Кто такой щусев. Биография алексея щусева


«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев

Архитектор Щусев Алексей Викторович . Стилистика архитектуры : Ретроспективизм. Неоклассицизм. Функционализм. Конструктивизм. Основные архитектурные объекты и проекты : проект Марфо-Мариинской общины со всеми ее зданиями; Храм-памятник Сергия Радонежского на Куликовом поле; Казанский вокзал; проект перепланировки Москвы; мавзолей Ленина; филиал Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Тбилиси; Государственная библиотека СССР имени Ленина; проект Центрального телеграфа на Тверской улице; Центральный Дома культуры железнодорожников; гостиница «Москва»; Большой Москворецкий мост; Большой театр оперы и балета имени А. Навои в Ташкенте; здание НКВД на Лубянской площади.

«Творчество в архитектуре более, чем в других искусствах, связано с жизнью », - говорил Щусев. Он постоянно искал связь архитектурных форм с жизненными процессами, не считая застывшими ни те, ни другие. Как истинный художник, он пробовал себя в разнообразных формах архитектуры, находя удовлетворение в познании и выражении все нового и нового и не удовлетворяясь до конца. Алексей Викторович Щусев родился 26 сентября 1873 года в Кишиневе. Он был сыном Виктора Петровича Щусева - надворного советника по званию и смотрителя богоугодных заведений по должности. В 1891 году Алексей окончил гимназию и 26 августа того же года стал студентом первого курса архитектурного отделения Академии художеств.






Мавзолей Ленина. Архитектор Щусев. Проект - 1924 год.





Здание НКВД (ФСБ) на Лубянской площади. Архитектор Щусев. 1946 год.

С 1894 года Щусев занимался в мастерской Л.Н. Бенуа , у которого получил основательную профессиональную подготовку. Щусеву вообще повезло с наставниками. У каждого из его учителей был свой круг творческих интересов, свои пристрастия. Кредо профессора Котова состояло в утверждении канонов русской классики, в пропаганде национального наследия, Котов выступал против псевдорусского стиля, против формалистского копирования исторических памятников русской архитектуры, требуя современного осмысления русской старины. В 1894-1897 годы Щусев сделал детальные обмеры древнейших памятников Самарканда Гур-Эмир и Биби-Ханым . Впечатления, полученные от красочного древнего искусства Средней Азии, сыграли большую роль в дальнейшей работе мастера.

В 1897 году Щусев окончил академию. Его дипломный проект «Барская усадьба » был оценен самым высоким баллом. Проекту присудили Большую золотую медаль, а автор «Барской усадьбы» получил право на заграничную командировку. 1898-1899 годы Щусев провел за границей: в Вене, Триесте, Венеции и других городах Италии, Тунисе, снова в Италии, Франции, Англии, Бельгии. Из его рисунков этого периода была составлена отчетная выставка, получившая одобрительный отзыв И.Е. Репина.

По возращении из-за границы на кафедру академии Щусева не взяли. Все решило приглашение профессора Григория Ивановича Глотова . Алексей ухватился за это приглашение, хотя прежде отказывался от такой работы, называя ее рабством. К тому же сумма годового жалованья оказалась несколько большей, чем предлагалось вначале.

Первый самостоятельный заказ, полученный Щусевым, - проектирование иконостаса для Успенского собора Киево-Печерской лавры и успешное его выполнение - казалось, прочно привяжет талантливого молодого специалиста к работе над культовыми сооружениями. Но архитектор видел в них лишь основу для создания монументальных художественных произведений, приумножающих славу русского искусства.

В середине июня 1904 года Синод командировал Щусева в Овруч. Всю зиму проработал Щусев над проектом местного храма и к весне представил на суд проект пятиглавой церкви в духе традиций русской классики, органично включив в него сохранившиеся детали. Когда проект Щусева оказался на Петербургской выставке современной архитектуры, критики тут же поставили его в ряд самых ярких явлений современности. В художественных кругах и в прессе заговорили о щусевском направлении в архитектуре, объявив архитектора основоположником неорусского стиля . Так к Щусеву пришла слава. Он воспринял это совершенно спокойно.

