческого общества взаимного кредита, имели большое влияние и в Правлении Московского учетного банка. П.М. и С.М. Третьяковы бессменно состояли выборными лицами Московского биржевого общества.
Как предприниматели Третьяковы демонстрировали умение улаживать социальные конфликты. Когда на их хлопчатобумажной фабрике в Москве вспыхнула забастовка, Третьяковы выполнили разумные требования рабочих: увеличили с 3 до 8 копеек сдельную оплату, снизили цены на продукты в харчевой лавке, распорядились топить фабричную баню не один, а два раза в месяц. Занимались Третьяковы и традиционной для московского купечества благотворительностью, причем в значительных размерах. На их средства содержалось Арнольдовское училище для глухонемых детей, для которого было выстроено трехэтажное здание на Донской улице.
Возросшие доходы позволили Павлу Третьякову направлять крупные суммы на пополнение своей коллекции, оказывать весомую материальную поддержку талантливым художникам, к тому же делая известными их имена. Неслучайно, по общему признанию, «каждого молодого художника (да и старого) заветной мечтой было попасть в его галерею». П.М. Третьяков особо поддерживал художников-передвижников, открыто порвавших с традициями Академии художеств.
Оставаясь самостоятельным в своих суждениях, П.М. Третьяков при покупке картины всегда советовался с людьми, чье мнение он ценил. Постоянными консультантами Третьякова были художник И.Н. Крамской и художественный критик В.В. Стасов. Только по настоянию Стасова была куплена картина И.Е. Репина «Не ждали». По просьбе Л.Н. Толстого П.М. Третьяков включил в свою коллекцию цикл работ Н.Н. Ге на евангельские темы.
Павел Михайлович стремился отобразить величие русского искусства, показать его в истории и в перспективе. «Многие положительно не хотят верить в хорошую будущность русского искусства и уверяют, что если иной какой художник наш напишет недурную вещь, то так как-то случайно, и что он потом увеличивает собой ряд бездарностей, — писал Третьяков, — Я иного мнения, иначе я не собирал бы коллекцию русских картин».
Третьяков более не ограничивался кругом художников одного, пусть близкого ему направления. Крупные суммы были потрачены на приобретения полотен русских художников XVIII — первой половины XIX в. П.М. Третьяков старался сохранить целостность тематически связанных и дополняющих друг друга произведений. Так была приобретена целиком коллекция картин В.В. Верещагина о Туркестане.
Павел Михайлович всегда стремился сделать свою коллекцию открытой для самой широкой публики. Купленные полотна занимали место в фамильном особняке в Лаврушинском переулке. Скоро они заполнили стены во всех жилых помещениях. Такая скученность мешала ценителям воспринимать живопись. К тому же в особняке проживала немалая семья, которая испытывала понятные неудобства от частых экскурсий. Павел Михайлович никогда не мог отказать в просьбе ознакомиться с его собранием.
Наконец в 1874 г. братья Третьяковы выстроили в глубине сада новое двухэтажное здание для картинной галереи. Это здание перестраивалось и расширялось под увеличивающуюся коллекцию пять раз. В 1906 г. фасад Третьяковской галереи был декорирован в русском национальном стиле по эскизам художника В.М. Васнецова. Первые годы в галерею можно было попасть только с разрешения П.М. Третьякова, а с 1881 г. вход стал свободным для всех, денег с публики не брали.
Пополнение коллекции требовало больших затрат. Между тем Павел Михайлович не обладал громадным состоянием. Как сам он признавал, «в Москве многие богаче моего брата, а мои средства в шесть раз меньше моего брата; но я никому не завидую, а работаю, потому что не могу не работать». В обыденной жизни П.М. Третьякова можно было даже назвать скупым: «Я трачу на картины, тут цель серьезная, может быть, она исполняется недостаточно умело, это другое дело, да к тому же деньги идут трудящимся художникам, которых жизнь не особенно балует, но когда тратится ненужным образом хотя бы рубль — мне это досадно и это раздражает меня».
Дом отрешенного от мирской суеты Павла Михайловича Третьякова в Лаврушинском переулке так и не стал светским салоном, хотя здесь бывали многие известные люди. Настоящей душой общества была жена Павла Михайловича Вера Николавна, происходившая из известной и высококультурной семьи купцов Мамонтовых. Благодаря ей в доме всегда тепло принимали гостей, царила задушевная атмосфера, велись беседы о литературе и искусстве.
