Щусев архитектор работы. Тайна архитектора: почему именно Щусев построил Мавзолей


Алексей Викторович Щусев - архитектор и великий творец, превосходный теоретик и не менее замечательный зодчий, работы которого составляют гордость страны, будет героем этой статьи. Здесь подробно рассмотрено его творчество, а также жизненный путь.

Архитектура как жизненный процесс

Щусев, архитектор хоть и до последней клетки организма советский, но одновременно, как говорится, зодчий от Бога. Он постоянно убеждал коллег всем своим творчеством, что художественные принципы всегда довлеют в зодчестве над самыми смелыми конструкциями, поскольку они самым тесным образом связаны с жизнью во всех её проявлениях, а жизнь не терпит нецелесообразности. "Застывших форм не существует, и архитектура наиболее хорошо способна это подтвердить", - говорил Щусев. Архитектор в нём жил ищущий, постоянно пробующий новое, никогда до конца результатом не удовлетворённый, находящий удовлетворение только в познании. Начиная от Витрувия, каждый зодчий стремился создать собственную теорию этого искусства, и к началу двадцатого века их накопилось великое множество - самых различных и по категоричности, и по ширине охвата своих позиций, с разнообразными целями и принципами, объясняющими или оправдывающими, направляющими или лимитирующими само архитектурное творчество.

Вот на базе всех этих теорий, принятых самыми выдающимися зодчими, и формируются творческие направления и школы. В отличие от более честолюбивых коллег, Щусев (архитектор весьма знаменитый) основоположником чего бы то ни было стать никогда не стремился, не выдвигал теорий, не создавал школ. Это сделали его последователи, изучившие его подлинное значение в истории как русской, так и которое определили сооружения и здания, созданные им. Он, конечно, высказывался и теоретизировал, поскольку его понимание архитектуры, вкус и талант интересовали многих и многих. И эти высказывания встают вполне вровень с теми кропотливыми изысканиями, которые другие мастера сооружали в тиши кабинетов долгими десятилетиями. Теперь всячески разыскиваются по архивам и воспоминаниям те крупицы гениальных знаний, которые когда-то случайно обронил Алексей Щусев, архитектор.

Мавзолей

Его произведения пронизаны как простотой и мудростью, так и абсолютно полным знанием чисто ремесленной стороны большого зодчества. В них - жизненный опыт, здравый смысл, интуиция и огромное вложение чисто человеческого чувства. Именно это позволяло ему всегда наполнять свои детища главной общественной идеей. Применяя сложившиеся, даже, казалось бы, расхожие формы, архитектор Щусев А. В. уверенно создавал абсолютно индивидуальные образы. Был ли это исторический национальный стиль, классический или современный, у него получались не абстрактные логические выкладки, а художественное единство, спаянное эстетическим чувством и архитектуры, и скульптуры, и живописи. Именно таково одно из замечательнейших его творений - Мавзолей В. И. Ленина в Москве, на Красной площади, созданный в 1926-1930 годах. Пирамидальный ступенчатый объём, группы прямоугольных столбов, которые несут верхнюю плиту - всё это в архитектуре не новость.

Однако волшебным образом Мавзолей приобрёл мощь, самобытность, новаторские черты, исключительную выразительность всех пропорций, а главное - абсолютную связанность с назначением этого сооружения, слитность в ансамбле с остальными площади. Всё это и сделало данное сооружение главным символом своего времени. Всё решили пропорции. Архитектор Щусев А. В. так рассчитал высоту и толщину плит, то нарастающих, то сокращающихся, что траурные горизонтали образуют вертикаль, полную энергии, а скорбная замкнутость и компактность нижней камеры - ограждения саркофага, вдруг переходят в простор лестниц и трибуны, где торжествуют свобода, ветер и свет. Именно за счёт этой гениальной находки траурная величавость Мавзолея преображается в праздничность и радость победных демонстраций. В данное время проводится ремонт и реконструкция на территории Кремля, Мавзолей поэтому закрывали на последних парадах. Народ уже соскучился и много пишет об этом на просторах Интернета. И действительно, в этом сооружении виден весь архитектор Щусев, работы которого несут высокое духовное содержание, комплекс великих общественных идей.

Биография

Октябрьскую революцию Щусев встретил, уже будучи академиком, признанным зодчим с пятнадцатилетней практикой. В 1910 году его уже чествовали за исключительно удачный результат при самых оригинальных методах реставрации храма двенадцатого века в городе Овруче (Волынь). А родился он в 1873-м, в Кишинёве, третьим ребёнком в небогатой семье чиновника в отставке. Способности к рисованию проявились очень рано, и оторвать мальчика от этого занятия было почти невозможно. С одиннадцатилетнего возраста он начал заниматься у Л. Н. Бенуа, в мастерской которого все получали основательнейшую профессиональную подготовку. Относительно наставников будущий архитектор Щусев, работы которого восхищают высоким профессионализмом, был удивительно везуч.

Каноны русской классики и национального наследия, например, ему преподавал профессор Котов, кредо которого состояло в том, что недопустимо слепо копировать исторические памятники архитектуры, необходимо подвергать современному осмыслению русскую старину, а - убожество. Огромное впечатление на молодого человека произвело древнее среднеазиатское зодчество, особенно Самарканд, где начинающий архитектор Щусев Алексей Викторович детально и тщательно обмерил красочные памятники Биби-Ханым и Гур-Эмир. Это сыграло огромную роль в его дальнейшем творчестве. Например, Казанский вокзал архитектор Щусев проектировал, опираясь на свои азиатские впечатления.

Первые работы

Академию Щусев окончил в 1897 году, получив за самый высший балл с Большой золотой медалью и заграничной командировкой. Это была "Барская усадьба", позволившая ему почти два года провести в изучении архитектуры Вены, Триеста, Венеции и других городов Бельгии, Италии, Туниса, Франции, Англии. Всюду он делал много зарисовок, из которых был составлен выставочный отчёт. И. Е. Репин, ознакомившись с этими работами, был в восторге. По возвращении на родину и после представления отчёта Алексей Щусев, архитектор пока без опыта, получил сразу же интересный заказ. Это был иконостас в Киево-Печерскую лавру для Успенского собора, который необходимо было спроектировать с нуля. Талантливый Щусев отлично справился с этим заданием, и казалось, что его работа теперь постоянно будет связана с культовыми сооружениями.

В июне 1904 года Синод поручил ему более ответственное и сложное задание, он был командирован в Овруч, где целую зиму проектировал храм на развалинах памятника двенадцатого века. Получилась красивая пятиглавая церковь полностью в традициях русской классики, однако все сохранившиеся детали были включены в контекст настолько органично, что храм казался единым целым. Проект был тут же признан одним из прекраснейших явлений современной архитектуры. Пресса заговорила о том, что Щусевым создан новый неорусский стиль. Пришла слава, но архитектор Щусев, биография которого насыщена ею до краёв, до конца жизни относился к этому спокойно и славы попросту не замечал.

"Марфа"

В 1907 году Щусевым проектировалась Марфо-Мариинская обитель (община), все её здания. Великая княгиня Елисавета Фёдоровна продала свои драгоценности для того, чтобы появилось это богоугодное заведение, которое не являлось монастырём, хотя насельницы-сёстры милосердия и давали обеты, сравнимые с монашескими. Однако они по прошествии лет могли уйти оттуда без конфликта с церковью, создать семью и жить как миряне.