К 1907 году относится проект Марфо-Мариинской общины со всеми ее зданиями. По свидетельству академика И.Э. Грабаря , Алексей Викторович впоследствии с нежностью вспоминал свою работу над образом «Марфы», когда он «вдохновлялся прекрасной гладью стен новгородских и псковских памятников, лишенных всякого убора и воздействующих на чувства зрителя только гармонией объемов и их взаимосвязью». Несмотря на относительно крупные размеры, «Марфа» производит удивительно домашнее, уютное впечатление. План храма напоминает старинный ключ: бородка повернута на запад, три закругленных лепестка ушка ориентированы на восток. Эти три полукруглые апсиды и создают ощущение уюта, пряча от глаз основной объем сооружения, который завершен высоким крепким барабаном, увенчанным чуть заостренной сферой купола.

Первым зданием, которое построил Щусев на своей родине, в Кишинёве, стала двухэтажная дача Карчевского , расположенная в Долине Чар (ныне улица Керченская), а позже дом Драгоева по улице Пушкина угол Кузнечной (ныне Бернардацци). В 1912 году Щусев построил церковь в имении помещика Богдана (село Кучурешты).

Щусев участвовал в разработке генеральной схемы реконструкции Кишинёва в 1945-1947 годах. По проекту Щусева был построен памятник Ленину. Он был установлен 11 октября 1949 года на Центральной площади перед зданием Дома правительства (сейчас Площадь Великого Национального Собрания). В 1991 году памятник был демонтирован и в настоящее время находится на территории свободной экономической зоны «Молдэкспо». Щусев предложил также проект моста через полноводную в то время реку Бык. Построенный мост был гораздо меньше первоначально планируемых размеров. Многие проекты были разработаны при активных консультациях Щусева (железнодорожный вокзал, магазин «Детский мир» и др.).

В Кишинёве в честь Щусева названа одна из центральных улиц города. В доме, где родился и вырос архитектор, сейчас расположен музей, в котором хранятся его личные вещи, фотографии и документы.

После Овруча и «Марфы» за Щусевым утвердилась слава модного русского архитектора. Богатые клиенты охотились за ним: всем хотелось иметь на своих землях хоть что-нибудь «в щусевском стиле ». В 1913 году по проекту Щусева был построен павильон на художественной выставке в Венеции , архитектурная композиция которого была своеобразной интерпретацией национальной архитектуры XVII века. Современники отмечали, что формы старинной русской архитектуры гармонично сочетались с живописным пейзажем Италии.

В 1913 году в итальянском городе Сан-Ремо по чертежам Щусева и под руководством архитектора Пьетро Агости был построен православный Храм Христа Спасителя . Храм выдержан в стиле русских церквей XVII-XVIII вв., украшен каменной резьбой и изразцами, рядом стоит колокольня с шатровой крышей.

К идее строительства нового здания Казанского вокзала в Москве Алексей Викторович сначала отнесся почти безразлично. Эскизные проекты, представленные на конкурс, были схематичны, приблизительны. Выбрав эскиз Щусева, правление тешило себя надеждой если удастся задеть архитектора за живое, заинтересовать его самой идеей «ворот на Восток», то делу будет обеспечен успех. И оно не ошиблось. Профессиональное чутье, любовь к русской истории и археологии сослужили Щусеву великую службу - он нашел верную цветовую гамму «ворот на Восток». 29 октября 1911 года академика Щусева официально утвердили главным архитектором строительства нового здания Казанского вокзала в Москве. На строительство правление дороги выделило баснословную сумму - три миллиона золотых рублей. Но только к концу августа 1913 года архитектор представил в министерство путей сообщения детальный проект. Еще не было у Щусева ни одного проекта, на подготовку которого он затратил бы более двух лет. Архитектор долго и мучительно искал, как выбраться «из ямы» Каланчевской площади, пока не придумал поместить главную доминанту ансамбля - башню - в самом низком месте, тогда весь ансамбль прочитывался легко, как бы единым взором. Едва проект Казанского вокзала появился на страницах журнала «Зодчий», как в адрес Алексея Викторовича посыпались поздравления. Более чем двухсотметровая протяженность вокзала не мешала целостному восприятию постройки. Нарочитое нарушение симметрии, одинокая башня в сочетании с разновеликими массами архитектурных объемов должны были открывать здание заново с каждой новой точки площади. Пожалуй, ни один архитектор прежде не умел так свободно и прихотливо играть светотенью, заставлять не только солнце, по и облака оживлять каменный узор.

