Жизнь балерины матильды кшесинской. "Бастарды: два сына Матильды Кшесинской от Николая II"


Матильда Кшесинская росла в просторных квартирах благоустроенного Петербурга, летом с семьей отдыхала в загородном имении. Отец танцевал в лучших театрах (и часто брал Малю с собой на выступления), давал частные уроки бальных танцев. В «Воспоминаниях» Матильда с любовью отзывается о своей семье, бережно воссоздавая в памяти каждую деталь их жизни. Так мы узнаем, что её отца можно считать родоначальником мазурки в царской России, а её дед был заслуженным артистом в самом широком смысле этого слова – скрипачом, певцом и танцором в разные периоды жизни – и всегда виртуозом. Отбрасывая гордость и пафос, присутствующие при составлении родословной, Матильда кротко пишет о домашней атмосфере:

Возможно, поэтому, когда в 1880 году девочка поступила в Императорское училище, родители настояли на смешанной («очно-заочной», как сейчас бы сказали) форме обучения. Матильда приезжала на некоторые занятия в училище, а часть уроков получала дома. Такой подход оказался результативным: в 1881 Кшесинская впервые выступает на сцене Большого Мариинского Театра. Прилежно учится,

и в семнадцатилетнем возрасте выдерживает экзамен в присутствии царской семьи – благодаря ли полученным знаниям или природной харизме.

Артистическая карьера

В начале своей карьеры испытала сильное влияние искусства Вирджинии Цукки :

У меня было даже сомнение в правильности выбранной мной карьеры. Не знаю, к чему это привело бы, если бы появление на нашей сцене Цукки сразу не изменило бы моего настроения, открыв мне смысл и значение нашего искусства.

Участвовала в летних спектаклях Красносельского театра , где, например, в 1900 году танцевала полонез с Ольгой Преображенской , Александром Ширяевым и другими артистами и классическое pas de deux Льва Иванова с Николаем Легатом . Творческой индивидуальности Кшесинской была свойственна глубокая драматическая проработка ролей (Аспиччия, Эсмеральда). Будучи академической балериной, она тем не менее участвовала в постановках хореографа-новатора Михаила Фокина «Эвника » (), «Бабочки » (), «Эрос » ().

Эмиграция

Летом 1917 навсегда уехала из Петрограда , первоначально в Кисловодск , а в 1919 в Новороссийск , откуда вместе с сыном отплыла за границу.

Вскоре после переворота, когда Сергей Михайлович вернулся из Ставки и был освобожден от занимаемой им должности, он предложил Кшесинской брак. Но, как пишет она в мемуарах, она ответила отказом из-за Андрея .

После февраля 1917 году Кшесинская, лишившись дачи и бежав из знаменитого особняка , скиталась по чужим квартирам. Она решила отправиться к Андрею Владимировичу, который находился в Кисловодске. «Я, конечно, рассчитывала осенью вернуться из Кисловодска в Петербург, когда, как я надеялась, освободят мой дом», - наивно считала она.

«В моей душе боролись чувство радости снова увидеть Андрея и чувство угрызения совести, что оставляю Сергея одного в столице, где он был в постоянной опасности. Кроме того, мне было тяжело увозить от него Вову, в котором он души не чаял» . И действительно, в 1918 году великий князь Сергей Михайлович был расстрелян в Алапаевске .

13 июля 1917 года Матильда с сыном покинула Петербург, прибыв в Кисловодск на поезде 16 июля. Андрей с матерью великой княгиней Марией Павловной и братом Борисом занимал отдельный дом. В начале 1918 года до Кисловодска «докатилась волна большевизма» - «до этого времени мы все жили сравнительно мирно и тихо, хотя и раньше бывали обыски и грабежи под всякими предлогами», пишет она. В Кисловодске Владимир поступил в местную гимназию и с успехом закончил её.

После революции Андрей с матерью и братом Борисом жил в Кисловодске (туда же приехала Кшесинская с сыном Вовой). 7 августа 1918 года братья были арестованы и перевезены в Пятигорск, но через день отпущены под домашний арест. 13 числа Борис, Андрей и его адъютант полковник Кубе бежали в горы, в Кабарду, где и скрывались до 23 сентября. Кшесинская в итоге оказалась с сыном, семьей сестры и балериной Зинаидой Рашевской (будущей женой Бориса Владимировича) и другими беженцами, которых было около сотни, в Баталпашинской (с 2 до 19 октября), откуда караван под охраной двинулся в Анапу, где решила обосноваться ехавшая под конвоем великая княгиня Мария Павловна. В Туапсе все сели на пароход «Тайфун», который доставил всех в Анапу. Там Вова заболел испанкой, но его выходили. В мае 1919 года все вернулись в Кисловодск, который посчитали освобожденным, где оставались до конца 1919 года, отбыв оттуда после тревожных новостей в Новороссийск. Беженцы ехали на поезде из 2-х вагонов, причём великая княгиня Мария Павловна ехала в вагоне 1-го класса со своими знакомыми и окружениями, а Кшесинская с сыном - в вагоне 3-го класса.

В Новороссийске прожили 6 недель прямо в вагонах, причём кругом свирепствовал сыпной тиф. 19 февраля (3 марта) 1920 года отплыли на пароходе «Семирамида» итальянского «Триестино-Ллойд». В Константинополе они получили французские визы.

12 (25) марта 1920 года семья прибыла в Кап-д’Ай , где 48-летней Кшесинской принадлежала вилла . Её старший брат Иосиф остался в России, продолжал работать в

В советскую эпоху имя этой балерины вспоминали в основном в связи с её особняком, с балкона которого произносил речи В. И. Ленин. Но когда-то имя Матильды Кшесинской было хорошо известно публике.

Матильда Кшесинская была потомственной балериной. Отец её – польский танцовщик Феликс Кшесинский – был непревзойдённым исполнителем мазурки. Этот танец очень любил император Николай I, поэтому Ф. Кшесинский и был выписан в Санкт-Петербург из Варшавы. Уже в столице он женился на балерине Юлии Доминской – у них было четверо детей, из которых Матильда была младшей. Родилась она в 1872 году.

Как это нередко бывает с детьми из театральных семей, Матильда познакомилась со сценой уже в четырёхлетнем возрасте – она исполнила маленькую роль русалочки в балете «Конёк-горбунок». Но вскоре у девочки зародился серьёзный интерес к искусству танца, а способности её были очевидны. С восьми лет она начинает посещать в качестве приходящей ученицы Императорское театральное училище, где обучались её старшая сестра Юлия и брат Иосиф. На занятиях Матильда скучала – то, чему там учили, она уже освоила дома. Может быть, девочка и бросила бы балет, но все изменилось, когда она увидела выступление гастролировавшей в России итальянской танцовщицы в балете «Тщетная предосторожность». Искусство этой балерины стала для неё идеалом, к которому хочется стремиться.