Чем вдохновлялся, проектируя с небывалой нежностью свою московскую "Марфу", уже знаменитый архитектор Щусев? Великий Новгород его вдохновлял, псковские памятники - вот эта великолепная гладь стен со взаимосвязанными гармонией объёмами. Это очень заметно, если сопоставить. Крупные размеры сооружений обители выглядят уютными и домашними. План храма похож на массивный старинный ключ с повёрнутой на запад бородкой и ушком, всеми тремя лепестками смотрящим на восток. За счёт этих полукруглых апсид создаётся ощущение уюта, поскольку основной объём прячется от глаз, а высокий барабан, увенчанный заострённой сферой купола, завершает композицию.

Кишинёв

На Керченской улице (ранее - Долина Чар) родного города был построен первый двухэтажный дом архитектора Щусева - дача Михаила Карчевского, его однокашника, затем - дом Драгоева на перекрёстке улиц Пушкина и Кузнечной (теперь Бернардацци). А в 1912-м им была возведена церковь в селе Кучурешты. Всего, что проектировал и строил архитектор Щусев, православие касалось обязательно - в большей или меньшей степени, причём это относится не только к культовым сооружениям. Значительно позже Щусеву была поручена генеральная схема реконструкции полуразрушенного Кишинёва после Второй мировой войны. А в ранней молодости, сразу после блистательной защиты своего дипломного проекта, несколько месяцев провёл здесь Щусев - архитектор, семья которого на всю жизнь сохранила привязанность к этому городу. Несколько месяцев счастья: он не только спроектировал дом для однокашника, но и женился на его сестре - Марии Викентьевне Карчевской.

Там же, в Долине Чар, в кишинёвском предместье, началась личная жизнь архитектора Щусева, которая была надёжно укрыта от посторонних все долгие годы его жизни. Да и теперь найти данные в его жизнеописаниях, не касающиеся архитектуры, практически невозможно. Памятник Ленину его работы в 1991 году демонтировали. Он же спроектировал и новый мост на реке Бык, в то время она была весьма полноводной, также активно архитектор консультировал коллег при разработке проектов реконструкции множества разрушенных зданий - вокзала, магазинов, присутственных и других зданий. Кишинёв чтит память своего знаменитого земляка: его именем названа улица, в доме, где он родился и рос, располагается музей с его личными вещами, документами, фотографиями.

Мода на Щусева

Сразу после создания проектов Овруча и Марфинской обители слава ходила за архитектором по пятам. Богачи охотились за ним в надежде построить на своей земле что угодно, но в модном щусевском стиле. Однако его занимали более интересные проекты. В 1913 году был готов выстроенный по чертежам Щусева павильон художественной выставки в Венеции, композиция которого интерпретировала национальную архитектуру семнадцатого века. Причём в прекрасном сочетании с живописным итальянским пейзажем. Тогда же в Сан-Ремо по проекту архитектора выстроили православный храм, украшенный каменной резьбой, изразцами, и колокольню с шатровой крышей. Храм Христа Спасителя в Сан-Ремо целиком и полностью выдержан в русском церковном стиле семнадцатого века.

А вот заинтересовал его далеко не сразу. Впрочем, все представленные на конкурс работы отличались приблизительностью и схематизмом, не вдохновились и другие видные и опытные зодчие, не только модный Щусев, архитектор, проекты которого были оригинальны, талантливы, но пока малочисленны. Тем не менее выбран был его эскиз будущего Казанского вокзала, потому что была уверенность правления в том, что им удастся заинтересовать восточными воротами Москвы не так давно увлекавшегося Самаркандом Щусева. Правление не ошиблось.

Казанский вокзал

Московские ворота на Восток - одно из наиболее профессионально выверенных решений архитектора из являвшихся трудными заданий. Даже оптимальная цветовая гамма была найдена. А какое гениальное решение по целостности ансамбля в его чисто географической сути! В октябре 1911 года Щусев был утверждён в должности главного архитектора этого строительства, на которое положили сумму просто баснословную - три миллиона золотых царских рублей. Детали проекта прорабатывались автором более двух лет - такого с ним ещё не бывало пока. Поиски были мучительными - эта "яма" на Каланчёвской площади не заполнялась никак, пока Щусева не осенила замечательная идея: самое высокое здание поместить в самом низком месте.

Вот тогда и заиграл единством ансамбль из множества зданий, прочитываемый легко одним взглядом. Башня послужила настоящей доминантой, собирая все двести метров сооружений под своё крыло. Успех этого проекта был равновелик усилиям по его созданию. Журнал "Зодчий", поместивший его на своих страницах, был нарасхват. Поздравления сыпались дождём. И действительно: такая огромная протяжённость вокзала ничуть не мешает целостному восприятию всей постройки, потому что специально нарушена симметрия, а одинокая острая башня помогает открывать всё новые сочетания с любой точки площади. Пока что у архитекторов не получалось настолько свободно манипулировать светотенью, когда не только солнце, но и облака оживляют каменные узоры.

Многоплановость и стилевая свобода

С Казанским вокзалом Щусев поступил абсолютно нетрадиционно, это получилось сооружение-город, а не как обычно - слегка обогащённое промышленное или немножко упрощённое дворцовое сооружение. Функции станционных помещений весьма разнородны, это и подтолкнуло к тому, что спроектировал гениальный Щусев, архитектор. Работы, фото которых здесь представлены в изобилии, с той же широкой, уверенной, вольной трактовкой (хоть в больших, хоть в малых формах) демонстрируют Щусева как зодчего не только многоликого, но и во всякой находчивости постоянного и верного себе, своим воззрениям. Это и здание санатория в Мацесте, и и Министерство земледелия, и Оперный театр в Ташкенте, и станция "Комсомольская" - кольцевая московского метро. Так же находчиво и в то же время канонически строго выстроен комплекс зданий Академии наук СССР - типично русский ансамбль, объединяющий разнохарактерные сооружения. Также Щусев возглавлял коллектив архитекторов, которые перепланировали Москву.

Именно им, и Щусеву в частности, должны принести свою благодарность водители, медленно передвигающиеся в дорожных пробках. Потому что если бы не они, движение не было бы возможно как таковое. Структура города была сложившейся, и места для транспорта практически не было предусмотрено нигде, тем более в сегодняшнем его количестве. Архитекторы значительно расширили все магистрали, особенно это коснулось Ленинградского проспекта, связали маршруты радиально-кольцевыми линиями с привязкой к железнодорожному транспорту. Это, надо заметить, происходило сразу после революции и Гражданской войны - в 1919 году. Комиссия, принимавшая проект, упрекала архитекторов в нецелесообразности таких широких проспектов и улиц, но именно Щусеву удалось членов правительства убедить.

