Биография поля гогена и описание картин художника. История жизни Гоген художник биография


Читавшие роман английского писателя Сомерсета Моэма «Луна и грош», возможно, заметили, что история главного героя произведения – художника Стрикленда – странным образом напоминает жизнь французского живописца Поля Гогена. И даже не просто напоминает, а практически совпадает. Хотя критики, озадаченные этой проблемой уже несколько десятилетий, спорят до сих пор и никак не могут прийти к единой точке зрения. И все же с большой долей достоверности можно утверждать, что прототипом Стрикленда стал Поль Гоген. А жизнь этого художника поистине удивительна.

Семья. Ранние годы

Поль Гоген родился в в один из революционных дней 1848 года. Его отец состоял сотрудником газеты «Насьональ», имеющей умеренно республиканское направление. Революция, изменившая политический курс страны, заставила журналиста в 1849 г. покинуть родину. Но по пути к Южной Америке, прямо на корабле, его внезапно настигла смерть. Вдова и дети недолго прожили на чужбине и в 1855 г. возвратились во Францию.

Поль Гоген учился в закрытых учебных заведениях, куда его устраивали ради экономии скудного семейного бюджета. Атмосфера в этих школах была невыносимой для него. Он терпел и торопил время, чтобы поскорее закончилась ненавистная учеба и можно было, наконец, осуществить свою мечту – стать моряком. Мечта сбылась: в 17 лет он пошел служить матросом на торговом корабле, а потом перешел в военный флот.

В Париже

После «морского периода» юности и возвращения в Париж опекун определил Поля Гогена на работу в банк – простым служащим. Это обстоятельство поспособствовало его независимому положению. Теперь все свое свободное время он проводил в музеях, изучая живопись мастеров. Интерес к искусству возник неожиданно и необъяснимо. Во всяком случае, монотонная, серая жизнь банковского клерка никак не могла спровоцировать такой странный зигзаг в сознании. Но это случилось.

Поль замкнулся в себе, потерял всякий интерес ко всему обыденному, житейскому. Он был одержим теперь сумасшедшей страстью – писать картины. Для этого он поступил в частную академию Коларосси.

Первые работы

На парижских выставках появились, наконец, первые картины Гогена: «Сусанна», «Сена у Иенского моста», «Сад под снегом» (1875 – 1883). По манере исполнения они были приближены к импрессионизму. Позднее Гоген увлекся эстетикой символистов, которые делали эмоциональный акцент на цвете и линии, и отказывается от импрессионистской манеры разложения цветов. В 1887 г. Гоген уехал на о. Мартинику, чтобы сосредоточиться и отточить свой стиль письма. И картины, написанные там, уже демонстрируют декоративность цвета и подчеркнутую выразительность силуэта. Эти основные признаки и определяют узнаваемый стиль Гогена.

Совершенствование

На следующем этапе жизни Гоген окончательно бросил банковскую службу и занялся исключительно искусством, невзирая на крайнюю нужду. Живя в Бретани (1888), он писал природу и людей провинции, где сохранились бытовые черты старины («Натюрморт с щенятами», «Старые девы в Арле», «Арльское кафе»). В них есть и особые композиционные приемы, навеянные японской гравюрой. В 1889 – 1890 годах Гоген продолжает совершенствовать свой стиль. В его картинах «Стога», «Прекрасная Анжела», «Здравствуйте, господин Гоген!», «Желтый Христос» сквозят тоска и усталость, вызванные нищетой и непризнанностью.

На Таити

В 1891 г. Гоген уехал на Таити – это была его давняя мечта. Там он много и плодотворно работал, жил самой естественной жизнью среди простодушных туземцев. На Таити он написал свои лучшие картины: «Беседа», «Дух мертвых бодрствует», «А ты ревнуешь?», «Женщина, держащая плод» и другие. Он еще возвращался во Францию (1893), чтобы устроить свою выставку. Друзья – художники были в восторге от его новых работ, но салонная публика не приняла такого Гогена.

Спустя два года он навсегда оставил родину и вернулся на любимый Таити. Его творчество приобрело черты религиозно-мистического направления, но и таитян он тоже много писал. Его творчество и образ жизни не удовлетворяли колониальную власть, и она, как могла, мешала ему жить. К тому же Гоген начал слепнуть. Но даже уже тяжело больной и почти слепой, он продолжал писать.

Умер Гоген 9 мая 1903 г. то ли от сердечного приступа, то ли это было самоубийство, то ли убийство. Рядом с его постелью был шприц из-под морфия, который может свидетельствовать о любой версии. Его картины, написанные на Таити, и которыми он расплачивался с местными торговцами, стелили под ноги вместо ковриков, использовали для собачьих подстилок, резали на куски, чтоб залатать дырявую обувь. А все, оставшееся после смерти художника в хижине, просто выбросили на помойку.

«Невезение преследует меня с самого детства. Я никогда не знал ни счастья, ни радости, одни напасти. И я восклицаю: «Господи, если ты есть, я обвиняю тебя в несправедливости и жестокости», — писал Поль Гоген, создавая свою самую знаменитую картину «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?». Написав которую, он предпринял попытку самоубийства. Действительно, над ним будто бы висел всю жизнь какой-то неумолимый злой рок.

Биржевой маклер

Все началось просто: он бросил работу. Биржевому маклеру Полю Гогену надоело заниматься всей этой суетой. К тому же в 1884 году Париж погрузился в финансовый кризис. Несколько сорванных сделок, пара громких скандалов – и вот Гоген на улице.

Впрочем, он давно уже искал повод погрузиться с головой в живопись. Превратить это свое давнее хобби в профессию.