Ко времени выпуска Матильда Кшесинская считалась одной из лучших учениц. По сложившейся традиции, трёх лучших выпускниц после концерта представляли императору и его семье, которые непременно посещали это мероприятие. Одной из трёх была Матильда, исполнявшая в тот вечер Лизу из балета « ». Правда, она – из-за своего статуса приходящей ученицы – должна была держаться отдельно, но император Александр III, поражённый её выступлением, попросил представить ему живую, миниатюрную девушку. Юной балерине была оказана невиданная честь – на торжественном ужине она сидела между императором и цесаревичем Николаем, который не забыл эту встречу.

После выпуска Матильда стала артисткой Мариинского театра «Кшесинской – 2» (первой была её сестра Юлия). В течение первого театрального сезона она выступила в двадцати двух балетах и в танцевальных сценах двадцати одной оперы. Правда, её партии были небольшими, но эффектными. Для начинающей балерины такое количество ролей – невероятная удача, и причиной тому был не только её выдающийся талант, но и нежные чувства наследника престола к танцовщице. Этот роман в определённой степени поощряла императорская семья… Конечно, никто не относился к этой истории серьёзно. Но, если мимолётное увлечение балериной отвлечёт внимание цесаревича от Алисы Гессенской, которую император считал не лучшей партией для наследника, то почему бы и нет?

Догадывалась ли об этом Матильда Кшесинская? Вряд ли… Она любила наследника, своего «Ники», и встречалась с ним в доме на Английском проспекте, который для неё приобрёл цесаревич.

Кшесинская была не только фавориткой Романовых, но и первоклассным профессионалом. Если нет мастерства и таланта, даже высочайшая протекция не поможет – всё становится очевидным в свете рампы. Матильда понимала, как не совершенна её танцевальная техника по сравнению с техникой модных в то время итальянских виртуозок. И балерина начинает упорно заниматься со знаменитым итальянским педагогом Энрико Чекетти. Вскоре она уже щеголяла такими же «стальным носком» и искромётными вращениями, как соперницы – итальянки. Первой в России Кшесинская начала исполнять 32 фуэте и делала это блестяще.

Первой главной ролью балерины стала партия Мариетты-Драгониаццы в балете «Калькабрино». Произошло это благодаря счастливому случаю – внезапно заболела итальянская прима Карлотта Брианца, которая должна была исполнять эту роль. Настоящая звезда балетной сцены, она выполняла трюки, прежде доступные только танцовщикам – мужчинам, включая туры в воздухе. Выходя на сцену, Кшесинская понимала, что публика будет сравнивать её с блистательной итальянкой, выискивая малейшие промахи… «Главное – не прыгайте в оркестр», – шутливо напутствовал её перед спектаклем Мариус Петипа.

Выступление, с которым было связано столько волнений, стало триумфом Кшесинской. «Дебют её можно рассматривать как событие в истории нашего балета», – подвела итог театральная газета. Ей вторит французский журнал Le Monde Artiste: «Молодая прима-балерина имеет всё: физическое обаяние, безупречную технику, законченность исполнения и идеальную лёгкость».

Когда Карлотта Брианца покинула Санкт-Петербург, к Матильде Кшесинской перешли её партии, включая принцессу Аврору в балете «Спящая красавица», созданную Мариусом Петипа для этой итальянской гастролёрши. Аврора стала одной из лучших партий русской примы. Однажды после спектакля к ней в артистическую уборную зашёл П. И. Чайковский, выразил ей своё восхищение и высказал намерение написать для неё балет … Увы, не сбылось – композитор умер полгода спустя, а балерина даже не поняла, что беседовала с гением… Она считала Чайковского хорошим «сочинителем балетных партитур». Впоследствии, когда в Париже ей предложили выступить с воспоминаниями на вечере в честь 100-летнего юбилея композитора, она отказалась – ей было нечего рассказать.

В 1896 году Матильда Кшесинская стала прима-балериной Мариинского театра. В её репертуаре были такие партии, как Аспиччия («Дочь Фараона»), Эсмеральда и Пахита в одноимённых балетах, фея Драже в «Щелкунчике», Одетта-Одиллия в « », Лиза в «Тщетной предосторожности». Для Кшесинской возобновил «Баядерку» и другие балеты, технически усложнив её партии.

Матильда обожала танцевать царственную дочь фараона Аспиччию, блистая на сцене техникой и … романовскими бриллиантами. Много личного она находила в партии бедной уличной танцовщицы Эсмеральды, влюблённой в блистательного офицера Феба, обручённого с гордой аристократкой Флёр де Лис…

Матильда Кшесинская занимала особое положение в труппе Мариинского театра. Её называли царицей петербургской сцены. Многие партии балерина считала личной собственностью и никому без её разрешения не позволяла танцевать.

Для неё было поставлено несколько балетов, но шедевров среди них не оказалось. Зритель любил и любит очаровательную «Фею кукол» Й. Байера в постановке братьев Николая и Сергея Легатов. Это был их подарок замечательной Фее – балерине Матильде Кшесинской, перед которой они преклонялись, исполняя партии двух Пьеро. Кшесинская высоко ценила Николая Легата – педагога, с которым занималась долгие годы.

Матильда Кшесинская могла позволить себе то, что запрещалось другим – например, бенефис в честь десятилетия сценической деятельности (обычно балеринам бенефис полагался лишь после двадцати лет службы). Для этого бенефиса Мариус Петипа поставил два балета Александра Глазунова – «Времена года» и «Арлекинада».

Балерина уволилась из Мариинского театра в 1904 году, заключив контракт на разовые выступления. Она была первой партнёршей юного Вацлава Нижинского, танцевала в некоторых балетах («Эвника», «Бабочки», «Эрос»). Но, в целом Кшесинская была сторонницей «старого» академического императорского балета, виртуозной техники и культа примы. «Новый балет» Михаила Фокина её не вдохновлял.

Матильда Кшесинская покинула Россию в 1919 году. В эмиграции она вышла замуж за великого князя Андрея Владимировича Романова. Живя во Франции, она отказывалась от предложений выступать на сцене, несмотря на то, что нуждалась в деньгах. В 1929 году она открыла балетную школу, зарабатывала на жизнь уроками. Среди учениц М. Кшесинской – М. Фонтейн, И. Шовире, Т. Рябушинская (одна из знаменитых «бэби-балерин»).

Последний раз Матильда Кшесинская выступила в 1936 году в Лондоне на сцене театра Ковент-Гарден. Ей было 64 года, но это не помешало успеху: её вызывали восемнадцать раз!

В дальнейшем М. Кшесинская занималась преподавательской деятельностью. Она умерла в 1971 году, за девять месяцев до своего столетия. Балерина написала «Воспоминания», где рассказала, несколько приукрасив события, о своей бурной личной жизни и блистательной карьере петербургской императорской примы.

Имя Матильды Феликсовны Кшесинской золотыми буквами вписано в историю русского балета. О ней созданы художественные и документальные фильмы.