Кроме того

В 1922 году Щусеву как главному архитектору была поручена ВДНХ, открывшаяся уже в августе 1923 года. Тогда она была возведена на территории Парка имени Горького. Щусевым было перестроено здание механического завода под павильон кустарной промышленности, а также он руководил практически всем строительством, а это двести двадцать пять зданий. В 1924 г. уже ведущий архитектор страны занимался созданием проекта Мавзолея Ленина. Во второй половине двадцатых годов в целом ряде работ Щусев проектировал и строил в стиле конструктивизма: филиал Тбилисского института при ЦК КПСС, Госбанк на Неглинной и в Охотном ряду, санаторий в Мацесте и многое другое.

Особый случай - не осуществлённое сооружение на Тверской Центрального телеграфа, где в ответ на обвинение в таком сильном пристрастии к конструктивизму Щусев доказал, что конструктивизм имеет право жить, если наполнить его духовностью, его особая динамика и ритм только помогают усилить основание духовной культуры, на котором зиждется вся архитектура как таковая. В облике здания телеграфа явно прослеживаются не только связь эпох, но и другие - интернационального плана связи, для чего, в принципе, он и предназначен - страны и континенты связывать. Гранитные вертикали, стеклянные пояса. Простор. Монументальность. Красиво, завораживает. Несмотря на то, что в проекте здание выполнено абсолютно точно программно, экономно, рационально. Это было слишком новаторски для того времени. Сейчас бы легко построили и были бы правы.

Радует хотя бы то, что прекрасную построили, советское посольство в Румынии и огромное количество других объектов. Кроме того, Алексей Щусев вёл активную преподавательскую деятельность практически до конца жизни - 1949 года, написал более двухсот научных работ.

Сегодня исполняется 64 года со дня смерти выдающегося русского и советского архитектора Алексея Щусева. Зодчий, который начал свой творческий путь с проектирования православных храмов, после Октябрьской революции счастливо избежал репрессий и стал одним из краеугольных камней в монолитной стене новой архитектуры. Портал "РИА Недвижимость" предлагает посмотреть на биографию Щусева в контексте его московских работ.

Стройка длиной в 30 лет

В Москву Алексей Щусев приехал в зрелом возрасте (ему было почти 40 лет), будучи уже известным архитектором. В то время его занимало исключительно религиозное зодчество. "Из нецерковных объектов он не строил ничего крупного до 1913 года", - отмечает историк архитектуры, член Docomomo Николай Васильев. Благодаря блестяще выполненным работам Щусев в 1901 году получил должность главного архитектора Святейшего Синода.

Неудивительно, что первым проектом Щусева в Белокаменной стала Марфо-Мариинская обитель милосердия, строительство которой финансировала из личных средств великая княгиня Елизавета Федоровна. Щусев предложил построить кубический храм с большой луковичной главой на высоком барабане, который напоминает по формам древнерусские аналоги Новгорода и Пскова, но при этом совершенно оригинален.

Успешно завершив строительство обители, в 1913 году Щусев взялся за свой самый амбициозный и многострадальный проект - новый комплекс Казанского вокзала. Он разработал проект в романтическом стиле русской версии модерна, в каком работал и ранее, при создании храмов. Центральный вход вокзала архитектор решил увенчать стилизацией башни княжны Сююмбике с гербами Казанского царства, расположенной в Казани, а еще одну, промежуточную башню украсить большими оригинальными часами со знаками зодиака. Циферблат этих часов расписывал сам Щусев.

Завершить строительство планировалось в 1916 году, однако Российская Империя сначала ввязалась в Первую мировую войну, а потом и вовсе прекратила свое существование, что самым печальным образом сказалось на финансировании проекта. Щусев, однако, не бросил свое детище и продолжал руководить строительством вокзала в течение почти 30 лет. "Проект был очень важен для Щусева. Все 10-20-е годы он подписывался именно как "Алексей Щусев, архитектор-производитель работ на Казанском вокзале", - рассказывает Васильев. Архитектор покинул стройку лишь в 1940 году, так и не реализовав ряд своих идей.

В зените славы

После Октябрьской революции 1917 года церковные зодчие стали не слишком востребованы, однако Щусев не остался без работы. "Он мог приспособиться и выдавать достаточно качественный продукт в любом стиле. Начав с русской версии модерна, архитектор начал работать в ар-деко и конструктивизме, а потом в сталинском ампире", - отмечает Васильев.

Слава хорошего организатора стройки принесла Щусеву самый главный заказ его жизни - . Архитектору дали всего три дня для создания склепа для Владимира Ленина, который скончался 21 января 1924 года, с чем тот успешно справился. Первый, временный мавзолей был сделан из дерева и имел форму куба, увенчанного трехступенчатой пирамидой. Честь делать следующие два варианта усыпальницы, в том числе и тот, который сейчас украшает Красную площадью, также досталась Щусеву.

В 20-30-х годах Щусев, который становится одним из главных архитекторов Советского Союза, проектирует в Москве ряд общественно-значимых объектов, таких как здание Центрального телеграфа на Тверской улице , здание Механического института на Большой Садовой улице, дом артистов МХАТа в Брюсовом переулке.

Среди них выделяется блестящий проект здания Наркомзема, расположенный в Орликовом переулке. Здание было построено в 1928-33 годах, сейчас в нем размещается министерство сельского хозяйства.

Известный антисоветскими настроениями

На протяжении карьеры в СССР Щусева мало касались политические реалии - его защищала слава создателя Мавзолея. Даже период большой чистки бывший церковный зодчий пережил спокойно, за исключением инцидента с гостиницей "Москва".

В начале 30-х годов власти Москвы объявили конкурс на архитектурный проект новой гостиницы у стен Кремля. "Его выиграли молодые архитекторы-конструктивисты Савельев и Стапран. Отсутствие у них опыта привело к затягиванию реализации проекта, и тогда они позвали Щусева организовывать им стройку", - рассказывает Васильев. Маститый архитектор не стал ограничиваться лишь технической частью и начал править архитектуру здания.

Молодые специалисты почувствовали себя задвинутыми и обойденными. В августе 1937 года они написали открытое письмо в газету "Правду", где в лучших традициях советского доноса прошлись по биографии оппонента. "Мы, беспартийные советские архитекторы, не можем без чувства глубокого возмущения говорить о Щусеве, известном среди архитекторов своими антисоветскими, контрреволюционными настроениями. Характерно, что ближайшими к нему людьми были темные личности вроде Лузана, Александрова и Шухаева, ныне арестованные органами НКВД ", - говорилось в статье. Щусева убрали со стройки до выяснения всех обстоятельств, а заодно и задним числом исключили из Союза архитекторов, так что зодчий остался совсем без работы.

Пока архитектор маялся бездельем, арестовали художника Михаила Нестерова, который расписывал Марфо-Мариинскую обитель. "Существует история, что Щусев пошел ходатайствовать за старого друга к новому наркому Лаврентию Берии", - рассказывает Васильев. "Мы Вас, товарищ Щусев, очень уважаем", - сказал Щусеву Берия, обладатель диплома техника строителя-архитектора. - "У меня над столом всегда висела картинка вашего Казанского вокзала, как мы можем Вам не доверять". Договорились, что Нестерова отпустят, и он действительно вышел на свободу после двух недель к Бутырской тюрьме.