Совсем другой была жизнь в особняке Сергея Михайловича Третьякова на Пречистенском бульваре. Там собиралась блестящая публика — «вся Москва», то и дело устраивались пышные приемы и балы. С.М. Третьяков искал популярности, поскольку активно участвовал в городской общественной жизни. Особую известность принесло Сергею Третьякову устройство на собственные средства в центре Москвы «на благо города» транспортной развязки между Никольской улицей и Театральным проездом — Третьяковского проезда. Старания не прошли даром — в 1877 г. С.М. Третьякова избрали городским головой.
Сергей Михайлович предложил широкую программу развития в Москве учреждений народного просвещения, улучшения городского благоустройства, усиления противопожарной и санитарной службы. Предложения энергичного городского головы были встречены резкой критикой и справа, и слева. Либералы считали, что нужны не частные мероприятия, а кардинальная реформа избирательного закона. Консерваторы были против выделения средств на просвещение при крайней бедности большинства населения: «Прежде жизнь, потом здоровье и потом уже образование, которое до известной степени есть роскошь».
С.М. Третьяков, став во главе московской администрации, действовал без оглядки на Городскую думу, что вызывало протесты депутатов — гласных. «Мы хозяева, а вы — наши приказчики», — кричали гласные на заседаниях Думы в адрес членов Управы — городского правительства. Наконец Московская дума официально обвинила Управу в нарушениях в ведении городского хозяйства. Поводом стала история с покупкой городом Сокольничьей рощи. Думские дебаты вылились в громкий скандал, участвовать в котором С.М. Третьяков счел ниже своего достоинства. В 1881 г. он ушел с поста городского головы.
Сергей Третьяков тоже был коллекционером, хотя и не таким увлеченным, как его брат. Третьякова-младшего привлекала западноевропейская живопись, прежде всего — работы французских мастеров XIX в. С.М. Третьяков приобретал и картины русских художников, которые затем передавал в коллекцию брата. 25 июня 1892 г. Сергей Михайлович Третьяков скоропостижно скончался в Петербурге. В своем завещании С.М. Третьяков записал: «Так как брат мой Павел Михайлович выразил мне свое намерение пожертвовать городу Москве свою художественную коллекцию и в виду сего представить в собственность Московской городской думы свою часть дома, обще нам принадлежащего, то я часть этого дома, мне принадлежащую, представляю в собственность Московской городской думе».
Смерть брата подтолкнула П.М. Третьякова принять важнейшее в своей жизни решение. До этого он предполагал, что созданная им галерея перейдет Москве только после его смерти. Однако 31 августа 1892 г. Павел Михайлович обратился в Московскую думу с официальным письмом: «Озабочиваясь, с одной стороны, скорейшим выполнением воли моего любезного брата, а с другой — желая способствовать устройству в дорогом для меня городе полезных учреждений, содействовать процветанию искусства в России и вместе с тем сохранить на вечное время собранную мною коллекцию ныне же приношу в дар Московской городской думе всю мою картинную галерею и передаю в собственность города принадлежавшую мне часть дома».
Известие о щедром даре Третьякова быстро облетело Москву, многие хотели лично выразить свое восхищение Павлу Михайловичу, но он сразу же уехал за границу, где прожил до конца года. Вернувшись в Москву, П.М. Третьяков занялся кропотливой работой по составлению описи своей коллекции. Оказалось, что собрание включает в себя 1276 картин, 471 рисунок и 9 скульптур практически всех школ и направлений русского изобразительного искусства XVIII-XIX вв. Страховая стоимость коллекции была оценена приблизительно в полтора миллиона рублей, однако целиком все расходы П.М. Третьякова на создание художественной галереи составляли около четырех миллионов рублей.
После передачи своего собрания городу П.М. Третьяков продолжал пополнять его купленными за свой счет картинами. В ноябре 1898 г. Третьяков выбрал для галереи картину В.М. Васнецова «Богатыри», она оказалась для коллекционера последней — 4 декабря 1898 г. Павел Михайлович Третьяков скончался. Его последними словами были: «Берегите галерею и будьте здоровы». Согласно завещанию своего основателя Третьяковская галерея получала солидное материальное обеспечение. Павел Михайлович особо заботился о том, чтобы учащиеся могли посещать его галерею бесплатно, а все остальные за очень небольшую входную плату — принцип, который, к сожалению, не вполне соблюдается в наше время. Оценивая итоги жизни Павла Михайловича Третьякова, художник И.Е. Репин писал: «Он довел свое дело до грандиозных, беспримерных размеров и вынес один на своих плечах вопрос существования целой русской школы живописи. Колоссальный, необыкновенный подвиг!»