Музыкальные Сезоны

Матильда Феликсовна Кшесинская (Мария-Матильда Адамовна-Феликсовна-Валериевна Кшесиньская, польск. Matylda Maria Krzesińska). Родилась 19 августа 1872 года в Лигово (под Петербургом) - умерла 6 декабря 1971 года в Париже. Русская балерина, прима-балерина Мариинского театра, заслуженная артистка Его Величества Императорских театров, педагог. Любовница Николая II.

Ранние годы и семья

Матильда Кшесинская появилась на свет 31 августа (по старому стилю – 19) 1872 года в Санкт-Петербурге. Изначально фамилия рода звучала как «Кржезинские». Позже она трансформировалась в «Кшесинские» для благозвучности.

Её родители – артисты балета Мариинского театра: отец Феликс Кшесинский был балеруном, которого в 1851 году из Польши в Российскую империю пригласил сам Николай I, а мать Юлия Деминская, на момент их знакомства воспитывавшая пятерых детей от погибшего первого мужа, танцора Леде, являлась солисткой кордебалета. Дедушка Матильды Ян был знаменитым скрипачом и оперным певцом, певшим со сцены Варшавской оперы.


Матильда Кшесинская в детстве, 1880 год

В 8 лет Матильда стала ученицей Императорского театрального училища в Петербурге, где уже занимались ее брат Иосиф и сестра Юлия. День выпускного экзамена – 23 марта 1890 года – талантливая девушка, закончившая учебу экстерном, запомнила на всю жизнь.

В экзаменационной комиссии по традиции сидел император Александр III, которого в тот день сопровождал сын и наследник престола – Николай II. 17-летняя балерина прекрасно проявила себя, и на прощание император дал ей напутствие: «Будь украшением и славой нашего балета!». Позже в своих мемуарах Матильда писала: «Тогда я сказала себе, что обязана оправдать возложенные на меня надежды».


Родители Матильды Кшесинской

Карьера балерины

В 1890 году окончила Императорское театральное училище, где её педагогами были Лев Иванов, Христиан Иогансон и Екатерина Вазем. После окончания школы была принята в балетную труппу Мариинского театра, где поначалу танцевала как Кшесинская 2-я (Кшесинской 1-й официально именовалась её старшая сестра Юлия). Танцевала на императорской сцене с 1890 по 1917 год.

В начале своей карьеры испытала сильное влияние искусства Вирджинии Цукки:

У меня было даже сомнение в правильности выбранной мной карьеры. Не знаю, к чему это привело бы, если бы появление на нашей сцене Цукки сразу не изменило бы моего настроения, открыв мне смысл и значение нашего искусства.
- Воспоминания Матильды Кшесинской, стр. 26

Танцевала в балетах Мариуса Петипа и Льва Иванова: фея Драже в «Щелкунчике», Пахита в одноимённом балете, Одетта-Одиллия в «Лебедином озере», Никия в «Баядерке».

После отъезда в Италию Карлотты Брианца к ней перешла роль принцессы Авроры в балете «Спящая красавица». 18 ноября 1892 года, в день 50-го представления балета, балерина записала в своём дневнике:

Приехал в театр Чайковский, и его попросили на сцену (и даже я его провела на сцену), чтобы поднести ему венок…
- Цит. по: Ю. А. Бахрушин. Балеты Чайковского и их сценическая история.

В 1896 году получила статус прима-балерины императорских театров (вероятно, во многом благодаря своим связям при дворе, так как главный балетмейстер Петипа не поддерживал её выдвижение на самый верх балетной иерархии).

Чтобы дополнить мягкую пластику и выразительные руки, свойственные русской балетной школе, отчётливой и виртуозной техникой ног, которой в совершенстве владела итальянская школа, начиная с 1898 года брала частные уроки у знаменитого педагога Энрико Чеккетти. Первая среди русских танцовщиц исполнила на сцене 32 фуэте подряд - трюк, которым до этого русскую публику удивляли только итальянки, в частности, Эмма Бессон и Пьерина Леньяни. Неудивительно, что, возвращая в репертуар свои популярные балеты, Мариус Петипа при их возобновлении зачастую видоизменял хореографический текст главных партий в расчёте на физические способности балерины и её сильную технику.

Хотя имя Кшесинской часто занимало первые строчки афиш, оно не связано с постановками великих балетов из списка классического балетного наследия. Специально для неё было поставлено лишь несколько спектаклей, и все они не оставили особого следа в истории русского балета. В «Пробуждении Флоры», показанном в 1894 году в Петергофе специально по случаю бракосочетания великой княгини Ксении Александровны и великого князя Александра Михайловича, и затем оставшемся в репертуаре театра, ей была отведена главная партия богини Флоры. Для бенефиса балерины в Эрмитажном театре в 1900 году Мариусом Петипа были поставлены «Арлекинада» и «Времена года». В том же году балетмейстер возобновил специально для неё «Баядерку», исчезнувшую со сцены после ухода Вазем. Также Кшесинская была главной исполнительницей в двух провальных постановках - балете «Дочь Микадо» Льва Иванова и последней работе Петипа «Волшебное зеркало», где балетмейстер поставил для неё и Сергея Легата великолепный pas d’action, в котором окружение прима-балерины и премьера составляли такие солисты, как Анна Павлова, Юлия Седова, Михаил Фокин и Михаил Обухов.

Участвовала в летних спектаклях Красносельского театра, где, например, в 1900 году танцевала полонез с Ольгой Преображенской, Александром Ширяевым и другими артистами и классическое pas de deux Льва Иванова с Николаем Легатом. Творческой индивидуальности Кшесинской была свойственна глубокая драматическая проработка ролей (Аспиччия, Эсмеральда). Будучи академической балериной, она тем не менее участвовала в постановках хореографа-новатора Михаила Фокина «Эвника» (1907), «Бабочки» (1912), «Эрос» (1915).

В 1904 году Кшесинская уволилась из театра по собственному желанию, и после полагающегося прощального бенефиса с ней был заключён контракт на разовые выступления - сначала с оплатой по 500 руб. за каждое выступление, с 1909 года - по 750.

Кшесинская всячески противодействовала приглашению в труппу иностранных балерин, интриговала против Леньяни (которая, тем не менее, протанцевала в театре 8 лет, до 1901 года). При ней стала сходить на нет практика приглашения знаменитых гастролёрш. Балерина славилась умением устраивать карьеру и отстаивать свои позиции. Некоторым образом именно она послужила причиной ухода из театра князя Волконского: отказавшись восстанавливать для Кшесинской старинный балет «Катарина, дочь разбойника», он был вынужден подать в отставку с поста директора Императорских театром (согласно воспоминаниям самой балерины, видимым поводом к конфликту послужили фижмы костюма для русского танца из балета «Камарго»).