В ходе беседы нарком поинтересовался, как обстоят дела у самого товарища Щусева. Товарищ Щусев не стал скрывать, что из-за происков молодых архитекторов уже год сидит без работы. "Вы не беспокойтесь", - сказал ему Берия. В 1938 году Щусев вернулся на стройку "Москвы" в качестве главного автора, а Савельеву и Стапрану, которые к тому времени построили одну из выходящих на площадь Революции башен гостиницы в духе конструктивизма, пришлось покинуть проект. Последнюю башню Щусев достроил в соответствии со своими эскизами, из-за чего возникла знаменитая асимметричность фасада гостиницы.

Последние работы

Алексей Викторович Щусев скончался 24 мая 1949 года. В свои последние годы он продолжал плодотворно работать, и часть его проектов достроили уже после смерти архитектора.

Среди них - реконструкция дома НКВД на Лубянской площади. В 1919 году два здания, принадлежавшее в XIX веке страховому обществу "Россия", заселили сотрудники Центрального аппарата ВЧК, благодаря чему слово "Лубянка" стало нарицательным. В 1939 году Лаврентий Берия захотел обновить и расширить дом. Проект поручили Щусеву, который принял решение объединить два здания. Чертежи утвердил лично Берия, но реализации этих замыслов помешала война. Окончательную реконструкцию здания столичные власти завершили лишь в 1983 году.

Сегодня исполняется 64 года со дня смерти выдающегося русского и советского архитектора Алексея Щусева. Зодчий, который начал свой творческий путь с проектирования православных храмов, после Октябрьской революции счастливо избежал репрессий и стал одним из краеугольных камней в монолитной стене новой архитектуры. Портал "РИА Недвижимость" предлагает посмотреть на биографию Щусева в контексте его московских работ.

Стройка длиной в 30 лет

В Москву Алексей Щусев приехал в зрелом возрасте (ему было почти 40 лет), будучи уже известным архитектором. В то время его занимало исключительно религиозное зодчество. "Из нецерковных объектов он не строил ничего крупного до 1913 года", - отмечает историк архитектуры, член Docomomo Николай Васильев. Благодаря блестяще выполненным работам Щусев в 1901 году получил должность главного архитектора Святейшего Синода.

Неудивительно, что первым проектом Щусева в Белокаменной стала Марфо-Мариинская обитель милосердия, строительство которой финансировала из личных средств великая княгиня Елизавета Федоровна. Щусев предложил построить кубический храм с большой луковичной главой на высоком барабане, который напоминает по формам древнерусские аналоги Новгорода и Пскова, но при этом совершенно оригинален.

Успешно завершив строительство обители, в 1913 году Щусев взялся за свой самый амбициозный и многострадальный проект - новый комплекс Казанского вокзала. Он разработал проект в романтическом стиле русской версии модерна, в каком работал и ранее, при создании храмов. Центральный вход вокзала архитектор решил увенчать стилизацией башни княжны Сююмбике с гербами Казанского царства, расположенной в Казани, а еще одну, промежуточную башню украсить большими оригинальными часами со знаками зодиака. Циферблат этих часов расписывал сам Щусев.

Завершить строительство планировалось в 1916 году, однако Российская Империя сначала ввязалась в Первую мировую войну, а потом и вовсе прекратила свое существование, что самым печальным образом сказалось на финансировании проекта. Щусев, однако, не бросил свое детище и продолжал руководить строительством вокзала в течение почти 30 лет. "Проект был очень важен для Щусева. Все 10-20-е годы он подписывался именно как "Алексей Щусев, архитектор-производитель работ на Казанском вокзале", - рассказывает Васильев. Архитектор покинул стройку лишь в 1940 году, так и не реализовав ряд своих идей.

В зените славы

После Октябрьской революции 1917 года церковные зодчие стали не слишком востребованы, однако Щусев не остался без работы. "Он мог приспособиться и выдавать достаточно качественный продукт в любом стиле. Начав с русской версии модерна, архитектор начал работать в ар-деко и конструктивизме, а потом в сталинском ампире", - отмечает Васильев.

Слава хорошего организатора стройки принесла Щусеву самый главный заказ его жизни - . Архитектору дали всего три дня для создания склепа для Владимира Ленина, который скончался 21 января 1924 года, с чем тот успешно справился. Первый, временный мавзолей был сделан из дерева и имел форму куба, увенчанного трехступенчатой пирамидой. Честь делать следующие два варианта усыпальницы, в том числе и тот, который сейчас украшает Красную площадью, также досталась Щусеву.

В 20-30-х годах Щусев, который становится одним из главных архитекторов Советского Союза, проектирует в Москве ряд общественно-значимых объектов, таких как здание Центрального телеграфа на Тверской улице , здание Механического института на Большой Садовой улице, дом артистов МХАТа в Брюсовом переулке.

Среди них выделяется блестящий проект здания Наркомзема, расположенный в Орликовом переулке. Здание было построено в 1928-33 годах, сейчас в нем размещается министерство сельского хозяйства.

Известный антисоветскими настроениями

На протяжении карьеры в СССР Щусева мало касались политические реалии - его защищала слава создателя Мавзолея. Даже период большой чистки бывший церковный зодчий пережил спокойно, за исключением инцидента с гостиницей "Москва".

В начале 30-х годов власти Москвы объявили конкурс на архитектурный проект новой гостиницы у стен Кремля. "Его выиграли молодые архитекторы-конструктивисты Савельев и Стапран. Отсутствие у них опыта привело к затягиванию реализации проекта, и тогда они позвали Щусева организовывать им стройку", - рассказывает Васильев. Маститый архитектор не стал ограничиваться лишь технической частью и начал править архитектуру здания.

Молодые специалисты почувствовали себя задвинутыми и обойденными. В августе 1937 года они написали открытое письмо в газету "Правду", где в лучших традициях советского доноса прошлись по биографии оппонента. "Мы, беспартийные советские архитекторы, не можем без чувства глубокого возмущения говорить о Щусеве, известном среди архитекторов своими антисоветскими, контрреволюционными настроениями. Характерно, что ближайшими к нему людьми были темные личности вроде Лузана, Александрова и Шухаева, ныне арестованные органами НКВД ", - говорилось в статье. Щусева убрали со стройки до выяснения всех обстоятельств, а заодно и задним числом исключили из Союза архитекторов, так что зодчий остался совсем без работы.

Пока архитектор маялся бездельем, арестовали художника Михаила Нестерова, который расписывал Марфо-Мариинскую обитель. "Существует история, что Щусев пошел ходатайствовать за старого друга к новому наркому Лаврентию Берии", - рассказывает Васильев. "Мы Вас, товарищ Щусев, очень уважаем", - сказал Щусеву Берия, обладатель диплома техника строителя-архитектора. - "У меня над столом всегда висела картинка вашего Казанского вокзала, как мы можем Вам не доверять". Договорились, что Нестерова отпустят, и он действительно вышел на свободу после двух недель к Бутырской тюрьме.

В ходе беседы нарком поинтересовался, как обстоят дела у самого товарища Щусева. Товарищ Щусев не стал скрывать, что из-за происков молодых архитекторов уже год сидит без работы. "Вы не беспокойтесь", - сказал ему Берия. В 1938 году Щусев вернулся на стройку "Москвы" в качестве главного автора, а Савельеву и Стапрану, которые к тому времени построили одну из выходящих на площадь Революции башен гостиницы в духе конструктивизма, пришлось покинуть проект. Последнюю башню Щусев достроил в соответствии со своими эскизами, из-за чего возникла знаменитая асимметричность фасада гостиницы.