В один из дней конца мая у главного здания Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке было заметно особенное праздничное оживление. Яркий солнечный день казался еще солнечней и веселей от криков детей, бегавших во дворике перед главным входом в галерею. Какая-то школа, наверное, привезла на экскурсию своих питомцев. Вот две девочки лет девяти подбежали к памятнику Павлу Михайловичу Третьякову, стоящему посреди двора, у одной в руках фотоаппарат.

– Сфотографируй меня возле памятника! – Фотомодель трясет косичками и улыбается во всю ширину беззубого рта, зубы-то молочные все выпали спереди, а коренных еще не выросло. Подружка быстро щелкает своей «мыльницей» – и обе убегают. Что там у них в кадр попало, кроме улыбки и небольшого куска пьедестала?

Две дамы, судя по всему, сотрудницы музея, тоже подходят к памятнику с фотоаппаратом.

– Давай становись вот здесь, немного сбоку, чтобы солнце в объектив не било, сфотографирую тебя с Павлом Михайловичем.

Заметно, что в этом случае работа над кадром ведется уже не так легкомысленно.

– Не люблю я фотографироваться и фотографий своих не собираю.

– Ничего, можно разок сфотографироваться – раз в 150 лет.

Щелчок – и каменная фигура Павла Михайловича попадает в кадр вместе с одной из сотрудниц музея. В памятнике не чувствуется отчужденности, обычно присущей изваяниям. Все как-то очень живо, как будто Павел Михайлович – это вечный директор галереи имени братьев Третьяковых, который, хоть и не участвует в совещаниях и не решает текущих вопросов, но вполне себе здесь же присутствует и для всех сотрудников является как бы старшим товарищем во всех их рабочих делах.

Государственной Третьяковской галерее имени братьев Павла и Сергея Третьяковых исполнилось 150 лет. Датой основания галереи считается день, когда Павел Третьяков положил начало своей коллекции русской живописи приобретением картины «Стычка с финляндскими контрабандистами» художника В. Г. Худякова. Произошло это 22 мая 1856 года. А 24 мая 2006 года в Третьяковской галерее открылась выставка, посвященная жизни и деятельности братьев Третьяковых, которая продлится до 30 сентября.

Как говорится в пресс-релизе выставки, ее цель заключена в том, чтобы показать масштабы собирательской, предпринимательской, благотворительной жизни братьев Третьяковых, а также в том, чтобы просто рассказать о жизни этой замечательной русской семьи, потомки которой продолжают жить и сейчас, как в Москве, так и за границей. Главное, что остается после посещения выставки, разместившейся на двух этажах Инженерного корпуса Третьяковки, это ощущение того, как цельно и красиво умели жить эти люди. Благодаря своему трудолюбию, любви и уважению друг к другу, а также благодаря пониманию того, что богатство это не просто частная собственность, главный смысл которой быть неприкосновенной, но еще и некоторый долг, особое призвание. Это последнее Павел Михайлович Третьяков коротко выразил в одном из писем своей любимой дочери Александре: «Нажитое от общества должно вернуться обществу».

В первом же разделе выставки представлены документы, свидетельствующие о том, как эти слова подкреплялись делом в такой, например, области как любовь Павла Михайловича Третьякова к искусству. Уже в 1860 году, 28 лет от роду, он на всякий случай пишет завещание, в котором упоминает и будущую Третьяковскую галерею.