Конечно, это была полнейшая авантюра. Во-первых, Гогену было далеко еще до творческой зрелости. Во-вторых, новомодные импрессионистские картины, которые он писал, не пользовались у публики ни малейшим спросом. Поэтому закономерно, что через год своей художнической «карьеры» Гоген уже основательно обнищал.

В Париже стоит холодная зима 1885-86 года, жена с детьми уехала к родителям, в Копенгаген, Гоген голодает. Чтобы хоть как-то прокормиться, работает за гроши расклейщиком афиш. «Что действительно делает нужду ужасной - она мешает работать, и разум заходит в тупик, – вспоминал он позже. – Это прежде всего относится к жизни в Париже и прочих больших городах, где борьба за кусок хлеба отнимает три четверти вашего времени и половину энергии».

Именно тогда у Гогена возникла идея уехать куда-нибудь в теплые страны, жизнь в которых представлялась ему овеянной романтическим ореолом первозданной красоты, чистоты и свободы. К тому же он полагал, что там почти не надо будет зарабатывать на хлеб.

Райские острова

В мае 1889 года, слоняясь по огромной Всемирной выставке в Париже, Гоген попадает в зал, уставленный образцами восточной скульптуры. Осматривает этнографическую экспозицию, наблюдает ритуальные танцы в исполнении грациозных индонезиек. И с новой силой загорается в нем идея уехать прочь. Куда-нибудь подальше из Европы, в теплые края. В одном из его писем того времени читаем: «Весь Восток и запечатленная золотыми буквами в его искусстве глубокая философия, все это заслуживает изучения, и я верю, что обрету там новые силы. Современный Запад прогнил, но человек геркулесова склада может, подобно Антею, почерпнуть свежую энергию, прикоснувшись к тамошней земле».

Выбор пал на Таити. Изданный министерством колоний официальный справочник, посвященный острову, рисовал райскую жизнь. Вдохновленный справочником, Гоген в одном из писем того времени сообщает: «Вскоре я уезжаю на Таити, маленький островок в Южных морях, где можно жить без денег. Я твердо намерен забыть свое жалкое прошлое, писать свободно, как мне хочется, не думая о славе, и в конце концов умереть там, забытым всеми здесь в Европе».

Одно за другим шлёт он прошения в правительственные инстанции, желая получить «официальную миссию»: «Я хочу, – писал он министру колоний, – отправиться на Таити и написать ряд картин в этом краю, дух и краски которого считаю своей задачей увековечить». И в конце концов эту «официальную миссию» он получил. Миссия обеспечивала скидки на недешевый проезд до неблизкого Таити. И только.

К нам едет ревизор!

Впрочем, нет, не только. Губернатор острова получил из министерства колоний письмо об «официальной миссии». В итоге первое время Гогену был обеспечен там весьма хороший прием. Местные чиновники подозревали даже поначалу, что никакой он вовсе не художник, а скрывающийся под маской художника инспектор из метрополии. Его даже приняли в члены «Сёркл Милитер», мужского клуба для избранных, куда обычно брали только офицеров и высших чиновников.

Но длилась вся эта тихоокеанская гоголевщина недолго. Гоген не сумел поддержать это первое впечатление. По свидетельству современников, одной из главных черт его характера была некая странная надменность. Он часто казался высокомерным, заносчивым и самовлюбленным.

Биографы полагают, что причиной этой самоуверенности была нерушимая вера в свой талант и призвание. Твердое убеждение, что он – великий художник. С одной стороны, эта вера всегда позволяла ему быть оптимистом, выдерживать самые тяжкие испытания. Но эта же вера была и причиной многочисленных конфликтов. Гоген частенько наживал себе врагов. И вот именно это стало происходить с ним вскоре после его приезда на Таити.

Вдобавок довольно быстро выяснилось, что как художник он – весьма своеобразен. Первый же заказанный ему портрет произвел ужасное впечатление. Загвоздка крылась в том, что Гоген, желая не отпугнуть людей, попытался быть проще, то есть – работал в сугубо реалистической манере, а потому придал носу заказчицы натуральный красный цвет. Заказчица посчитала это издевательской карикатурой, упрятала картину на чердак, а по городу разнесся слух, будто у Гогена нет ни такта, ни дарования. Естественно, после этого никто из обеспеченных жителей таитянской столицы не хотел стать его новой «жертвой». А ведь он делал большую ставку на портреты. Надеялся, что это станет для него главным источником дохода.

Разочарованный Гоген писал: «Это была Европа - Европа, от которой я уехал, только еще хуже, с колониальным снобизмом и гротескным до карикатурности подражанием нашим обычаям, модам, порокам и безумствам».

Плоды цивилизации

После случая с портретом Гоген решил как можно скорее покинуть город, и осуществить, наконец, то, ради чего обогнул половину земного шара: изучать и писать настоящих, неиспорченных дикарей. Дело в том, что Папеэте, столица Таити, крайнее разочаровала Гогена. В сущности, он опоздал сюда лет на сто. Миссионеры, торговцы и прочие представители цивилизации уже давно сделали свое омерзительное дело: вместо красивого селения с живописными хижинами Гогена встретили шеренги лавок и кабаков, а также безобразные, неоштукатуренные кирпичные дома. Полинезийцы ничуть не походили на голых Ев и диких Геркулесов, которых представлял себе Гоген. Их успели уже как следует отцивилизовать.

Все это стало для Коке (так называли Гогена таитяне) серьезным разочарованием. И когда он узнал, что если убраться из столицы, то можно еще обнаружить на окраинах острова прежнюю жизнь, он, разумеется, стал стремиться это сделать.