Последние работы

Алексей Викторович Щусев скончался 24 мая 1949 года. В свои последние годы он продолжал плодотворно работать, и часть его проектов достроили уже после смерти архитектора.

Среди них - реконструкция дома НКВД на Лубянской площади. В 1919 году два здания, принадлежавшее в XIX веке страховому обществу "Россия", заселили сотрудники Центрального аппарата ВЧК, благодаря чему слово "Лубянка" стало нарицательным. В 1939 году Лаврентий Берия захотел обновить и расширить дом. Проект поручили Щусеву, который принял решение объединить два здания. Чертежи утвердил лично Берия, но реализации этих замыслов помешала война. Окончательную реконструкцию здания столичные власти завершили лишь в 1983 году.

Зимой 1929 года известный русский архитектор Алексей Щусев и не менее известный историк и археолог Фредерик Поульсен обсуждали задачу государственной важности – форму какой из погребальных языческих пирамид придать мавзолею вождя мирового пролетариата. Историки и по сей день не могут прийти к единому мнению о том, что за сооружение возвышается в самом сердце Москвы.

По одной из версий, Щусев построил православный храм-часовню, символизирующий образ горы Голгофы. По другой, дерзкий архитектор возвел у стен Кремля копию ступенчатой пирамиды фараона Джосера и гробницы Кира Великого. Впрочем, иные видят в мавзолее шумерские зиккураты или же сооружения древних ацтеков. Щусев всегда радел за сохранение исторического наследия России. Почему же именно форма языческой пирамиды показалась ему наиболее оптимальной для древней площади древнего русского города?Об этом читайте в специальном сюжете телеканала "Москва Доверие".

Молодое дарование

Алексей Викторович Щусев родился в 1873 году в Кишиневе в семье надворного советника. В 18 лет поступил в Петербургскую академию художеств, где его наставниками были Бенуа и Репин.

"Конечно, Щусев был невероятно одаренный и счастливой судьбы человек. И судьба дала ему не только талант, но и множество шансов воплощения этого таланта, достижения какого-то профессионального и социального успеха. И надо сказать, что, наверное, Щусев не упустил ни одного шанса. Он все-таки был человек результата", - считает директор Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева Ирина Коробьина.

Щусев был талантлив во всем. В частности, помимо несомненного художественного дарования, природа наградила его редким обаянием и напористостью.

Однажды студент третьего курса Академии художеств узнал из газет о смерти генерала Шубина-Поздеева. И буквально через несколько дней, не имея за душой ни писем, ни рекомендаций, заявился к генеральской вдове с готовым эскизом надгробия. Пораженная и самим проектом, и обезоруживающей самоуверенностью двадцатилетнего архитектора генеральша согласилась.

"Действительно, молодым мальчиком он убедил свою первую заказчицу. И, очевидно, она еще не очень понимала, что хочет, а он это почувствовал и ей объяснил. Я думаю, что только так", - говорит Ирина Коробьина.

Так на кладбище Александро-Невской Лавры появилось первое творение Щусева – солидный памятник из кованого железа. Его автор вскоре заканчивает Академию художеств и начинает пробовать силы в архитектурной мастерской при Святейшем Синоде – он проектирует иконостасы и церкви.

"Первая его самостоятельная работа после того, как он отучился, – это иконостас собора Киево-Печерской Лавры. Ничего себе заказ для начинающего мастера!" - считает архитектор-реставратор Александр Можаев.

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле. Фото: wikipedia.org/Arssenev

Заказы множатся. Щусев восстанавливает уникальную церковь XII века в древнем Овруче, проектирует храм преподобного Сергия Радонежского на Куликовом поле.

Появляются клиенты и в Москве. В 1909 году Великая княгиня Елизавета Федоровна, вдова павшего от рук террористов четырьмя годами ранее генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича, распродав все свои драгоценности, покупает в центре города усадьбу – четыре дома и сад.

Так на Большой Ордынке появилась Марфо-Мариинская обитель милосердия – монастырь, благотворительное и медицинское учреждение. "Белым ангелом Москвы" называли эту обитель горожане.

Больница, амбулатория, бесплатная аптека и столовая, приют для девочек-сирот. Не хватало лишь главного – храма. Проект собора, который решено было освятить в честь Покрова Пресвятой Богородицы, поручили молодому, но уже известному архитектору.

Строитель храмов

Щусев построил храм в стиле, названном современниками неорусским. Настенной росписью Покровского собора занимался великий русский художник Михаил Нестеров.

"Конечно, до реставрации он представлял совершенно другую картину: были перегородки высокие, окна были завешены, поломаны решетки, оконные переплеты. Потрудиться здесь пришлось очень много, открыть и отреставрировать подлинные полы, которые помнят шаги Елизаветы Федоровны и других представителей царской семьи. Первое, что бросается в глаза, эта композиция с Христом и притекающим к нему людом. Вот как говорят искусствоведы, в белых одеждах с раненным солдатом изображена сама Елизавета Федоровна, она ведет раненного солдата к Христу", - утверждает архитектор-реставратор Сергей Демидов.

"Лавки по периметру собора предназначались для больных и убогих – ведь именно для них и строилась обитель. Долгие годы скамьи считались утерянными, но когда реставраторы вскрыли полы, под ними обнаружились заботливо спрятанные и каменные основания лавок, и даже центральное паникадило.

"Нашли центральный образ этого паникадила с херувимами, с декоративными накладками, которые во время закрытия храма какая-то добрая душа сняла, свернула рулончиком, все это дело было спрессовано, и положили под пол. Это пролежало 60-70 лет и дожидалось своего часа. И дождалось", - рассказывает Сергей Демидов.

Даже подземелья Покровского храма были спроектированы Щусевым по принципу древнерусских соборов. Великая княгиня предполагала, что это место, так называемая крипта, в положенный срок станет ее усыпальницей.

"И для этих целей по ее желанию Щусевым был спроектирован аркосолий, где должна была находиться могилка Елизаветы Федоровны", - говорит Демидов.

Собор Покрова в Марфо-Мариинской обители. Фото: wikipedia.org/Ludvig14

Но судьба распорядилась иначе. Елизавета в 1918 году вместе с другими членами императорской фамилии была расстреляна в маленькой уральском городке Алапаевске. Позднее ее останки перевезли на святую землю.

"Волею судеб тело ее сейчас находится в Иерусалиме в Горненском монастыре, а здесь, в этой резной деревянной раке, находится ткань, в которую было завернуто тело Елизаветы Федоровны при перевозке из Алапаевска в Иерусалим", - объясняет архитектор-реставратор Сергей Демидов.

Обитель милосердия в том же 1918-м закрыли. В храме Покрова обосновался кинотеатр, а затем реставрационные мастерские Игоря Грабаря, благодаря которому, собственно, и уникальный храм, и всю обитель удалось сохранить в почти первозданном виде.