В 1911 году Кшесинская участвовала в «Русских сезонах» в Лондоне. Дягилев пошёл на контакт со «своим злейшим врагом» в надежде решить свои проблемы в российской столице: с помощью влияния и связей балерины он намеревался добиться возможности выступить со своей антрепризой в Петербурге и получить отсрочку военной службы для ставшего военнообязанным Нижинского. В обмен на обещание «похлопотать» Кшесинская была приглашена танцевать во время лондонского сезона 1911 года (балерину интересовал именно Лондон, где традиционно собиралась высшая аристократия - в отличие от Парижа, бывшего центром артистической жизни). Для её выступлений было выбрано «Лебединое озеро» - в том числе потому, что Дягилев хотел получить доступ к принадлежавшим ей декорациям балета.

Балерина стала посредником Дягилева в его переговорах с директором Императорских театров Теляковским по поводу аренды Михайловского театра на сезон 1912 года. Последний отреагировал на этот альянс с раздражением: «Час от часу не легче. Кшесинская снюхалась теперь с Дягилевым». Попытки уладить дела при помощи Кшесинской полностью провалились. Дягилев был настолько зол на неё из-за Нижинского, что его слуга Василий всерьёз предлагал ему отравить балерину.

Во время Первой мировой войны, когда войска Российской империи сильно страдали от нехватки снарядов, верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич утверждал, что бессилен что-либо сделать с артиллерийским ведомством, так как Матильда Кшесинская влияет на артиллерийские дела и участвует в распределении заказов между различными фирмами.

Интриги и личная жизнь

Матильда Кшесинская всячески противилась приглашению в труппу иностранных балерин. Она пыталась всеми способами доказать, что русские балерины достойны главных ролей, тогда как большинство из них отдавались зарубежным артистам.

Предметом интриг часто становилась итальянская балерина Пьерина Леньяни, которая, несмотря на настрой Кшесинской, проработала в Мариинском театре восемь лет. Но влияния Матильды не выдержал сам директор Императорских театров князь Волконский, ушедший из театра после отказа восстановить старинный балет «Катарина, дочь разбойника». Сама влиятельная балерина назвала камнем преткновения фижмы костюма для русского танца из балета «Камарго».

В 1899 году исполнилась ее давнишняя мечта - Мариус Петипа даёт ей партию Эсмеральды, и с тех пор она единолично владеет этой ролью, что вызывает недовольство коллег. До Матильды эту партию исполняли исключительно итальянки.

Кроме зарубежных балерин, «своим злейшим врагом» Кшесинскую считал организатор «Русских сезонов» Сергей Дягилев. Он пригласил её выступать в Лондон, привлекавший Матильду куда больше Парижа. За это балерина должна была воспользоваться своими связями и «пробить» для Дягилева возможность выступить со своей антрепризой в Петербурге и получить отсрочку военной службы для Нижинского, ставшего военнообязанным. Для выступления Кшесинской выбрано «Лебединое озеро», и не случайно - таким образом Дягилевым был получен доступ к принадлежавшим ей декорациям.

Попытка не увенчалась успехом. Более того, Дягилев был настолько зол из-за тщетности прошения, что его слуга Василий всерьёз предлагал ему отравить балерину.

Личная жизнь Матильды Кшесинской является ещё более полной интриг, чем профессиональная деятельность балерины. Её судьба тесно переплетается с представителями династии Романовых.

Считается, что с 1892 по 1894 год она являлась любовницей цесаревича Николая Александровича. После знакомства он регулярно посещает её выступления, их отношения развиваются стремительно, хоть все и осознают, что роман не имеет счастливого конца. С целью соблюдения приличий для Кшесинской был куплен особняк на Английской набережной, где они встречались безо всяких помех.

«Влюбилась в Наследника с первой нашей встречи. После летнего сезона в Красном селе, когда я могла встретиться и говорить с ним, мое чувство заполнило всю мою душу, и я только о нем и могла думать…», - пишет восторженная Матильда Кшесинская в своём дневнике.

Причиной распада отношений с будущим Николаем II стала его помолвка с внучкой королевы Виктории Алисой Гессен-Дармштадтской в апреле 1894 года.

На этом непосредственное участие балерины в жизни царской семьи не закончилось - Матильда Кшесинская состояла в близких отношениях с великими князьями Сергеем Михайловичем и Андреем Владимировичем. 15 октября 1911 года по Высочайшему указу отчество «Сергеевич» получил её сын Владимир, родившийся 18 июня 1902 года в Стрельне. В семье его называли просто «Вова», а фамилию он получил «Красинский».

17 (30) января 1921 года в Каннах в Архангело-Михайловской церкви Матильда Кшесинская вступила в морганатический брак с великим князем Андреем Владимировичем, который усыновил её сына и дал своё отчество. В 1925 году Матильда Феликсовна перешла из католицизма в православие с именем Мария.

30 ноября 1926 года двоюродный брат Николая II Кирилл Владимирович присвоил ей и её потомкам титул и фамилию князей Красинских, а 28 июля 1935 года - светлейших князей Романовских-Красинских.


Матильда Кшесинская с мужем, великим князем Андреем

Эмиграция

Летом 1917 навсегда уехала из Петрограда, первоначально в Кисловодск, а в 1919 в Новороссийск, откуда вместе с сыном отплыла за границу.

Вскоре после переворота, когда Сергей Михайлович вернулся из Ставки и был освобожден от занимаемой им должности, он предложил Кшесинской брак. Но, как пишет она в мемуарах, она ответила отказом из-за Андрея.

После февраля 1917 году Кшесинская, лишившись дачи и бежав из знаменитого особняка, скиталась по чужим квартирам. Она решила отправиться к Андрею Владимировичу, который находился в Кисловодске. «Я, конечно, рассчитывала осенью вернуться из Кисловодска в Петербург, когда, как я надеялась, освободят мой дом», - наивно считала она.

«В моей душе боролись чувство радости снова увидеть Андрея и чувство угрызения совести, что оставляю Сергея одного в столице, где он был в постоянной опасности. Кроме того, мне было тяжело увозить от него Вову, в котором он души не чаял». И действительно, в 1918 году великий князь Сергей Михайлович был расстрелян в Алапаевске.

13 июля 1917 года Матильда с сыном покинула Петербург, прибыв в Кисловодск на поезде 16 июля. Андрей с матерью великой княгиней Марией Павловной и братом Борисом занимал отдельный дом. В начале 1918 года до Кисловодска «докатилась волна большевизма» - «до этого времени мы все жили сравнительно мирно и тихо, хотя и раньше бывали обыски и грабежи под всякими предлогами», пишет она. В Кисловодске Владимир поступил в местную гимназию и с успехом закончил её.