Однако отъезд состоялся не сразу, Гогену помешало непредвиденное обстоятельство: болезнь. Очень сильное кровоизлияние и сердечные боли. Все симптомы указывали на сифилис во второй стадии. Вторая стадия означала, что Гоген заразился много лет назад, еще во Франции. А тут, на Таити, течение болезни было лишь ускорено бурной и далеко не здоровой жизнью, которую он стал вести. А, надо сказать, что расплевавшись с чиновничьей элитой, он всецело окунулся в простонародные развлечения: регулярно посещал вечеринки бесшабашных таитян и так называемый , где можно было всегда без проблем найти себе красотку на час. При этом, конечно же, для Гогена общение с туземцами было в первую очередь отличной возможностью наблюдать и зарисовывать все то новое, что он видел.

Пребывание в больнице стоило Гогену 12 франков в день, деньги таяли, как лёд в тропиках. В Папеэте вообще стоимость жизни оказалась выше, чем в Париже. Да и Гоген – любил жить на широкую ногу. Все привезенные из Франции деньги кончились. Новых доходов не предвиделось.

В поисках дикарей

Как-то в Папеэте Гоген познакомился с одним из областных вождей Таити. Вождь отличался редкой лояльностью к французам и свободно говорил на их языке. Получив приглашение пожить в подчиненной своему новому другу области Таити, Гоген с радостью согласился. И не прогадал: то была одна из самых красивых областей острова.

Гоген поселился в обычной таитянской хижине из бамбука, с лиственной крышей. Первое время он был счастлив и написал два десятка картин: «Было так просто писать вещи такими, какими я их видел, класть без намеренного расчета красную краску рядом с синей. Меня завораживали золотистые фигуры в речушках или на берегу моря. Что мешало мне передать на холсте это торжество солнца? Только закоренелая европейская традиция. Только оковы страха, присущего выродившемуся народу!»

К сожалению, долго такое счастье продолжаться не могло. Вождь не собирался брать художника на баланс, а европейцу, не владеющему землей и не знающему таитянского земледелия, прокормиться было в этих краях невозможно. Он не умел ни охотиться, ни ловить рыбу. И даже если бы со временем научился, то все его время уходило бы на это, – ему бы просто было некогда писать.

Гоген оказался в финансовом тупике. Денег реально ни на что не хватало. В итоге он вынужден был просить, чтобы его отправили домой за государственный счет. Правда, пока прошение шло с Таити во Францию, жизнь вроде бы стала налаживаться: Гоген умудрился-таки получить кое-какие заказы на портреты, а также обзавестись супругой – четырнадцатилетней таитянкой по имени Теха’амана.

«Я снова начал работать, и мой дом стал обителью счастья. По утрам, когда всходило солнце, мое жилье наполнялось ярким светом. Лицо Теха’аманы сияло, словно золотое, озаряя все вокруг, и мы шли на речку и купались вместе, просто и непринужденно, как в садах Эдема. Я больше не различал добра и зла. Все было прекрасно, все было замечательно».

Полный провал

Дальше была нищета вперемежку со счастьем, голод, обострение болезни, отчаянье и эпизодическая финансовая подпитка от продажи картин на родине. С большим трудом Гоген возвращается во Францию, дабы устроить большую персональную выставку. До самого последнего момента он был уверен, что его ожидает триумф. Ведь он привез с Таити несколько десятков поистине революционных картин – так до него не писал еще ни один художник. «Вот теперь я узнаю, было ли с моей стороны безумием ехать на Таити».

И что же? Равнодушные, презрительные лица недоумевающих обывателей. Полный провал. Он уехал в далекие края, когда посредственность отказалась признать его гений. И надеялся по возвращении предстать во весь рост, во всем своем величии. Пусть мое бегство – поражение, говорил он себе, но возвращение будет победой. Вместо этого возвращение нанесло ему лишь новый сокрушительный удар.

В газетах картины Гогена назвали «измышлениями больного мозга, надругательством над Искусством и Природой». «Если хотите позабавить своих детей, пошлите их на выставку Гогена», – писали журналисты.

Друзья Гогена всячески уговаривали его не поддаваться естественному порыву, не уезжать тотчас обратно в Южные моря. Но тщетно. «Ничто не помешает мне уехать, и я останусь там навсегда. Жизнь в Европе – какой идиотизм!» Он будто бы позабыл обо всех тех лишениях, которые еще недавно испытывал на Таити. «Если все будет в порядке, я уеду в феврале. И тогда я смогу закончить свои дни свободным человеком, мирно, без тревоги за будущее, и не надо больше воевать с болванами… Писать не буду, разве что для своего удовольствия. У меня будет деревянный резной дом».

Невидимый враг

В 1895 году Гоген снова уехал на Таити и снова поселился в столице. Вообще-то он собирался в этот раз на Маркизские острова, где надеялся найти более простую и легкую жизнь. Но его мучила все та же так и не долеченная болезнь, и он выбрал Таити, где, по крайней мере, была больница.

Болезнь, нищета, отсутствие признания, эти три составляющие злым роком висели над Гогеном. Оставленные для продажи в Париже картины никто не хотел покупать, а на Таити он и вовсе никому был не нужен.

Окончательно сломило его известие о внезапной смерти девятнадцатилетней дочери – возможно, единственного существа на земле, которое он по-настоящему любил. «Я до того привык к постоянным несчастьям, что первое время ничего не чувствовал, – записал Гоген. – Но постепенно мой мозг ожил, и с каждым днем боль проникала все глубже, так что сейчас я совершенно убит. Честное слово, можно подумать, что где-то в заоблачных сферах у меня есть враг, который решил не давать мне ни минуты покоя».