«Капитал же 150 тысяч рублей серебром я завещаваю на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи и прошу любезных братьев моих Сергея Михайловича и Владимира Дмитриевича и сестер моих Елизавету, Софью и Надежду непременно исполнить просьбу мою. Я забыл упомянуть, что желал бы оставить национальную галерею, состоящую из картин русских художников. Более всех обращаюсь с просьбой моей к брату Сергею, прошу вникнуть в смысл желания моего. Не осмеять его, понять, что для не оставляющего ни жены, ни детей и оставляющего мать, брата и сестру вполне обеспеченных, для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного всем доступного хранилища изящных искусств, принесущего многим пользу, всем удовольствие».

В 1873 году для размещения расширяющейся коллекции делается пристройка к жилому дому Третьяковых в Лаврушинском переулке и галерея начинает действовать, но пока еще посещение ее возможно только по знакомству. С 1883 года галерея становится общедоступной. Сергей Михайлович Третьяков не в меньшей степени, чем брат, любил изящные искусства, но увлекался преимущественно западноевропейской живописью, хотя в его собрании, сначала обособленном от собрания брата, находится значительное количество работ русских художников. В своем завещании он также указал, что после его смерти собранные им картины должны перейти в собственность города.

После внезапной смерти Сергея Михайловича в 1892 году Павел Михайлович дарит Москве и всю свою галерею, так две коллекции братьев объединяются в одну.

Вообще между братьями всегда царило редкостное согласие, об этом свидетельствуют не только члены семьи Третьяковых, но и многие их современники. Братья решали сообща как деловые вопросы, так и подчас запутанные вопросы художественной жизни, которая по самой своей сути склонна к интриге. Бывало, что Сергей Михайлович приобретал какую-нибудь картину просто для того, чтобы передать ее брату.

Здесь, кстати, уже можно перейти от личных отношений между Третьяковыми к их главному уникальному качеству – к их способности сочетать активную и успешную деловую жизнь с не менее активной и глубокой жизнью в художественных, литературных, музыкальных, театральных кругах. Этим двум разным областям их деятельности посвящены два разных раздела юбилейной выставки и эти разделы не то чтобы не стыкуются между собой, а попросту не укладываются в обычные представления о человеческой жизни. Если бы один брат занимался делами, а другой искусством, то это было бы еще более-менее постижимо. Но никакой «специализации» между Третьяковыми не было, они были равноправными деловыми партнерами и равно уважаемыми ценителями прекрасного. В этом чувствуется какая-то особенная чисто русская универсальность – не-сухость, но и не-мечтательность, которая наряду с другими разными чертами русского характера должна быть признана как одна из исконных, главных черт. С одной стороны, Третьяковы были исключительно надежными и порядочными деловыми партнерами, как по отношению друг к другу, так и ко всем, а с другой, вращались именно среди тех своих современников, чьи лица стали для нас главными лицами второй половины XIX века в России, если говорить об искусстве во всех его разнообразных проявлениях. Лица этих людей – друзей и свойственников Павла и Сергея Третьяковых – мы, кстати говоря, в основном знаем по портретам, выполненным специально для Третьяковской галереи русскими художниками также друзьями и свойственниками братьев.

В разделе выставки, посвященном домашней жизни Третьяковых, представлена значительная часть этих портретов. Здесь есть портреты Чайковского, Аксакова, Фета, Льва Толстого, братьев Рубинштейнов, Репина… Тех с кем они были знакомы, тех кто был близкими друзьями семьи, тех с кем они роднились. Сохранилась и издана очень интересная переписка между П. М. Третьяковым и Львом Толстым, в которой Павел Михайлович раскрывается как независимый человек, отстаивающий свою позицию и в то же время высоко ставящий мнение писателя. Павел Михайлович так же высоко ценил и гений Достоевского и жалел о том, что упустил возможность личного знакомства с ним. «Я боялся, как бы не умалился для меня он при более близком знакомстве, и вот теперь не могу простить себе», – писал он после смерти писателя. Знакомства, дружеские связи, свойство Третьяковых это, по словам куратора выставки Т. В. Юденковой, чрезвычайно обширная тема, достойная отдельного исследования, но все-таки в качестве еще одного примера разнообразия и значительности этих связей, их глубокого прикосновения к важнейшим событиям русской истории хочется упомянуть, что Третьяковы находились в свойстве и со знаменитым ученым-медиком Сергеем Петровичем Боткиным и его сыном Евгением Сергеевичем, тем самым врачом, который вместе с царской семьей погиб в Екатеринбурге.