После революции Андрей с матерью и братом Борисом жил в Кисловодске (туда же приехала Кшесинская с сыном Вовой). 7 августа 1918 года братья были арестованы и перевезены в Пятигорск, но через день отпущены под домашний арест. 13 числа Борис, Андрей и его адъютант полковник Кубе бежали в горы, в Кабарду, где и скрывались до 23 сентября. Кшесинская в итоге оказалась с сыном, семьей сестры и балериной Зинаидой Рашевской (будущей женой Бориса Владимировича) и другими беженцами, которых было около сотни, в Баталпашинской (с 2 до 19 октября), откуда караван под охраной двинулся в Анапу, где решила обосноваться ехавшая под конвоем великая княгиня Мария Павловна. В Туапсе все сели на пароход «Тайфун», который доставил всех в Анапу. Там Вова заболел испанкой, но его выходили. В мае 1919 года все вернулись в Кисловодск, который посчитали освобожденным, где оставались до конца 1919 года, отбыв оттуда после тревожных новостей в Новороссийск. Беженцы ехали на поезде из 2-х вагонов, причём великая княгиня Мария Павловна ехала в вагоне 1-го класса со своими знакомыми и окружениями, а Кшесинская с сыном - в вагоне 3-го класса.


Матильда Кшесинская в Париже преподавала в балетной студии

В Новороссийске прожили 6 недель прямо в вагонах, причём кругом свирепствовал сыпной тиф. 19 февраля (3 марта) 1920 года отплыли на пароходе «Семирамида» итальянского «Триестино-Ллойд». В Константинополе они получили французские визы.

12 (25) марта 1920 года семья прибыла в Кап-д’Ай, где 48-летней Кшесинской принадлежала вилла. Её старший брат Иосиф остался в России, продолжал работать в Кировском театре и умер во время блокады Ленинграда в 1942 году.

В 1929 году открыла собственную балетную студию в Париже. Среди её учениц была «бэби-балерина» Татьяна Рябушинская. Во время уроков Кшесинская была тактична, она никогда не повышала голоса на своих учеников.

В эмиграции при участии своего супруга написала мемуары, изданные в 1960 году в Париже на французском языке. Первое российское издание на русском языке осуществилось в 1992 году.

Смерть

В возрасте 86 лет, за 13 лет до смерти, Матильда Феликсовна Кшесинская увидела сон - она услышала звон колоколов, церковное пение и увидела перед собой фигуру Александра III, произнесшего роковую фразу об украшении и славе российского балета. Тем утром она приняла решение написать мемуары, приоткрывшие завесу тайн личной жизни легендарной Кшесинской.

Воспоминания Матильды Кшесинской изданы в 1960 году в Париже на французском языке. На русском языке произведение издано только в 1992 году.

Выдающаяся балерина прожила долгую жизнь - она скончалась в возрасте 99 лет за несколько месяцев до своего столетия, 5 декабря 1971 года.

Её тело погребено на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в пригороде Парижа в одной могиле с супругом и сыном. На памятник нанесена эпитафия: «Светлейшая княгиня Мария Феликсовна Романовская-Красинская, заслуженная артистка императорских театров Кшесинская».

Часто бывает так, что, по политическим соображениям, из памяти потомков убираются фамилии талантливых людей, не принявших идей господствующего класса. А если представитель искусства и литературы еще и эмигрировал, то имя его не порицалось, а предавалась полному забвению.

Самая главная

После революции основному населению Советской России балерина Матильда Кшесинская была известна только тем, что в ее особняке на Кронверском проспекте одно время жил, работал и произносил речи с балкона дворца, выполненного в стиле В. И. Ленин.

Само здание газеты Петрограда окрестили «штабом ленинцев». Да и не могла эта аморальная «барынька», любовница трех светлейших князей и наследника престола интересовать поколение новой России. Выпадала эта женщина, из-за которой стрелялись на дуэли представители элиты, причем бывшие гораздо моложе ее (будущий муж, светлейший князь Андрей Владимирович, - на 6 лет, любовник, звезда русского балета Петр Владимиров - на 21 год), из поля зрения запрограммированных совершенно на другое людей. И тем не менее, в отличие от большинства советских людей, считавших звездой русской балетной школы декадентскую танцовщицу Анну Павлову, Морис Петипа балериной № 1 считал именно Матильду Кшесинскую, сознательно и несправедливо забытую. А ведь ее называли «генералиссимусом русского балета».

Кшесинская Матильда, или просто Маля, как звали ее родные и близкие, родилась в семье «балетных» в 1872 году. Ее отец Феликс был выходцем из известной в Польше театральной семьи Кржезинских (Кшесинские - театральный псевдоним). Дед Матильды - Ян - был виртуозом-скрипачом, имел чудесный голос и пел в Варшавской опере. Польский король Станислав Август, большой его поклонник, называл его не иначе, как «мой соловушка».

А прадед Войцех был знаменитым танцором. Но семейное предание, постоянно разжигающее тщеславие девочки, гласило, что Войцех был представителем одной из лучших польских фамилий и должен был унаследовать громадное состояние графа Красинского. Потеряв все - наследство, фамилию и родину - из-за происков родного дяди, он вынужден был бежать во Францию, где стал зарабатывать на жизнь танцами.

Начало русского периода

Сын Яна Феликс профессионально учился танцам, его изюминкой было блестящее исполнение мазурки, которую обожал Николай I, пригласивший польского танцора в российскую столицу. Дебютировал он в 1853 года на сцене Императорского Александринского театра в "Крестьянской свадьбе". Об его исполнении мазурки ходили легенды, и именно, как выразился кто-то из современников, с его «легкой ноги» танец стал так популярен в высшем обществе России. На сцене Мариинскогоо театра Феликс Кшесинский всегда выступал с неизменным успехом. Здесь же он знакомится с вдовой танцовщика Леде, балериной Юлией Доминской. От первого брака у танцовщицы было пятеро детей, от второго с Феликсом - четверо.

Рождение примы

Кшесинская Матильда была последним ребенком матери-героини, которой дети не мешали ни выходить замуж, ни танцевать. Матильда-Мария была очаровательным ребенком и всеобщей любимицей, но особенно ее обожал отец, предчувствовавший в ней будущую балерину ассолюту, которых в истории всего мирового балета было всего 11. Родилась Малечка в местечке Лигово под Санкт-Петербургом, на 13-м км по Петергофскому шоссе, знаменитому тем, что в местном «Красном кабачке» одну ночь провела будущая Великая Императрица Екатерина II. Старший брат Станислав умер в младенчестве. Остальные трое - красавица Юлия, вошедшая в историю балета как Кшесинская I, брат Иосиф, оставшийся в Советской России и ставший заслуженным артистом страны, и сама Кшесинская Матильда, знаменитая тем, что первой из русских балерин исполнила 32 фуэте и убрала с отечественной сцены господствовавших здесь иностранных прим, - были виртуозными танцовщиками.