Здоровье ухудшалось с той же скоростью, что и финансовые дела. Язвы распространились по всей больной ноге, а затем перешли и на вторую ногу. Гоген втирал в них мышьяк, до самых колен обматывал ноги бинтами, но болезнь прогрессировала. Потом у него вдруг воспалились глаза. Правда, врачи уверяли, что это не опасно, но писать он в таком состоянии не мог. Только подлечили глаза – нога разболелась до того, что он не мог ступать на нее и слег. От болеутоляющих он тупел. Если же пробовал подняться, начинала кружиться голова, и он терял сознание. Временами поднималась высокая температура. «Невезение преследует меня с самого детства. Я никогда не знал ни счастья, ни радости, одни напасти. И я восклицаю: «Господи, если ты есть, я обвиняю тебя в несправедливости и жестокости». Понимаешь, после известия о смерти бедняжки Алины я больше ни во что не мог верить, лишь горько смеялся. Что толку от добродетелей, труда, мужества и ума?»

Люди старались не подходить к его дому, думая, что у него не только сифилис, но и неизлечимая проказа (хотя это было не так). Вдобавок ко всему его стали одолевать сильнейшие сердечные приступы. Он страдал от удушья и харкал кровью. Казалось, он действительно был подвержен какому-то страшному проклятию.

В это время, в перерывах между приступами головокружения и невыносимых болей медленно создавалась картина, которую потомки назвали его духовным завещанием, легендарная «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?».

Жизнь после смерти

О серьезности намерений Гогена говорит тот факт, что принятая им доза мышьяка была просто убойной. Он действительно собирался покончить собой.

Укрылся в горах и проглотил порошок.

Но именно слишком большая доза помогла ему выжить: организм отказался ее принять, и художника вывернуло. Обессиленный Гоген уснул, а, проснувшись, кое-как дополз до дома.

Гоген молил бога о смерти. Но вместо этого – болезнь отступила.

Он решил построить большой и удобный дом. И, продолжая надеяться, что парижане вот-вот станут покупать его картины, взял очень большой кредит. А чтобы расплатиться с долгами, устроился на нудную работу мелким чиновником. Снимал копии с чертежей и планов и инспектировал дороги. Эта работа отупляла и не давала заниматься живописью.

Все изменилось внезапно. Как будто где-то на небесах вдруг прорвало плотину невезения. Внезапно он получает из Парижа 1000 франков (кое-что из картин, наконец, было продано), отдает часть долга и оставляет службу. Внезапно он находит себя как журналист и, работая в местной газете, достигает на этом поприще достаточно ощутимых результатов: играя на политическом противодействии двух местных партий, поправляет свои финансовые дела и возвращает себе уважение местных жителей. Ничего особенно радостного, правда, в этом не было. Ведь свое призвание Гоген по-прежнему видел в живописи. А из-за журналистики великий художник на два года был оторван от холста.

Но внезапно появился в его жизни человек, который сумел хорошо продавать его картины и тем самым буквально спас Гогена, позволив снова заняться своим делом. Звали его Амбруаз Воллар. В обмен на гарантированное право приобретать не глядя не меньше двадцати пяти картин в год по двести франков каждая, Воллар стал платить Гогену ежемесячный аванс в триста франков. А также за свой счет снабжать художника всем необходимым материалом. О таком соглашении Гоген мечтал всю жизнь.

Получив, наконец, финансовую свободу, Гоген решил осуществить свою старую мечту и переехать на Маркизские острова.

Казалось, все плохое закончилось. На Маркизских островах он построил новый дом (назвав его не иначе как «Веселый дом») и зажил так, как давно хотел жить. Коке много пишет, а в остальное время проводит в дружеских застольях в прохладной столовой своего «Веселого дома».

Однако счастье было недолгим: местные жители втянули «прославленного журналиста» в политические интриги, начались проблемы с властями, и в итоге он и тут нажил себе множество врагов. Да и болезнь Гогена, которая было присмирела, опять постучалась в дверь: сильная боль в ноге, перебои сердца, слабость. Он перестал выходить из дому. Вскоре боли стали невыносимыми, и Гогену в очередной раз пришлось прибегать к помощи морфия. Когда он увеличил дозу до опасного предела, то, боясь отравления, перешел на опийную настойку, от которой его все время клонило в сон. Он часами сидел в мастерской и играл на фисгармонии. А немногие слушатели, собравшись на эти щемящие звуки, не могли удержать слез.

Когда он умер, на тумбочке возле кровати стоял пустой флакон из-под опийной настойки. Возможно, Гоген, нечаянно или намеренно, принял чрезмерно большую дозу.

Через три недели после его похорон местный епископ (и один из нажитых Гогеном врагов) отправил начальству в Париж письмо: «Единственным примечательным событием здесь была скоропостижная кончина недостойного человека по имени Гоген, который был известным художником, но врагом Господа и всего благопристойного».

Он был успешным предпринимателем и за несколько лет умудрился сколотить крупное состояние, которого хватило бы для обеспечения всей семьи – жены и пятерых детей. Но в один момент этот человек пришел домой и заявил, что хочет надоевшую финансовую занятость променять на масляные краски, кисти и холст. Таким образом, он покинул биржу и, увлекаясь любимым делом, остался ни с чем.