"Я помню свое впечатление еще юности, когда, будучи студенткой, я шла по Ордынке и просто ахнула. Посмотрела сквозь забор и была поражена этой архитектурой – этот необычный совершенно храм белый с огромной главой. То есть новаторская архитектура Щусева просто поражала и современников, не оставляет никого равнодушным и сейчас", - утверждает главный архитектор "Моспроект-2" им. М.В. Посохина Людмила Тудоси.

Еще одно скрытое от людских глаз помещение Покровского собора – подземный храм во имя Архангела Михаила – великая княгиня построила для себя, чтобы молиться в уединении.

И сегодня эта традиция свято соблюдается. В подземном храме молятся настоятельницы Марфо-Мариинской обители, которая в середине 90-х вновь стала "белым ангелом Москвы". Здесь снова кормят и лечат неимущих, а в монастырском приюте по-прежнему заботятся о девочка-сиротах.

Зодчий государев

Храм-памятник на Куликовом поле и Покровский собор в Марфо-Мариинской обители делают Алексея Щусева знаменитым. В 1910 году 37-летнему архитектору присваивают звание академика.

Год спустя он получает крупнейший государев заказ – восточные ворота Москвы – Казанский вокзал. Правление дороги выделяет на строительство баснословную сумму – 3 миллиона золотых рублей. На подготовку ушло более двух лет.

В середине 1913 года Щусев представил в Министерство путей сообщения детальный проект, который венчала многоступенчатая конструкция, воспроизводящая башню Сююмбике, входящую в ансамбль Казанского кремля. На ее шпиле мифический змей Зилант – символ древней Казани.

"Архитектор пытался соединить мотивы восточного зодчества и древнерусского, и как бы он сравнивал свою работу, хотел достичь того же, что, может быть, Мусоргский достигал в опере "Шехерезада", то есть сочетание этой красочности", - считает Людмила Тудоси.

Казанский вокзал. Фото: ИТАР-ТАСС

Строительство вокзала продолжалось до 1940 года с понятными перерывами на революцию и Гражданскую войну. До наших дней от первоначального щусевского проекта дошло немногое, но то, что уцелело, поражает красотой и размахом.

"Для зала, который долгое время использовался для ресторана, первые эскизы Щусев, как бы прорисовки, делал сам, а к оформлению интерьеров привлек таких замечательных художников, как Репин, Серебрякова, Бенуа, Лансере. Их эскизы были утверждены правлением дороги, но ввиду перечисленных обстоятельств – война, революция – они не были осуществлены. Оформление зала уже относится к началу 30-х годов", - рассказывает Тудоси.

Сегодня в зале бывшего ресторана располагается VIP-зал Казанского вокзала. Здесь полным ходом идут реставрационные работы. Сохранились и светильники, изготовленные по эскизам Щусева, знаменитая лепнина и уникальные для того времени большепролетные арки на теплом перроне.

Однажды Щусев заметил: "Каждый архитектор должен надеяться на то, что ему удастся хотя бы раз в жизни сделать не только удачный проект, но и осуществить его в натуре в полной мере и во всю силу своего таланта". Такой творческой удачей он считал Казанский вокзал.

"Эта сказка, этот символ – символ и Москвы, и Казани, как бы символ всего нашего народа, то есть это очень важная веха в архитектуре Москвы", - говорит Людмила Тудоси.

На волне революции

Октябрь 1917 года. В России, ломая устои и судьбы, бушует революция, идут конфискации и аресты, русская аристократия спешно покидает страну. Как ни странно, богатый и известный Щусев остается.

Новая власть закрывает Марфо-Мариинскую обитель, замораживает стройку Казанского вокзала. Однако их создатель чувствует себя неплохо. Более того, уже в 1918 году по заданию советского правительства он приступает к проекту перепланировки Москвы.

Его основные тезисы – и Кремль, и весь исторический центр города должны быть сохранены, равно как и живописная асимметричность улиц. Городу предстоит развиваться концентрическими окружностями, которые будут рассекать вылетные радиусы. Частные сады следует соединять и превращать в парки и общественные скверы.

"Для огромного числа проблем современной Москвы, с которыми неизвестно, как выкручиваться, уже там было решение, как всего этого избежать", - утверждает архитектор-реставратор Александр Можаев.

Например, все правительственные учреждения Щусев предложил перенести из Кремля на Ленинградский проспект, тогда еще, разумеется, называвшимся Петербургским, а Кремль и прилегающие к нему все исторические постройки сделать музеем.

"Генплан не получил развития в 1923 году, хотя он был весь досконально разработан. Я думаю, потому что он хотел все-таки сохранить Москву, а это, наверное, не приветствовалось", - считает архитектор, профессор МААМ Марианна Евстратова.

Неудовольствие властей проектом "Новая Москва" могло бы доставить Алексею Викторовичу много серьезных проблем, но тут в дело вмешалась судьба. В январе 1924 года умер Ленин.

Храм коммунистического бога

Президиум ЦИК СССР постановил: захоронить вождя мировой революции у Кремлевской стены, а над могилой соорудить доступный для посещения временный склеп.

В ночь с 23-го на 24 января Щусева срочно вызвали в Кремль. Задача формулировалась просто и понятно – в считанные дни поставить на Красной площади временный мавзолей, чтобы потрясенный безвременной кончиной народ мог проститься с любимым вождем.

Трудно сказать, как знаменитый архитектор относился к вождю мирового пролетариата, но отказаться от государственного заказа такого масштаба он, разумеется, не мог.

"Щусев великолепно понимал, что жить в стране и работать творчески он может только в том случае, если он хорошо реализует проект государственной важности", - утверждает историк Ольга Баркова.

Деревянный мавзолей на рисунке Исаака Бродского

Щусев вышел из Троицких ворот и медленно пошел вдоль Кремлевской стены. О чем он думал в этот момент? Да, революция повернула жизнь страны в другое русло, но для него, по сути, ничего не изменилось. Ему снова поручено строительство храма, просто для иного бога.

"Нужна была какая-то идея бога, которым для многих тысяч населения был Ленин. А где еще можно было оставить останки вождя? Только на Красной площади. Мавзолей в данном случае являлся этим новым местом поклонения тысяч населения, которые должны приезжать и отдавать почести и уважение вождю", - объясняет Ольга Баркова.

Возведенный за четыре дня первый вариант мавзолея выглядел как куб, увенчанный трехступенчатой пирамидой. Его пришлось довольно скоро снести, так как при строительстве повредили канализационный коллектор, и вокруг деревянного мавзолея распространялся пренеприятный запах. Даже Патриарх Тихон не удержался от едкого комментария: "По мощам и елей".

Любопытно, что до сих пор не обнаружен ни один документ, фиксирующий, кому конкретно пришла в голову идея выставить тело вождя на всеобщее обозрение. Ближайшее окружение вождя – Крупская, семья Ульяновых, его сподвижник Лев Троцкий – были категорически против как бальзамирования, так и мавзолея, и предлагали похоронить вождя так, как он и хотел, на Волковом кладбище рядом с могилой матери. Крупская даже опубликовала 30 января 1924 года прочувствованную статью в "Правде".

"Она написала: "Если вы хотите оставить доброе имя Владимира Ильича потомкам, пожалуйста, постройте детские сады, школы, ясли – это будет лучшей памятью об Ильиче". Известно, что Троцкий выступил категорически против и назвал это событие безумием", - утверждает историк Баркова.