Обольстительная малютка

Отец часто брал ее с собой в театр и один раз даже забыл ее там. С актерским миром девочка была знакома с детства и не могла представить себе иного пути, кроме сценического. Она выросла талантливой балериной и несравненной обольстительницей. Красотой девушка уступала сестре, но была преисполнена того очарования, которое не оставляет людей - особенно мужчин - равнодушными. Невысокая (рост Матильды Кшесинской был равен 1,53 м), с полными ножками и удивительно узкой талией, она была полна жизни. Смешливая и радостная Маля привлекала к себе всеобщее внимание, чем более чем удачно пользовалась.

Невероятная работоспособность

Ее, человека, пережившего революцию и тяжесть эмиграции, все равно можно назвать баловнем судьбы. Сразу оговоримся, что она была труженицей. Далеко не все падало ей в руки с небес, более того - никакие связи не помогли бы ей сделать на сцене первой из всех русских танцовщиц 32 фуэте. Девушка добилась этого упорным трудом, постоянно совершенствуя технику, доводя ее до вершин мастерства. О ее работоспособности ходили легенды. Так кто же она - Матильда Кшесинская, биография которой из-за сильного характера этой маленькой женщины не знает провалов (были, конечно, небольшие неудачи - 1-2, не больше), иногда выглядит сказкой?

Заслуженное обожание

На сцену в балете «Дон Кихот» она вышла в возрасте 9 лет, проучившись всего год в училище, а в сольной партии выступила в 17. Но по-настоящему балетом талантливая девушка увлеклась после того, как увидела танец в исполнении приехавшей в Россию на гастроли Вирджинии Цукки. Именно эта танцовщица стала кумиром Мали, благодаря именно ей Кшесинская начала брать уроки у итальянского танцовщика Энрико Чекетти и достигла того несравненного мастерства и блеска, которые позволили ей стать примой, вытеснить с российской сцены зарубежных антерпренерш и покорить сердца истинных любителей балета. Были случаи, когда после спектаклей поклонники выпрягали из ее коляски лошадей и везли ее домой сами.

Достойная подружка

На выпускном вечере в честь окончания училища великая императрица Мария Федоровна, озабоченная угрюмостью и постоянным одиночеством сына, сразу обратила внимание на миниатюрную молоденькую девушку-ртуть Кшесинскую-2. Она была удивительно сложена: рельефные мышцы, очень тонкая талия, высокая грудь. Матильда Кшесинская, вес которой не превышал 50 кг (хотя при ее росте это было многовато для балета), своими формами выгодно отличалась от большинства худощавых подруг. На торжественном обеде сам император Александр III усадил ее между собой и букой-сыном Николаем. По некоторым данным, молодые люди сразу влюбились друг в друга, по другим - более злым, - Кшесинская его энергично преследовала. Как бы то ни было, есть свидетельства, что привязанность к ней царь Николай II сохранял всю жизнь, хотя официально отношения были расторгнуты после его помолвки с Алекс.

Широта души

Так получилось, что с момента знакомства с наследником престола балерина Кшесинская Матильда навсегда связала свою жизнь с домом Романовых. Кого только не записывали к ней в «близкие друзья»! Каких только эпитетов она не удостаивалась: «шампанское дома Романовых», «муза царственных мужчин» или, позлее, «Матильда Кшесинская - любовница царей».

Надо отметить, что Кшесинская, помимо перечисленных выше достоинств, обладала большой мудростью: без единого слова отпустила Ники под венец, всегда была приветлива с его женой, ушла из театра без скандала, когда ее стали обличать в интригах, и достойно, триумфатором туда вернулась, когда ее невиновность стала явной. Кроме того, обладая несметными сокровищами (содержимое ее шкатулок для драгоценностей оценивалось в 2 миллиона царских рублей), она на свои деньги на даче - самой роскошной в Стрельне - содержала два лазарета для раненых. О широте души этой удивительной женщины говорит и то, что, потеряв их в революцию, Матильда Кшесинская, биография которой содержит очень много интересных фактов, жалела только о заспиртованной розе, которую - как признание мастерства русской балерины - подарила приме Вирджиния Цукки, её кумир.

Неблагодарность - всегда черного цвета

Кроме того, очень часто ставились спектакли в Мариинке, которые полностью - декорации, костюмы, другие затраты - оплачивались ею. Но жгучая зависть к женщине, которая сама могла распоряжаться своим репертуаром, не теряла с годами мастерства, обладала одним из самых красивых дворцов Санкт-Петербурга и получила собственный бенефис не после 20 лет службы, а лишь через 10, - сводила закулисный мир, всегда полный грязи, с ума. И, как говорил (хоть и совсем по другому поводу): «...сплетни, сплетни, ее обличавшие, становились все злей и злей». Они-то и вынудили Кшесинскую уйти из Мариинки. Особенно захлебывались недруги от ее постоянных крепких отношений с правящей династией.

Великая любовь

«Николай 2 и Матильда Кшесинская» - эту связь служители Терпсихоры еще как-то пережили. Роман был бурным, но коротким - длился всего год. Но балерина не осталась брошенной. Ее искренне и обреченно с первой встречи в двухэтажном особняке, купленном для подруги будущим последним императором России, куда он наведывался со своими друзьями и многочисленными кузенами, полюбил ставший на всю оставшуюся ему жизнь ее «рыцарем без страха и упрека». Его любовь, его траты и исполнение малейших капризов закрыли самые злые рты.

Он регулярно делал приме предложения, в том числе и перед расставанием. Матильда Кшесинская, сын которой был зачат от другого Великого князя Романова - Андрея Владимировича, сразу же получил отчество Сергеевич и в довесок к нему дворянское происхождение и фамилию Красинский, в память о далеком предке, о чем позаботился верный Сергей Михайлович. Сам он, отправив любимую из революционного Петрограда, не смог уехать вовремя, был расстрелян и сброшен в шахту в Алапаевске в 1918 году, вместе с другими представителями дома Романовых. Что может сказать об его огромной любви больше, чем тот факт, что в его зажатом кулаке в момент поднятия тела на поверхность обнаружили с надписью «Маля»?

Все - к ногам богини

Он же, будучи генерал-инспектором от артиллерии, имел в своем распоряжении бесконтрольные фонды, да и оружейные компании не скупились на "откаты". Легендарный особняк Матильды Кшесинской был построен на его деньги. Он всегда хотел придать любимой особый статус в великосветском обществе. Строительство курировал автор проекта, модный архитектор Александр фон Гоген. В итоге за возведение этой жемчужины Северной столица городская управа наградила зодчего серебряной медалью.

Дом Матильды Кшесинской в Санкт-Петербурге выходил на Неву, как и Сенат, Академия наук, и Исаакиевский собор. О внутреннем устройстве и убранстве особняка ходили легенды. Все, вплоть до гвоздей, было выписано из лучших строительных фирм Парижа. Помещения были выполнены в различных стилях: если салон обустроен в стиле Людовика XVI, то туалет символизировал достижения англичан в обеспечении жилья современными удобствами. Не перечесть его достоинств! Можно отметить лишь тот факт, что в этом дворце, находящемся в «центрейшем центре» столицы, был коровник с, очевидно, лучшей коровой в мире, так как похитительница сердца инспектора от артиллерии любила свежее молоко...