Сейчас постимпрессионистские полотна Поля Гогена оцениваются не в один миллион долларов. Например, в 2015 году картина художника под названием «Когда свадьба?» (1892), изображающая двух таитянок и живописный тропический ландшафт, была продана на аукционе за $300 млн. Но получилось так, что при жизни талантливый француз, как и его коллега по цеху , так и не удостоился заслуженных признания и славы. Ради искусства Гоген сознательно обрек себя на существование бедного скитальца и променял богатую жизнь на неприкрытую бедность.

Детство и юность

Будущий художник родился в городе любви – столице Франции – 7 июня 1848 года, в то смутное время, когда страну сезанна и пармезана ждали политические потрясения, отражающиеся на жизни всех граждан – от непримечательных торговцев до крупных предпринимателей. Отец Поля, Кловис, – выходец из мелкой буржуазии Орлеана, который трудился либеральным журналистом в местной газете «Насьональ» и скрупулезно освещал хроники государственных дел.


Его супруга Алина Мария была уроженкой солнечного Перу, росла и воспитывалась в знатной семье. Мать Алины и, соответственно, бабушка Гогена, незаконнорожденная дочь дворянина дона Мариано и Флоры Тристан, придерживалась политических идей утопического социализма, стала автором критических эссе и автобиографической книги «Скитания партии». Союз Флоры и ее мужа Андре Чазала закончился печально: горе-возлюбленный напал на супругу и попал в тюрьму за покушение на убийство.

Из-за политических переворотов во Франции Кловис, беспокоясь за безопасность семьи, был вынужден бежать из страны. К тому же власти прикрыли издательство, где он работал, и журналист остался без средств к существованию. Поэтому глава семейства вместе с супругой и маленькими детьми отправился на судне в Перу в 1850 году.


Отец Гогена был преисполнен благих надежд: он мечтал обосноваться в южноамериканском государстве и под эгидой родителей супруги основать собственную газету. Но планам мужчины не удалось сбыться, потому что во время пути Кловис неожиданно скончался от сердечного приступа. Поэтому Алина вернулась на родину вдовой вместе с 18-месячным Гогеном и его 2-летней сестрой Мари.

Поль до семилетнего возраста прожил в древнем южноамериканском государстве, горные живописные окраины которого будоражат воображение любого человека. За юным Гогеном был глаз да глаз: в поместье дяди в Лиме его окружали слуги и медсестры. Поль сохранил яркую память о том периоде детства, он с наслаждением вспоминал безграничные просторы Перу, впечатления от которого преследовали одаренного художника всю оставшуюся жизнь.


Идиллическое детство Гогена в этом тропическом раю внезапно закончилось. Из-за гражданских перуанских конфликтов в 1854 году именитые родственники со стороны матери лишились политической власти и привилегий. В 1855 году Алина вместе с Мари вернулась во Францию, чтобы получить наследство от дяди. Женщина обосновалась в Париже и начала зарабатывать на хлеб портнихой, а Поль остался в Орлеане, где воспитывался дедушкой по отцовской линии. Благодаря упорству и труду в 1861-м родительница Гогена стала владелицей собственной швейной мастерской.

После нескольких местных школ Гогена отправили в престижную католическую школу-интернат (Petit Sеminaire de La Chapelle-Saint-Mesmin). Поль был прилежным учеником, поэтому преуспевал во многих предметах, но в особенности хорошо талантливому юноше давался французский язык.


Когда будущему художнику исполнилось 14 лет, тот поступил в парижскую военно-морскую подготовительную школу и готовился к поступлению в мореходное училище. Но, к счастью или сожалению, в 1865 году молодой человек провалил экзамены на приемной комиссии, поэтому, не теряя надежды, нанялся на судно лоцманом. Таким образом, молодой Гоген отправился в путешествие по безграничным водным пространствам и за все время объездил множество стран, побывал в Южной Америке, на побережье Средиземного моря, исследовал северные моря.

Пока Поль находился в плавании, его мать скончалась от болезни. Гоген в течение нескольких месяцев пребывал в неведении относительно ужасной трагедии, пока письмо с неприятной новостью от сестры не настигло его на пути в Индию. В завещании Алина рекомендовала отпрыску сделать карьеру, потому что, по ее мнению, Гоген из-за строптивого нрава не сможет в случае беды опереться на друзей или родственников.


Поль не перечил последней воле родительницы и в 1871 году отправился в Париж, дабы начать самостоятельную жизнь. Молодому человеку повезло, поскольку друг матери Гюстав Ароза помог 23-летнему осиротевшему парню выбиться из грязи в князи. Гюстав, биржевый делец, рекомендовал Поля в компании, за счет чего молодой человек получил должность брокера.

Живопись

Талантливый Гоген преуспел в своей профессии, у мужчины начали водиться деньги. За десять лет карьеры он стал почтенным человеком в обществе и сумел обеспечить семью комфортабельной квартирой в центре города. Подобно своему опекуну Гюставу Арозе, Поль стал скупать картины знаменитых импрессионистов, а в свободное время вдохновленный полотнами Гоген начал пробовать свой талант.


В период с 1873 по 1874 годы Поль создал первые яркие пейзажи, в которых отражалась перуанская культура. Одна из дебютных работ молодого художника – «Лесная чаща в Вироффе» – была выставлена в Салоне и получила восторженные отзывы критиков. Вскоре начинающий мастер познакомился с Камилем Писсарро, французским живописцем. Между этими двумя творческими людьми завязались теплые дружеские отношения, Гоген часто заходил в гости к своему наставнику в северно-западном пригороде Парижа – Понтуазе.


Художник, ненавидящий светскую жизнь и любящий уединение, все чаще проводил свободное время за рисованием картин, постепенно брокера начинают воспринимать не как работника крупной компании, а как одаренного художника. Во многом на судьбе Гогена сказалось знакомство с неким , оригинальным представителем импрессионистского движения. Дега поддерживает Поля как морально, так и материально, скупая его экспрессивные полотна.