Однако уже 4 февраля председатель похоронной комиссии Дзержинский дает указание биохимику Збарскому и паталогоанатому Воробьеву разработать технологию бальзамирования.

Зиккурат с советским вождем

Как только рецепт бальзамической жидкости был найден, Щусев приступил к созданию проекта нового мавзолея. Второй мавзолей был все той же деревянной пирамидой, но более представительной.

По бокам основной конструкции смонтировали трибуны, тело вождя было помещено в саркофаг. Но дерево не вечно. Вскоре правительство объявляет всероссийский конкурс на создание постоянного мавзолея из камня. В Москву со всей страны полетели проекты.

"Маяковский, говорят, требовал вообще башню до неба ставить. Шехтель предлагал пирамиду. Там были и шары, и болты, и серпы с молотами. Слава богу, что мы всего этого избежали", - рассказывает Александр Можаев.

Именно тогда археолог Поульсен, специально прибывший в Москву, предоставил Щусеву чертежи египетских пирамид, персидских гробниц, пергамского алтаря и даже зиккуратов – храмовых построек древних шумеров. В конечном итоге получилось нечто среднее. Именно этот проект и победил в конкурсе.

Мавзолей Ленина на Красной площади. Фото: ИТАР-ТАСС

"В данном случае Щусев решал задачу организации этого сакрального пространства бессмертия. И когда мы приходим в Мавзолей, пространство организовано таким образом, что нам кажется, что это центр вселенной", - считает Ирина Коробьина.

Для многих Мавзолей и сегодня остается центром мироздания. И очередь желающих увидеть тело вождя неспешной рекой из года в год течет по Красной площади.

Наперекор строителям коммунизма

Как бы то ни было, с момента завершения строительства мавзолея Ленина в жизни Алексея Щусева начинается новый этап. Теперь он - официально признанный главный зодчий Страны Советов, а значит, может позволить себе многое, почти все.

Например, демонстративно не вступать в КПСС, носить на пальце массивный бриллиантовый перстень, с удовольствием говорить о прошлом и не стесняться в эпитетах в адрес советских порядков.

Щусев открыто помогал бедствующим аристократам и своим коллегам по цеху. Так, например, он добился строительства нескольких мостов, обеспечив тем самым работой большую группу инженеров и архитекторов.

Одним из них был его брат Павел. Вместе братья Щусевы соединили берега Москвы-реки вот этим всем нам знакомым мостом, который впоследствии был назван Москворецким.

В 30-е годы Щусев возглавил одну из самых известных в столице архитектурных мастерских. Отбоя от заказов не было, это было время поиска новых, авангардных архитектурных форм и решений.

"В это пятилетие, с 1925-го по 1930 год, был всплеск всех гениальных архитекторов конструктивистских. Когда Сталин набрал уже обороты, появились эти мощные здания. Но Щусев умудрялся и тогда строить все равно так, как ему подсказывал его талант", - рассказывает Марианна Евстратова.

Дань конструктивизму Щусев тоже отдал. Самый яркий его образец – здание на углу Садово-Спасской и Орликова переулка.

"Здание Наркомзема – один из самых ярких примеров таланта Щусева и умения его работать в стилях применительно к ХХ веку. Посмотрите на этот стакан, это закругление, как сделано ленточное остекление. В данном случае ему безоговорочно повезло, потому что он делался для министерства и по сей день (скоро век уже) у этого дома один хозяин", - говорит профессор МАРХИ Юрий Волчок.

Асимметричная гостиница

В 1937 году Щусева привлекли к строительству первого советского пятизвездочного отеля. Первоначально над проектом гостиницы "Москва", которую было решено возвести на месте старого "Гранд-отеля" на Манежной площади, работали молодые архитекторы Савельев и Стапран.

По сути, именно они построили прекрасное здание в стиле конструктивизма. Но от главной гостиницы страны ждали несколько иного: имперского размаха и пафоса. Фасад и интерьеры поручили воплотить академику Щусеву.

"Впервые я оказался в этом здании, когда мне было 12 лет. Отец поехал в командировку в Москву и, это было время школьных каникул, взял меня с собой. Тогда это меня потрясло своим величием. Размеры, очевидная толщина стен, блеск гранита, огромные пространства внутри, огромные холлы, люстры – все это потрясало детское воображение. И вы знаете, так для меня и осталась гостиница "Москва" символом советской империи", - рассказывает экс-депутат Государственной Думы РФ Петр Шелищ.

Гостиница "Москва". Фото: ИТАР-ТАСС

Впрочем, это здание знаменито не только исполинскими размерами и декором в стиле неоклассицизма, но и своей абсолютно неклассической асимметрией. Есть легенда, что два проекта гостиницы, выполненные на одном чертеже и разделенные вертикальной чертой, были поданы на утверждение лично Сталину, и что вождь, недолго думая, расписался ровно посередине. Так, мол, и построили.

"Всех смущает, почему дом асимметричный. Да потому что делал его профессионал. Смотрите, дом стоит не совсем по красной линии, он развернут по оси Тверской, он как бы к ней обращается. То есть, соответственно, понятно, что этот угол решен более дробно, более детально, более внимательно к пешеходу. А тот, который выходит к музею, он более канонический. Плюс, почему он еще такой? Это было абсолютно в характере московской архитектуры. То, что на этом месте стояло раньше, если это крепко, если это выносливо и может работать, надо включать в тело нового здания. Поэтому толстые стены "Гранд-отеля", который стоял по правому от нас фасаду, они, конечно, включены в дом, поэтому он шире, там толстая стена", - объясняет Юрий Волчок.

Новое здание, возведенное на месте прежнего, разобранного до основания, лишь на первый взгляд напоминает изначальный щусевский проект. Трудно сказать, что помешало московским властям сохранить этот уникальный архитектурный памятник сталинской эпохи. Неужели в столице катастрофически не хватает торговых точек?

"Когда я стал депутатом, то пришлось прожить в этой гостинице примерно полтора года. Но все же, каждый раз входя в вестибюль, я как-то внутренне замираю. Это величие впечатляло, излучаемое всем ее декором", - утверждает Петр Шелищ.

"Он внутри был устроен таким образом, что притягивал к себе людей. Это знаменитое кафе "Огни Москвы" – потрясающий в итальянском стиле променад на крыше. Я помню, что мы в молодые годы имели возможность там бывать в летние вечерние часы… Представляете, какой это вид на Москву!", - рассказывает Юрий Волчок.

"Огни Москвы" – самое романтичное, обожаемое всеми москвичами и гостями столицы кафе, расположенное под самой крышей гостиницы. Там назначались самые трепетные, судьбоносные свидания за бокалом шампанского, разумеется, "Советского".

Удар исподтишка

30 августа 1937 года в "Правде" под рубрикой "Письма в редакцию" появилась публикация под названием "Жизнь и деятельность архитектора Щусева". Авторы точно знали, куда бить.

"Являясь несомненным мастером в прошлом, архитектор Щусев пошел по скользкому пути беспринципности в архитектуре. В его проектах и стройках нет идейности, принципиальности и подлинного творчества". Письмо подписали Савельев и Страпан, те самые молодые архитекторы, которые посчитали, что Щусев попросту украл их проект.