Вместе с И.В. Жолтовским Щусев возглавил работу коллектива архитекторов над проектом перепланировки Москвы . Внимательно вглядываясь в исторически сложившуюся структуру Москвы, архитектор укреплял ее, вскрывая заложенные в ней самой потенции развития - перспективные зоны застройки и благоустройства. Непростым оказалось инженерно-техническое преобразование маршрутов передвижения москвичей по городу. План впервые связал радиально-кольцевое движение наземного транспорта с пригородным железнодорожным движением . Что уже совсем невиданно по тем временам, сеть общественного транспорта завязана в плане в единый узел на основе радиально-кольцевой схемы Московского метрополитена. Так в 1919 году Щусев угадал самые сокровенные мечты Москвы.

В 1922 году Щусев был назначен главным архитектором Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки , она была открыта в августе 1923 года на территории нынешнего ЦПКиО имени М. Горького. Щусев перестроил здание бывшего механического завода под павильон кустарной промышленности, руководил строительством 225 зданий выставки.

В 1924 году ему поручили создать проект Мавзолея Ленина . Спроектированный и построенный в течение считанных часов, первый деревянный Мавзолей был прост по своим формам, но в нем уже содержалась идея, получившая в дальнейшем блистательное развитие: кубический объем усыпальницы имеет ступенчатое завершение. Позднее был объявлен Всесоюзный конкурс на создание постоянного Мавзолея. В итоге конкурса правительственная комиссия предложила Щусеву «перевести временный Мавзолей из дерева в гранит». Задача была непростой. Если решать Мавзолей в стиле русской архитектуры, то, «подверстанный» к Сенатской башне, он потеряется под стенами Кремля. А выдвинутый вперед, он невольно вынужден будет cпoрить с собором Василия Блаженного. Щусев нашел выход. Мавзолей поднялся, достиг двенадцатиметровой высоты, что было равно одной трети высоты Сенатской башни и одной шестой высоты Спасской башни, три дробных его уступа слились в один. Нижний пояс с траурной лентой черного гранита смело выдвинулся вперед и настойчиво потребовал вытянуть венчающий портик почти до зубцов кремлевской стены. Архитектор нашел и еще один прием: если смягчить левый угол, то почти незаметная асимметричность оживит перепад уступов, игру объемов, цветовую гамму поясов. Мавзолею оказалось по силам организовать и «держать» площадь. Площадь открылась, ансамбль ее сделался цельным. Архитектору блестяще удалось вписать в площадь, казалось бы, инородное по архитектуре сооружение и органично подчинить Мавзолею все, что здесь есть.

Целый ряд работ Щусева, относящихся ко второй половине 1920-х годов, воплотили в себе архитектурные формы конструктивизма. Это проекты зданий филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Тбилиси (1938), Государственного банка в Охотном ряду и на Неглинной улице, Государственной библиотеки СССР имени Ленина, а также гостинично-санаторного здания в Мацесте , построенного в 1927-1928 годы. В этом отношении характерны также здания Коопинсоюза в Орликовом переулке (1928-1933) и Механического института имени Ломоносова на Садовой-Триумфальной (1930-1934).

В начале лета 1926 года был объявлен конкурс на сооружение Центрального телеграфа на Тверской улице . В разгар споров об уместности и целесообразности новаторств конструктивизма Щусев решил показать на примере, что осмысление динамики и ритма времени в архитектуре всегда опирается на мощный пласт духовной культуры, что и конструктивизм имеет полное право на существование, если исполнен духовности. Щусевский проект поразил даже приверженцев конструктивизма. Сугубо конструктивистская схема телеграфа несла в себе идею связи - связи эпох, интернациональной связи между странами и континентами. Художественный образ телеграфа был предельно строг. И вместе с тем тонкое изящество завораживающе смелых линий, легкость, свежесть дыхания покоряли с первого взгляда. Утилитарность здания подчеркивалась ритмикой гранитных вертикалей и стеклянных поясов. Проект показал: современная ритмика может соединять монументальность с простором, легкость с мощью. В пояснительной записке к проекту Щусев писал: «Здание по своей программе - узкотехническое, по конструкции соответствует принципам рационализма и экономии». Для своего времени щусевский телеграф был сугубо новаторским, по этой причине он и не был осуществлен.