В поисках вдохновения и отдыха от шумной столицы Франции мастер собрал чемоданчик и отправился в путешествие. Так он бывал в Панаме, жил у Ван Гога в Арле, посещал Бретань. В 1891 году, вспоминая счастливое детство, проведенное на родине матери, Гоген уезжает на Таити – вулканический остров, просторы которого дают волю фантазии. Он любовался коралловыми рифами, густыми джунглями, где произрастают сочные плоды, и лазурными морскими берегами. Поль старался передавать все увиденные природные краски на полотнах, за счет чего творения Гогена получались самобытными и яркими.


Художник наблюдал за происходящим вокруг и подсмотренное чутким художественным взором запечатлевал в своих произведениях. Так, сюжет картины «А, ты ревнуешь?» (1892) предстал перед глазами Гогена в реальности. Только что искупавшиеся две сестры-таитянки легли в непринужденных позах на берег под палящим солнцем. Из девичьего диалога о любви Гоген услышал раздоры: «Как? Ты ревнуешь!». Позже Поль признавался, что это полотно является одним из любимейших его творений.


В том же 1892 году мэтр написал мистическое полотно «Дух мертвых не дремлет», выполненное в мрачных, загадочных фиолетовых тонах. Взору зрителя предстает обнаженная таитянка, лежащая на кровати, а позади нее дух в мрачном одеянии. Дело в том, что однажды в светильнике художника закончилось масло. Он чиркнул спичкой, чтобы осветить пространство, тем самым напугав Техуру. Поль начал размышлять, могла бы эта девушка принять художника не за человека, а за привидение или духа, которых очень боятся таитяне. Эти мистические раздумья Гогена навеяли ему сюжет картины.


Через год мастер пишет другую картину под названием «Женщина, держащая плод». Следуя своей манере, Гоген подписывает этот шедевр вторым, маорийским, названием Euhaereiaoe («Куда [ты] идёшь?»). В этом произведении, как и во всех работах Поля, человек и природа статичны, будто бы сливаются воедино. Первоначально это полотно приобрел российский купец , в настоящее время произведение находится в стенах Государственного Эрмитажа. Помимо прочего, автор «Шьющей женщины» в последние годы жизни написал книгу «НоаНоа», опубликованную в 1901 году.

Личная жизнь

Поль Гоген в 1873 году сделал предложение руки и сердца датчанке Мэтте-Софи Гад, которая ответила согласием и подарила возлюбленному четверых детей: двоих мальчиков и двух девочек. Гоген обожал своего первенца Эмиля, который родился в 1874 году. Многие полотна мастера кистей и красок украшает изображение серьезного мальчика, который, судя по работам, увлекался чтением книг.


К сожалению, семейная жизнь великого импрессиониста не была безоблачной. Картины мэтра не продавались и не приносили былого дохода, а супруга художника не придерживалась мнения, что с милым рай и в шалаше. Из-за бедственного положения Поля, который еле сводил концы с концами, между супругами часто возникали ссоры и конфликты. После приезда на Таити Гоген взял в жены молодую местную красавицу.

Смерть

Пока Гоген находился в Папеэте, он работал весьма продуктивно и умудрился написать около восьмидесяти полотен, которые считаются лучшими в его послужном списке. Но судьба готовила талантливому мужчине новые препятствия. Гоген не сумел удостоиться признания и славы в кругу почитателей творчества, поэтому окунулся в депрессию.


Из-за черной полосы, которая настала в его жизни, Поль не раз предпринимал попытки самоубийства. Душевное состояние художника породило угнетение здоровья, автор «Бретонской деревни под снегом» заболел проказой. Великий мастер скончался на острове 9 мая 1903 года в возрасте 54 лет.


К сожалению, как часто это и бывает, слава пришла к Гогену только после смерти: через три года после кончины мэтра его полотна выставили в Париже на всеобщее обозрение. В память о Поле в 1986 году был снят фильм «Волк на пороге», где роль художника исполнил знаменитый актер Голливуда . Также британский прозаик написал биографическое произведение «Луна и грош», где прототипом главного героя стал Поль Гоген.

Произведения

  • 1880 – «Шьющая женщина»
  • 1888 – «Видение после проповеди»
  • 1888 – «Кафе в Арле»
  • 1889 – «Жёлтый Христос»
  • 1891 – «Женщина с цветком»
  • 1892 – «Дух мёртвых не дремлет»
  • 1892 – «А, ты ревнуешь?»
  • 1893 – «Женщина, держащая плод»
  • 1893 – «Её звали Вайраумати»
  • 1894 – «Забава злого духа»
  • 1897–1898 – «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём?»
  • 1897 – «Больше никогда»»
  • 1899 – «Сбор плодов»
  • 1902 – «Натюрморт с попугаями»

Поль Гоген родился в Париже 7 июня 1848 года. Его отец, Кловис Гоген (1814-1849), был журналистом в отделе политической хроники журнала Тьера и Армана Мара «Насьональ», одержимым радикальными республиканскими идеями; мать, Алина Мария (1825-1867), была родом из Перу из богатой семьи. Её матерью была известная Флора Тристан (1803-1844), разделявшая идеи утопического социализма и опубликовавшая в 1838 году автобиографическую книгу «Скитания парии».

Вначале своей биографии Поль Гоген был моряком, позже успешным биржевым брокером в Париже. В 1874 году он начал рисовать, вначале по выходным.