Особый раздел посвящен благотворительности Павла Михайловича Третьякова, не относящейся к искусству, экспонаты выставки и ее организаторы свидетельствуют о том, что, например, он был фактически единственным человеком, который поддерживал Московское училище для глухонемых, после его смерти руководство училища обращается за поддержкой к Московской городской думе. Третьяков сделал значительный взнос на православный храм в Токио, который строился трудами равноапостольного Николая Японского, Третьяковы вообще регулярно жертвуют на церкви. Они также участвовали в финансировании исследовательской экспедиции, занимавшейся исследованием древних храмов России. Из переписки Третьякова известно, что он не отказывал в помощи и частным лицам, если в этом была необходимость, он бесплатно сотрудничал в Московском попечительском банке, выделявшем средства на поддержку нуждающихся. Также можно предположить, что немалую часть своих благодеяний Павел Михайлович попросту скрыл…

Для того, чтобы внимательно пройти по выставке, разместившейся на двух этажах Инженерного корпуса Третьяковки, потребуется около двух часов. В том, что организаторы определили ее направление как историко-художественное угадывается желание выйти за обычные для музея рамки демонстрации чего-то ныне уже не существующего. Но здесь история соединяется с искусством и благодаря этому создается ощущение присутствия в залах самой русской жизни – разнообразной, упорной, красивой, мудрой, доброй и семейной. Жизни, которая, преодолев многочисленные пороги времени, теперь принадлежит и нам.

Павел и Сергей – старшие сыновья в семье купца второй гильдии Михаила Захаровича и Александры Даниловны, где было еще семь детей. Род Третьяковых происходил из купцов города Малоярославца, известных с 1646 года, переехавших в XVIII веке в Москву. Михаил Захарович Третьяков имел пять лавок в Старых торговых рядах на Ильинке, торговал на Нижегородской ярмарке, имел льнопрядильную и льноткацкую фабрику в Костроме. Дети учились дома с нанятыми преподавателями.

В 1850 году Михаил Захарович Третьяков умер, когда Павлу было семнадцать лет, а Сергею – пятнадцать. Братья сразу продолжили отцовское дело - мать помогала вести дела.

В 1851 году братья Третьяковы впервые самостоятельно участвуют в Нижегородской ярмарке и в конце лета покупают дом в Лаврушинском переулке, который стал основой здания Третьяковской галереи.

В 1853 – 1855 годах семья Третьяковых жертвует значительные средства на госпитальные нужды и военные надобности во время Крымской войны.

В 1854 году Павел Третьяков купил десять полотен старых голландских художников на барахолке у Сухаревской башни, ставших основой его коллекции западноевропейской живописи.

26 августа 1856 года Сергей Третьяков получил бронзовую медаль для ношения в петлице на Аннинской ленте в память войны 1853 – 1856 годов. 24 октября этого же года он венчался с Елизаветой Сергеевной Мазуриной.

В 1856 году Павел Третьяков приобрел картину «Стычка с финляндскими контрабандистами» художников В.Г. Худякова и «Искушение» Н.Г. Шильдера. Этот год является годом основания Третьяковской галереи.

11 апреля 1859 года по завещанию отца все торговые дела были переданы от матери к старшим сыновьям.

1 января 1860 года открылся торговый дом «П. и С. бр. Третьяковы и В.Д. Коншин» для торговли изделиями изо льна, хлопка и шерсти. 2 января Сергей Третьяков был избран Московским купеческим обществом городовым старостой. В этом же году во время родов скончалась его жена Елизавета Сергеевна.

В 1860 году братья Третьяковы финансировали строительство и содержание Арнольдо-Третьяковского училища для глухонемых на Донской улице.