Предметом гордости Щусева была конструкция Центрального Дома культуры железнодорожников . Воздушный амфитеатр зрительного зала был подвешен на выносных консолях, сконструированных А. В. Кузнецовым. ЦДКЖ стал одним из лучших концертных залов страны и сделался неоспоримым доводом зодчего, когда он доказывал, что самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры.

Осуществилась и стала подлинным украшением Москвы спланированная Щусевым магистраль Ленинградского проспекта, прорезанная зелеными поясами с пешеходными дорожками. В ту пору эта магистраль многим казалась бессмысленно просторной, расточительной даже для такого города, как Москва, но время подтвердило правоту архитектора. Пристройка части здания к Третьяковской галерее, осуществленная в те же годы (Щусев был директором галереи в конце двадцатых годов), характеризует бережное отношение архитектора к основной части галереи, фасад которой построен по рисункам В.М. Васнецова.

Начавшаяся в 1930-е годы реконструкция столицы была связана с организацией новых архитектурных мастерских Моссовета. Одну из них - вторую - возглавил Щусев. В этой мастерской разрабатывались проекты реконструкции и застройки районов бывшей площади Триумфальных ворот (ныне площадь Маяковского), Большой Садовой нлицы, Кудринской площади (ныне площадь Восстания), Ростовской и Смоленской набережных. Коллектив мастерской также участвовал в разработке других районов столицы. В 1930-е годы по проектам Щусева было построено несколько крупных жилых зданий, из которых наиболее известны жилой дом артистов ГАБТ, жилой дом Академии наук СССР, жилой дом архитекторов.

По проекту Щусева и молодых архитекторов Л. И. Савельева и О А. Стапрана в 1932-1938 году в Охотном ряду была возведена одна из первых гостиниц советского времени - гостиница «Москва».

Также Алексею Викторовичу Щусеву принадлежит проект реконструкции площади Тверской заставы, в ходе которого была разобрана Триумфальная арка (1936), Большой Москворецкий мост (1936-1938), Большой театр оперы и балета имени А. Навои в Ташкенте (1940-1947), здание НКВД на Лубянской площади (1946) и другие сооружения. В 1941 году был достроен комплекс Казанского вокзала. Щусев был членом художественного объединения «Четыре искусства».

Одним из многочисленных зданий, в проектировании которых Щусев принимал участие, было советское посольство в столице Румынии - Бухаресте, расположенное на шоссе Киселёва. Его строительство началось ещё до войны.

В 1946 году Щусев основывает музей архитектуры в Москве и до 1949 года занимает пост его директора. Значительное место в деятельности Щусева занимают проекты восстановления городов, разрушенных в годы Великой Отечественной войны: Истры (1942-1943), Новгорода (1943-1945) и Кишинёва (1947).

Последним творением Алексея Щусева стала московская станция метро «Комсомольская-кольцевая», отражающая торжество победы над фашизмом.
Умер Щусев в Москве 24 мая 1949 года.

Преподавательская деятельность:

Алексей Щусев преподавал в Строгановском художественно-промышленном училище (1913-1918), Московском Училище живописи, ваяния и зодчества (1914 - 1917), Вхутемасе (1920-1924), Московском архитектурном институте (1948-1949) и др.

Алексей Викторович Щусев (1873-1949) - русский и советский архитектор. Заслуженный архитектор СССР (1930). Академик архитектуры (1910). Академик АН СССР (1943). Лауреат четырёх Сталинских премий (1941, 1946, 1948, 1952 - посмертно).

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры ». «Творчество в архитектуре более, чем в других искусствах, связано с жизнью », - говорил Щусев . Он постоянно искал связь архитектурных форм с жизненными процессами, не считая застывшими ни те, ни другие. Как истинный художник, он пробовал себя в разнообразных формах архитектуры, находя удовлетворение в познании и выражении все нового и нового и не удовлетворяясь до конца.

Стремление создать теорию своего искусства восходит среди архитекторов еще к Витрувию. Особенно много вариантов теории архитектуры стало появляться в ближайшее к нам столетие. Теории различны по ширине охвата и категоричности своих позиций, по исходным принципам и целям, в разной мере объясняют или оправдывают, направляют или лимитируют архитектурное творчество. На базе теорий, принятых выдающимися зодчими, их последователи формируются в творческие архитектурные «школы», направления.