Долгожданный и заслуженный финал

Злые языки приписывают Матильде связь и с внуком Александра II Владимиром Александровичем. Было это или не было, а вот за его четвертого сына Андрея Владимировича Кшесинская Матильда Феликсовна сразу же вышла замуж. Случилось это в Париже, как только его мамаша, Мария Павловна, противящаяся всю жизнь свадьбе сына, отбыла в мир иной. Мальчик Вова, или, как шутливо называла его Кшесинская, «Вово де Рюсси» (Всея Руси Вова)», сразу же был переписан на истинного своего отца, и семья зажила счастливо.

Любящая, сильная и смелая

В биографии этой незаурядной личности был и тот факт, что своего любимого сына великая балерина, не побоявшись, таки выручила из гестапо, когда Париж был оккупирован немцами. Парижский дом Матильды Кшесинской в эмиграции оставался центром притяжения - здесь бывали Ф. Шаляпин, А. Павлова, Т. Карсавина и С. Дягилев.

Кшесинская обладала мимическим и драматическим даром, которые делали ее балетные роли уникальными. Но, как выяснилось позже, не чужд приме был и талант писателя. Об этом свидетельствует ее книга «Матильда Кшесинская. Воспоминания», выпущенная в Париже в 1960 году. Пережив мужа и онкологию, перелом шейки бедра, прикованная к стулу, эта сильная женщина начала писать книгу, которая - как свидетельство истории - бесценная сама по себе, потому что автором была великая Матильда Кшесинская. Мемуары же были написаны хорошим языком и выдержаны в отличном стиле. Читать их очень интересно, рекомендуем (они имеются в широком доступе).

Жила долго и счастливо

Генетически эта женщина была запрограммирована на долгую жизнь - дед ее, уже упоминаемый Ян, дожил до 106 лет и умер не своей смертью, а от угара. Вот и легендарная Маля не дожила до столетия 9 месяцев. Скончалась мегазвезда балета в 1971 году и похоронена на «русском кладбище» Сен-Женевьев-де-Буа вместе с мужем и сыном (умер в 1974 году). Надпись на её могиле гласит, что здесь покоится Великая княгиня Романовская-Красинская, заслуженная артистка Императорских театров, Кшесинская Матильда Феликсовна.

Вокруг выходящего на экраны страны фильма «Матильда» Алексея Учителя по-прежнему кипят страсти. Однако мало кто как из противников, так и сторонников его показа знаком с реальной историей романа наследника российского престола с балериной польского происхождения Матильдой Кшесинской. Между тем эта история заслуживает самого пристального внимания, ибо способна многое прояснить и расставить все точки над i в событиях, происходивших вокруг последнего российского императора более ста лет назад.

«Ридус» попытался разобраться, что на самом деле стояло за романом, приписываемым Николаю II и Матильде Кшесинской, был ли он на самом деле и как сложилась дальнейшая судьба самой Матильды.

Прекрасная полька

Настоящая фамилия Матильды - Кржезинская. Из-за ее неблагозвучности отец девушки, известный танцовщик Феликс Кржезинский, сменил фамилию на Кшесинский. Его дочь всю жизнь озвучивала сложносочиненную легенду о том, что ее предками были польские графы Красинские, однако из-за интриг родни семья утратила право на титул.

После революции, выйдя замуж за великого князя Андрея Владимировича, балерина добилась права называться Романовской-Красинской. Однако никаких документальных доказательств ее родства с Красинскими не было и нет.

Знатных предков Кшесинская придумала себе неслучайно. Это был традиционный ход для всех знаменитых куртизанок того времени. В какой-то момент дамы парижского полусвета обязательно обзаводились дворянской приставкой «де», на которую не имели ни прав, ни документов. Лиана де Пужи, Эмильена д’Алансон, Прекрасная Отеро - вкусы и страсти Кшесинской ничем не отличались от нравов полусветских француженок. Она также обожала драгоценности и молодых красавцев, обирала мужчин до нитки, проигрывалась в рулетку и отыгрывалась на соперницах.

Она была бойцом

По своим внешним данным Кшесинская идеально вписалась в золотой стандарт эпохи. Знаменитые красавицы конца XIX века были низкорослыми и имели весьма плотное телосложение. На фото мы видим крепенькую мускулистую Кшесинскую с выраженной талией, округлыми руками и полноватыми ножками. Большая голова при небольшом росте (около 150 см) не добавляла ей красоты, однако белоснежные зубы и веселая улыбка заставляли забыть обо всех ее недостатках.

Внешние данные Кшесинской не только сделали ее фавориткой дома Романовых. Они позволили ей освоить самые сложные балетные па. Чем меньше рост балерины, тем в более высоком темпе она может танцевать.

Накачанная маленькая Кшесинская (Маля, как называли ее любовники) сложением напоминала современных спортивных гимнасток. Она стала настоящей рекордсменкой отечественной сцены, первой из русских балерин освоив тридцать два фуэте.

Лирические партии, составившие впоследствии славу ее соперницы Анны Павловой, Кшесинской не подходили. Она была виртуозкой, балериной спортивного стиля, как сказали бы мы сегодня. Такой же спортивный характер она проявляла и в жизни. «Она была бойцом, настоящим воином», - сказал немало натерпевшийся от нее Дягилев.

Начало романа

И вот этот 17-летний «боец», очаровательная, живая и неотразимо кокетливая девушка встречается с грустным и задумчивым наследником престола. Первое знакомство произошло 23 марта 1890 года после выпускного спектакля. Танцовщиц позвали за стол вместе с императорской семьей. Кшесинской приглашения не полагалось. Но Александр III лично отметил ее и усадил рядом с наследником. «Смотрите только не флиртуйте слишком!» - улыбнулся парочке император.

Для 21-летнего Николая Александровича это было трудное время. Родителей беспокоило, что сын как-то не интересуется прекрасным полом. Его пытались знакомить с барышнями, но дальше платонических прогулок дело не шло.

У императорской четы были все основания волноваться.

Старший родственник Николая великий князь Константин Константинович был известен не только милыми стишками, на которые писал романсы Чайковский, но и любовью к представителям своего же пола.

«Жизнь моя течет счастливо, я поистине „баловень судьбы“, меня любят, уважают и ценят, мне во всем везет и все удается, но… нет главного: душевного мира. Мой тайный порок совершенно овладел мною…» - писал великий князь в одном из своих дневников.

Дядю Николая, другого великого князя - московского генерал-губернатора Сергея Александровича, в свое время также всей царской семьей спасали от гомосексуализма.

«Открыто гомосексуальный образ жизни вели и некоторые члены императорской фамилии, - писал сексолог Игорь Кон. - В частности, убитый Каляевым в 1905 году дядя Николая II великий князь Сергей Александрович открыто покровительствовал красивым адъютантам и даже основал в столице закрытый клуб такого рода».