В 1861 году Сергей Третьяков путешествовал по Швейцарии и Франции, стал членом-любителем Московского общества любителей художеств. 20 марта Сергей Третьяков был избран в гласные Московской городской думы.

В 1864 – 1866 годах Сергей Третьяков был старшиной московского купечества.

В 1865 году Павел Третьяков женился на Вере Николаевне Мамонтовой, у них родились два сына и три дочери.

В 1866 году Сергей и Павел Третьяков вместе с В.Д. Коншиным и К.Я. Кашиным стали основателями и директорами Новой Костромской мануфактуры, объединившей прядильную, ткацкую и отбельную фабрики.

В 1866 году Павел Третьяков стал одним из учредителей и руководителей Московского купеческого банка.

В 1869 – 1870 годах братья Третьяковы числятся в списках членов и жертвователей Славянского благотворительного комитета в Москве.

В 1871 году ими был куплен особняк на Пречистенском бульваре (сейчас Гоголевский бульвар, д. № 6), где поселился Сергей Третьяков.

В 1872 Сергей Третьяков награждается орденом Св.Станислава 3-й степени.

В 1873 году Сергей Третьяков выбирается почетным членом Попечительского общества о Московском коммерческом училище.

В 1874 году архитектор А.С. Каминский построил двухэтажное здание для галереи, примыкавшее к южной стене дома и соединенное с жилым домом, но имевшее отдельный вход для посетителей. Первоначально в галерею можно было пройти только по личному разрешению Павла Третьякова.

В 1877 году Сергей Третьяков избран московским городским головой – на собственные средства он построил между Никольской улицей и Театральным проездом Третьяковский проезд. В этом же году пожалован орденским знаком Св. Станислава 2-й степени за деятельность в Совете московского коммерческого училища.

В 1881 – 1887 году Сергей Третьяков субсидировал издание «Художественного журнала».

В 1881 году вход в галерею братьев Третьяковых стал свободным и бесплатным для всех.

В 1882 году Сергей Третьяков путешествует по Европе и принимает активное участие во Всероссийской промышленно-художественной выставке в Москве.

В 1883 году он пожалован чином действительного статского советника и орденом Св. Владимира 3-й степени за участие в сооружении храма Христа Спасителя.

В 1889 году Сергей Третьяков избирается председателем Московского общества любителей художеств, награждается орденом Св. Станислава 1-й степени, позднее переезжает в Санкт-Петербург.

25 июля 1892 года Сергей Третьяков умирает в Петергофе. Он похоронен на Даниловском кладбище в Москве. В своем завещании он писал: "Так как брат мой Павел Михайлович выразил мне свое намерение пожертвовать городу Москве свою художественную коллекцию и в виду сего представить в собственность Московской городской думы свою часть дома, обще нам принадлежащего, то я часть этого дома, мне принадлежащую, представляю в собственность Московской городской думе".
В 1892 году Павел Третьяков передает городу свое собрание и брата.

31 августа 1892 г. Павел Михайлович обратился в Московскую думу: "Озабочиваясь, с одной стороны, скорейшим выполнением воли моего любезного брата, а с другой - желая способствовать устройству в дорогом для меня городе полезных учреждений, содействовать процветанию искусства в России и вместе с тем сохранить на вечное время собранную мною коллекцию ныне же приношу в дар Московской городской думе всю мою картинную галерею и передаю в собственность города принадлежавшую мне часть дома".
Собрание включало в себя 1276 картин, 471 рисунок и 9 скульптур почти всех школ и направлений русского изобразительного искусства XVIII-XIX вв. Расходы Павла Третьякова на создание галереи составили около четырех миллионов рублей.
15 августа 1893 года музей «Городская художественная галерея Павла и Сергея Третьяковых» был открыт. Павел Третьяков был пожизненным попечителем галереи и действительным членом Санкт-Петербургской Академии художеств.

В 1894 году Павел Третьяков передал галерее 30 картин и 12 рисунков.

В 1898 году для галереи была приобретена картина В.М. Васнецова «Богатыри».

4 декабря 1898 года Павел Михайлович Третьяков скончался и был похоронен на Даниловском кладбище. В 1948 году прах братьев Третьяковых был перезахоронен на Новодевичьем кладбище.

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...