А.В. Щусев. Фото: ИТАР-ТАСС

"Довольно грязная история, на мой взгляд. Когда я первый раз увидела эти документы, мне показалось, что это мелкая зависть к крупному мастеру, к безусловному лидеру", - говорит Ирина Коробьина.

В 1937-м подобная публикация была гарантированной путевкой на лесоповал, а то и расстрел. Однако ничего подобного с Алексеем Викторовичем Щусевым не случилось.

Скорее всего, НКВД покуситься на создателя Мавзолея все же не решился, но совсем уж без последствий статья в "Правде" тоже не могла. Щусева исключают из Союза архитекторов. Разгромные публикации в прессе следуют одна за другой. Тучи над головой академика явно сгущаются.

И в этот момент новая беда – арестован Михаил Нестеров, художник, вместе с которым Щусев когда-то создавал Покровский собор в Марфо-Мариинской обители. Весть об аресте старого художника потрясла опального академика. Всю ночь он метался по кабинету. Даже очень уверенный в себе человек не мог не понимать: он следующий.

Утром Алексей Щусев отправился на прием к Лаврентию Берии, недавно назначенному первым заместителем министра внутренних дел. Не для того чтобы каяться, он решил заступиться за друга, великого художника.

Берия оценил смелость архитектора. Нестерова выпустили, а Щусев получил новый государственный заказ. Его мастерской поручили реконструкцию здания НКВД на Лубянке.

"Я думаю, что он вызывал уважение у властей, поскольку они понимали, что он решает поставленные перед ним задачи, решает крупно, решает лучше, наверное, чем все остальные и при этом не поступается принципами. Это всегда вызывает уважение", - считает Ирина Коробьина.

Это наверняка так, но была и другая причина. В те годы Москва меняла облик. На смену всем прочим стилям приходила величественная монументальная архитектура, ставшая символом советской империи. И Щусев был одним из ее создателей.

"Причем он очень многим помогал, поскольку он строил Лубянку и не боялся никого, в общем-то. Он очень многих спас. Из мастерской очень много архитекторов арестовывали, он добивался их освобождения", - рассказывает Марианна Евстратова.

"Здание НКВД и потом КГБ очень хорошо нарисованы, этот великолепный вариант в сталинском стиле итальянского ренессанса очень хорошо сделан", - говорит Михаил Филиппов.

Музей архитектуры имени себя

После войны Щусев, не покладая рук, работал над восстановлением древних русских городов и параллельно приступил к осуществлению главной мечты своей жизни – созданию музея архитектуры.

"Музей архитектуры имени Щусева - это старинная московская усадьба, которая в результате сложной ее судьбы, в конце концов, стала музеем имени Алексея Викторовича", - рассказывает заместитель директора Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева Ирина Чепкунова.

Эта огромная усадьба на Воздвиженке имеет богатейшую историю. В XVII веке подворье боярина Милославского передали Аптекарскому приказу. Затем строение перешло к известному дипломату петровских времен Василию Долгорукому.

От него - к грузинскому царевичу Георгию Багратиони, у которого его выкупил царедворец Екатерины Второй, тайный советник Александр Талызин. Москва, никогда не любившая адресов, так и называла это место – дом Талызина.

Музей им. А.В. Щусева. Фото: сайт

"Усадьба много раз перестраивалась и в ХХ веке. Здесь, например, была приемная ВСНХ, здесь сидел Молотов, сидел Сталин, сюда приезжал Ленин. Но в начале 30-х годов главное здание полностью было отдано под общежитие", - объясняет Ирина Чепкунова.

Расселив общежитие сотрудников НКВД, Щусев приступил к реконструкции усадьбы. При этом он не просто создавал музей, ему удалось объединить под его крышей практически всех опальных архитекторов Москвы.

"Он давал им работу, он давал им жизнь, он давал им возможность мыслить, заниматься любимым делом, и здесь была потрясающая атмосфера творческая, интеллектуальная в Музее архитектуры при жизни Щусева", - утверждает Ирина Коробьина.

Такая же атмосфера сохранилась в музее и по сей день. В бывшем каретном сарае дома Талызина сменяют друг друга выставки.

"К выставочному залу нашего музея, который называется "Руина", мы относимся как к такой экспериментальной площадке, где можно выставлять любые проекты. И надо сказать, что этот зал пользуется огромной популярностью у нас, потому что здесь очень интересное пространство и здесь любят выставляться", - рассказывает Ирина Чепкунова.

Сохранилась и трапезная Аптекарского приказа. Здесь тоже проходят выставки. Например, здесь представлена коллекция деревянной скульптуры из русских разрушенных храмов.

Фигуры выглядят слегка необычно, поскольку когда-то были установлены на иконостасах, и люди смотрели на них снизу вверх. Директорский кабинет – тоже часть Музея архитектуры, ведь Щусев проектировал его для себя.

"Да, он сидел в этом кабинете, это кабинет Щусева. Это кабинет вообще всех директоров", - говорит Ирина Коробьина.

Но обжиться в директорском кресле Щусев практически не успел. "Он успел умереть до того, как музей открылся для людей на улице Коминтерна, на Воздвиженке, в усадьбе Талызиных", - объясняет Коробьина.

Последние творения архитектора-гения

Последней работой великого зодчего стала станция метро "Комсомольская" Кольцевой линии. Только что окончилась война, страна ликует. И 75-летний архитектор строит свой последний храм – храм Победы глубоко под землей. Щусев успел нарисовать лишь эскизы, часть из них сохранилась в доме его соавтора, архитектора Алисы Заболотной.

"В один прекрасный момент - мама мне рассказывала - она сидит и что-то рисует, какие-то детали, он к ней подходит сзади и говорит: "Все, все уходят, я буду работать только с Алисой". В результате они вдвоем работали над этим проектом", - утверждает Марианна Евстратова.

Алексей Викторович Щусев умер в 1949 году. За полвека творческой биографии им самим и при его деятельном участии было возведено более 40 объектов в разных городах СССР. Но историки архитектуры уверены, что самыми важными и самыми выдающимися его проектами все-таки были храмы.

"Есть гении национальные, они у каждой страны свои. Вот Щусев для нас – это национальный гений, он важен именно для России. Среди исследователей вообще существует такое мнение, что работы Щусева дореволюционные – он построил много церквей – именно эти работы лучшие в его творчестве", - считает Ирина Чепкунова.

А для обывателей главной работой Щусева был и остается мавзолей Ленина, для кого-то – храм божества новой эпохи, для иных – чуть ли не алтарь сатанинских месс, форма которого позаимствована то ли у древних шумеров, то ли у кровожадных ацтеков. Разговоры о его ликвидации идут уже 20 с лишним лет, а он как стоял, так и стоит. И государство тратит на его содержание около 2 миллионов долларов в год.

Станция метро "Комсомольская". Фото: ИТАР-ТАСС

"Уже надо успокоиться и относиться к Красной площади не как к символу бесконечно меняющейся государственной идеологии, а просто понять, что это музейное пространство совершенно гениальное, и так жить", - считает Александр Можаев.

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...