Александр был вынужден пригласить к нему в воспитатели Достоевского. Это, однако, не помогло, и слухи о гей-борделях московского генерал-губернатора ходили по столицам до самой гибели Сергея Александровича от бомбы Каляева.

Практически открытым гомосексуалистом был и великий князь Николай Михайлович, отчаянный либерал и увлеченный масон, прозванный за свою революционность Филиппом Эгалитэ.

Середина XIX и начало XX века сделали гомосексуализм в глазах высшего общества неким необычным изыском, забавным и весьма «милым» курьезом, хотя и запретным.

Все эти слабости были простительны, когда речь не шла о наследнике престола. А вот половая жизнь Николая Александровича была вопросом государственной важности. От того, сумеет ли он оставить потомство, зависела судьба монархии и страны.

Естественно, Мария Федоровна и Александр III обратили свои взоры на «балетных». Если при матушке-императрице Екатерине сексуальное просвещение наследников обеспечивали разбитные фрейлины, то в XIX веке полулегальным гаремом для царских особ стали Смольный институт (там училась возлюбленная Александра II княгиня Юрьевская) и балетная труппа петербургского Большого (позднее Мариинского) театра.

Познакомившись с наследником, Кшесинская повела осаду по всем правилам. Регулярно как бы случайно встречала Николая - то на улице, то в театре. Приезжала танцевать для него в летнем театре в Красном Селе. Старательно кокетничала. Однако флегматичный Николай взаимностью ей не отвечал, лишь записывал в дневнике «Кшесинская-вторая мне положительно нравится». Осенью 1890 года он вообще уехал в кругосветное путешествие.

После его возвращения в 1892 году Кшесинская стала приглашать наследника в дом к своим родителям. Все было чинно-благородно. Ники и Маля сидели в гостиной и беседовали. После одного такого разговора, затянувшегося до рассвета, Кшесинская объявила родителям, что уезжает от них и будет жить отдельно, на съемной квартире. Дом на Английском проспекте она действительно сняла. Оставалось заманить туда Ники.

Но как раз в этот решающий момент у наследника случился приступ паники. Он заявил Мале, что нужно порвать отношения, что он «не может быть ее первым, что это будет мучить его всю жизнь». Кшесинская принялась его уговаривать. «В конце концов мне удалось почти убедить Ники, - вспоминает она. - Он обещал, что это совершится… как только он вернется из Берлина…» Вернувшись из Берлина, будущий император действительно приехал в дом на Английском проспекте. Там, как сказано в мемуарах Кшесинской, «мы стали близки».

Несмотря на бойцовские качества маленькой балерины, роман ее с Николаем вышел коротким и не слишком удачным. Оказалось, что еще до знакомства с ней наследник безумно влюбился в принцессу Алису Гессенскую. Несмотря на противодействие родителей, он несколько лет добивался их согласия на брак. Потом ему пришлось уговаривать Алису. Сразу же после объявления о помолвке, состоявшейся в 1894 году, Ники порвал с Малей.

В утешение Кшесинской достался особняк на Английском проспекте, выкупленный для нее Николаем, привилегированный статус в театре и, самое главное, связи с домом Романовых.

Затянувшийся эпилог

Как истинный джентльмен, Николай Александрович после помолвки избегал встречаться и переписываться с Кшесинской. В свою очередь, и она повела себя мудро и деликатно. Интимные письма императора куда-то «исчезли». Кшесинская не пыталась шантажировать любовника. Как раз в это время в неприятную историю попал кузен Николая II кайзер Германии Вильгельм II. Из него годами тянула деньги бывшая возлюбленная, сохранившая компрометирующие его записки.

Судьба наших героев сложилась по-разному. Ники женился на своей Алисе, стал императором, отрекся от трона и погиб в Екатеринбурге.

Маля пережила любовника на пятьдесят три года. Сразу после романа с ним она поступила под официальное покровительство кузена Николая II, великого князя Сергея Михайловича. Одновременно ей приписывали роман с дядей императора великим князем Владимиром Александровичем. Через некоторое время она сошлась и с его сыном, великим князем Андреем Владимировичем. Кроме них были «симпатичнейшие» дипломаты, гусары, танцовщики. В 40 лет Кшесинская влюбилась в юного партнера по сцене Петра Владимирова. Андрей Владимирович вызвал его на дуэль в Париже и прострелил красавцу нос. При этом Кшесинская успевала танцевать главные партии, то «навсегда уходить» со сцены, то опять возвращаться, - и так вплоть до 44 лет. Она полновластно распоряжалась в Мариинке, отбирала репертуар и назначала исполнителей.

«Неужели это театр и неужели этим я руковожу? - восклицал в своем дневнике доведенный до отчаяния директор императорских театров Теляковский. - Все… прославляют необыкновенную, циничную, наглую балерину, живущую одновременно с двумя великими князьями и не только это не скрывающую, а, напротив, вплетающую и это искусство в свой вонючий циничный венок людской падали и разврата… Кшесинская сама рассказывает, что она беременна… Кому будет приписан ребенок, еще неизвестно. Кто говорит - великому князю Сергею Михайловичу, а кто великому князю Андрею Владимировичу, другие говорят о балетном Козлове».

Про Кшесинскую говорили, что она обвенчалась со всем домом Романовых. Те платили ей драгоценностями (перед революцией Кшесинская только украшений накопила на два миллиона рублей), виллами, домами. Когда стало очевидно, что бриллианты и сапфиры, которые надевает Кшесинская на сцене, оплачены из военного бюджета страны, она стала одним из самых ненавистных персонажей царского Петербурга. Неслучайно большевики заняли под штаб именно ее новый особняк на Кронверкском проспекте.

Кшесинская подала на большевиков в суд и даже умудрилась выиграть. Однако ничего вернуть уже не смогла и вместе с великим князем Андреем Владимировичем и сыном убежала во Францию. Там она быстренько проигралась в рулетку, французскую виллу пришлось продать, Кшесинская переехала в Париж, где открыла свою школу.

Сын ее вырос щеголем и красавцем. Он любил намекать, что настоящим отцом его был Николай II, но никто ему не верил. Эмигранты называли его Вово де Рюсси - «Вова всея Руси». Какое-то время он верил, что сумеет договориться с Советами и ему позволят царствовать, хотя бы номинально.

Во время Второй мировой войны он попал в концлагерь. Чтобы вытащить его, Кшесинская дошла чуть ли не до легендарного шефа гестапо Мюллера. Ее знаменитое обаяние вновь сработало, Вово вышел на свободу, уехал в Англию и стал британским разведчиком.

Умерла Кшесинская в 1971 году, нескольких месяцев не дожив до своего столетнего юбилея. На фоне этих похождений ее юношеский роман с Николаем Александровичем выглядит доброй и забавной историей. Оба влюбленных вели себя в высшей степени достойно.

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...