Борясь с «болезнью» цивилизации, Гоген решил жить по принципам первобытного человека. Однако физические болезни заставили его вернуться во Францию. Следующие годы в своей биографии Поль Гоген провел в Париже, Бретани, совершив короткую, но трагическую остановку в Арле вместе с ван Гогом.

Творчество Гогена

К 35 годам при поддержке Камиля Писсаро Гоген полностью посвятил себя искусству, оставив свой образ жизни, удалившись от жены и пятерых детей.

Установив связь с импрессионистами, Гоген выставлял с ними свои работы с 1879 по 1886 год.

В следующем же году он уехал в Панаму и Маритинику.

В 1888 году Гоген и Эмиль Бернар выдвинули синтетическую теорию искусства (символизм), придавая особое значение плоскостям и отражению света, неприродным цветам в соединении с символическими или примитивными объектами. Картина Гогена «The Yellow Christ» (галерея Олбрайт, Буффало) является характерной работой для того периода.

В 1891 Гоген продал 30 полотен, а затем на вырученную сумму отправился на Таити. Там он провел два года, живя бедно, нарисовал некоторые из последних своих работ, а также написал «Noa Noa» - автобиографическую новеллу.

В 1893 году в биографии Гогена состоялось возвращение во Францию. Он представил несколько своих работ. Этим художник возобновил интерес публики, но заработал очень мало денег. Сломленный духом, больной сифилисом, который причинял ему боль уже много лет, Гоген снова переезжает к южным морям, в Океанию. Там были проведены последние годы жизни Гогена, там же он безнадежно, физически страдал.

В 1897 году Гоген пытался совершить самоубийство, но не смог. Затем еще пять лет провел в рисовании. Он умер на острове Хива-Оа (Маркизские острова).

Сегодня Гоген считается художником, оказавшим чрезвычайно большое влияние на современное искусство. Он отказался от традиционного западного натурализма, используя природу, как исходную точку к абстрактным фигурам и символам. Он выделял линейные образцы, поразительные цветовые гармонии, которые пропитывали его картины сильным чувством таинственности.

За свою биографию Гоген оживил искусство ксилографии, выполнив свободные, дерзкие работы ножом, а также выразительные, не отвечающие нормам формы, сильные контрасты. Кроме того Гоген создал несколько прекрасных литографий, гончарных работ.

Художник родился в Париже, но детские годы провёл в Перу. Отсюда — его любовь к экзотике и тропическим странам. Н

а многих Таитянских лучших полотнах художника изображена 13-летняя Техура, которую её родители охотно отдали в жёны Гогену. Частые и беспорядочные связи с местными девушками привели к тому, что Гоген заболел сифилисом. Дожидаясь Гогена, Техура часто оставалась лежать целый день на кровати, иногда в темноте. Причины её депрессий были прозаичны — она мучилась подозрениями, что Гоген решил навестить проституток.

Гораздо менее известные керамические изделия, выполненные Гогеном. Техника его керамики необычна. Он не пользовался гончарным кругом, лепил исключительно руками. Как результат — скульптура выглядит грубее и примитивнее. Произведения из керамики он ценил не меньше, чем свои полотна.

Гоген легко менял техники и материал. Увлекался он и резьбой по дереву. Часто испытывая материальные затруднения, он был не в состоянии купить краски. Тогда он брался за нож и дерево. Двери своего дома на Маркизских островах он украсил резными панелями.

В 1889 году, основательно изучив Библию, он написал четыре полотна, на которых изобразил себя в образе Христа. Он не считал это богохульством, хотя признавал, что их трактовка спорна.

По поводу особо скандального полотна «Христос в Гефсиманском саду» он писал: «Эта картина обречена на непонимание, поэтому я вынужден надолго её спрятать.

В своём интересе к примитиву Гоген опередил время. Мода на искусство древних народов пришла в Европу лишь в начале 20 века (Пикассо, Матисс)

Противоречивый характер французского художника-постимпрессиониста Поля Гогена и его необычная судьба создали особую новую реальность в его работах, где доминирующую роль играет цвет. В отличие от импрессионистов, придававшим значимость теням, художник свои мысли передавал через сдержанную композицию, четкий контур фигур и цветовую гамму. Максимализм Гогена, его неприятие европейской цивилизованности и сдержанности, повышенный интерес к чуждым Европе культурам островов Южной Америки, введение нового понятия «синтетизм» и стремление обрести ощущение рая на земле позволило художнику занять в мире искусства конца ХIX века своё особенное место.

От цивилизации в заморские страны

На свет Поль Гоген появился 7 июня 1848 года в Париже. Его родителями были французский журналист, приверженец радикального республиканства, и мать франко-перуанского происхождения. После неудачного революционного переворота семья вынуждена была перебраться к родителям матери в Перу. Отец художника скончался во время пути от сердечного приступа, а семья Поля семь лет прожила в Южной Америке.

Вернувшись во Францию, Гогены поселились в Орлеане. Ничем не примечательная жизнь провинциального городка быстро надоела Полю. Авантюрные черты характера привели его на торговое судно, а затем в военно-морской флот, в составе которого Поль побывал в Бразилии, Панаме, на островах Океании, продолжил свои путешествия от Средиземноморья до Полярного круга, пока не оставил службу. К этому времени будущий художник остался один, его мать скончалась, Опекунство над ним взял Гюстав Ароза, устроивший Поля в биржевую фирму. Достойный заработок, успехи на новом поприще должны были предопределить жизнь обеспеченного буржуа на много лет.

Семья или творчество

В это же время Гоген познакомился с гувернанткой Меттой-Софией Гард, которая сопровождала богатую датскую наследницу. Пышные формы гувернантки, решительность, смеющееся лицо и манера говорить без нарочитой робости покорили Гогена. Метта-София Гад не отличалась чувственностью, не признавала кокетства, свободно держалась и выражалась напрямую, что отличало её от других молодых особ. Многих мужчин это отталкивало, но мечтателя Гогена наоборот пленило. В самоуверенности он увидел оригинальный характер, а присутствие девушки прогоняло мучавшее его одиночество. Метта казалась ему покровительницей, в объятиях которой он может себя чувствовать спокойно как дитя. Предложение обеспеченного Гогена избавляло Метту от необходимости думать о хлебе насущном. 22 ноября 1873 года состоялось бракосочетание. В этом браке родилось пять детей: девочка и четыре мальчика. Дочь и второго сына Поль назвал в честь родителей: Кловис и Алина.

Могла ли молодая супруга думать о том, что её обеспеченную респектабельную жизнь сломает невинная кисть художника в руках мужа, который в один из зимних дней объявит ей, что будет отныне заниматься только живописью, а сама она с детьми вынуждена будет возвратиться к родственникам в Данию.

От импрессионизма к синтетизму

Для Гогена живопись была путем к освобождению, биржа – безвозвратно потерянным временем. Только в творчестве, не тратя время на ненавистные обязанности, он мог быть самим собой. Дойдя до критической точки, уволившись с биржи, приносивший неплохой доход, Гоген убедился, что все далеко не так просто. Сбережения таяли, картины не продавались, но возврат к работе на бирже и отказ от обретенной свободы приводили Гогена в ужас.

Неуверенно, ощупью, двигаясь вслепую, Гоген пытался уловить бушевавший в нём мир красок и форм. Под влиянием Мане им в это время написан ряд натюрмортов, создан цикл работ на тему побережья Бретани. Но тяготение цивилизацией заставляет его уехать на Мартинику, участвовать в строительстве Панамского канала, на Антильских островах приходить в себя после болотной лихорадки.

Работы островного периода становятся необычайно колоритными, яркими, не помещающимися в рамки канонов импрессионизма. Позже, приехав во Францию, Гоген в Понт-Авене объединяет художников в школу «цветного синтетизма», для которой характерными чертами являлись упрощённость и обобщение форм: контур тёмной линии заполнялся цветовым пятном. Этот метод придавал работам выразительность и одновременно декоративность, делая их очень яркими. Именно в такой манере написаны «Борьба Иакова с ангелом», «Кафе в Арле» (1888). Это всё значительно отличалось от переливов теней, игры света, пробивающегося через листву, бликах на воде – всем тем приёмам, которые так характерны для импрессионистов.

После провала выставки импрессионистов и «синтетиков», Гоген покидает Францию и отправляется в Океанию. Острова Таити и Доминик вполне соответствовали его мечте о мире, лишённом признаков европейской цивилизации. Многочисленные работы этого периода отличает открытая солнечная яркость, передающая сочные краски Полинезии. Приёмы стилизации статичных фигур на цветовой плоскости превращают композиции в декоративные панно. Желание жить по законам первобытного человека, без влияния цивилизации было прекращено вынужденным возвращением во Францию из-за пошатнувшегося физического здоровья.

Роковая дружба

Гоген проводит некоторое время в Париже, Бретани, останавливается вместе с Ван Гогом в Арле, где происходит трагический случай. Восторженные поклонники Гогена в Бретани невольно дали возможность художнику обращаться с Ван Гогом с позиции учителя. Экзальтированность Ван Гога и максимализм Гогена приводил к нешуточным скандалам между ними, во время одного из которых Ван Гог бросается на Гогена с ножом, а затем отрезает себе часть уха. Этот эпизод вынуждает Гогена покинуть Арле и спустя некоторое время вернутся на Таити.

В поисках рая на земле

Соломенная хижина, глухая деревушка и яркая палитра в работах, отображающая тропическую природу: море, зелень, солнце. На полотнах этого времени изображена юная жена Гогена, Техура, которую родители в тринадцатилетнем возрасте охотно отдали замуж.

Постоянная нехватка денег, проблемы со здоровьем, серьёзная венерическая болезнь, вызванная беспорядочными связями с местными девушками, вынудили Гогена вновь вернуться во Францию. Получив наследство, художник вновь возвращается на Таити, затем на остров Хива-Оа, где в мае 1903 года уходит из жизни от сердечного приступа.

Через три недели после смерти Гогена его имущество было описано и продано с молотка за бесценок. Часть рисунков и акварелей некий «эксперт» из столицы Таити попросту выбросил. Оставшиеся работы были куплены с аукциона морскими офицерами. Наиболее дорогая работа «Материнство» ушла с молотка за сто пятьдесят франков, а «Бретонскую деревню под снегом» оценщик вообще демонстрировал вверх ногами, дав ей название… «Ниагарский водопад».

Постимрессионист и новатор синтетизма

Наряду с Сезанном, Сёра и Ван Гогом Гоген считается величайшим мастером постимпрессионизма, Впитав его уроки, он создал свой художественный неповторимый язык, привнеся в историю современной живописи отказ от традиционного натурализма, взяв за исходную точку абстрактные символы и фигуры природы, акцентируя в линейных рамках поразительные и таинственные цветовые переплетения.

При написании статьи использовалась литература:
«Иллюстрированная энциклопедия мировой живописи», составитель Е.В. Иванова
«Энциклопедия импрессионизма и постимпрессионизма», составитель Т.Г. Петровец
«Жизнь Гогена», А. Перрюш

Марина Стаскевич

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...