Щусев не стремился стать основоположником ни подобных теорий, ни какой-либо «школы». Его значение в истории русской и советской архитектуры определяется главным образом созданными им зданиями и сооружениями. Однако и теоретические высказывания его имеют очень большой интерес, так как показывают его прирожденный зодческий талант, вкус и понимание архитектуры.

В своей работе Щусев опирался в основном на чувство, на интуицию, здравый смысл, жизненный опыт, знание ремесленной стороны дела.

Такая основа позволяла ему наделять спои произведения мудростью, выражать средствами архитектуры большие общественные идеи. Для его архитектурного творчества характерна та уверенность, с которой он считал возможным создавать и действительно создавал очень индивидуальные архитектурные образы, оперируя формами, уже сложившимися в жизни. Это могли быть формы исторического национального стиля той или иной страны (прежде всего - России) или международные инварианты как классической, так и современной архитектуры. Не отвлеченные логические выкладки, а эстетическое чувство помогало ему сплавлять в новое художественное единство пластический материал архитектуры (а подчас скульптуры и живописи), подсказанный его большими знаниями, личным вкусом.

Таково и самое известное и замечательное его произведение - Мавзолей В. И. Ленина на на Красной площади в Москве (1926-1930). Не являются, казалось бы, новостью дли архитектуры ни ступенчато-пирамидальный объем его, ни группа прямоугольных столбов, несущих верхнюю плиту. Однако в целом архитектурный образ Мавзолея получился мощным, новаторским, вполне самобытным, выразительным и точно снизанным со своим назначением, слитным с положением в ансамбле площади, со своим временем. Решающую роль играют пропорции его элементов. Высоты (толщины) плит то нарастают, то сокращаются, траурные горизонтали переходят в энергичную вертикаль, замкнутость и компактность скорбной камеры, ограждающей саркофаг, и открытую свету и ветру ширину трибуны и лестниц. Поэтому траурно-величавый Мавзолей способен преображаться в дни празднеств и естественно играть роль центра торжественных демонстраций.

Как совершенное произведение искусства Мавзолей несет в своем художественном образе огромное духовное содержание, комплекс высоких идей и переживаний, соответствующих его беспрецедентной известности и популярности среди трудящихся всего мира.

Творчество Щусева получило признание еще до Октябрьской революции. К 1917 году Щусев пришел, обладая уже 15-летним стажем практической работы и званием академика архитектуры, полученным в 1910 году за удачную по результатам и оригинальную по методу реставрацию храма XII века в Овруче (на Волыни).

Родился Алексей Викторович Щусев осенью 1873 года в Кишиневе. Это был третий ребенок в скромной семье отставного чиновника. У мальчика рано и ярко проявились способности и любовь к рисованию. С 1894 года Щусев занимался в мастерской Л.Н. Бенуа, у которого получил основательную профессиональную подготовку. Щусеву вообще повезло с наставниками. У каждого из его учителей был свой круг творческих интересов, свои пристрастия. Кредо профессора Котова состояло в утверждении канонов русской классики, в пропаганде национального наследия, Котов выступал против псевдорусского стиля, против формалистского копирования исторических памятников русской архитектуры, требуя современного осмысления русской старины. В 1894-1897 годы Щусев сделал детальные обмеры древнейших памятников Самарканда Гур-Эмир и Биби-Ханым. Впечатления, полученные от красочного древнего искусства Средней Азии, сыграли большую роль в дальнейшей работе мастера.

В 1897 году Щусев окончил академию. Его дипломный проект «Барская усадьба» был оценен самым высоким баллом. Проекту присудили Большую золотую медаль, а автор «Барской усадьбы» получил право на заграничную командировку. 1898-1899 годы Щусев провел за границей: в Вене, Триесте, Венеции и других городах Италии, Тунисе, снова в Италии, Франции, Англии, Бельгии. Из его рисунков этого периода была составлена отчетная выставка, получившая одобрительный отзыв И.Е. Репина.

По возращении из-за границы на кафедру академии Щусева не взяли. Все решило приглашение профессора Григория Ивановича Глотова. Алексей ухватился за это приглашение, хотя прежде отказывался от такой работы, называя ее рабством. К тому же сумма годового жалованья оказалась несколько большей, чем предлагалось вначале.

Первый самостоятельный заказ, полученный Щусевым, - проектирование иконостаса для Успенского собора Киево-Печерской лавры и успешное его выполнение - казалось, прочно привяжет талантливого молодого специалиста к работе над культовыми сооружениями. Но архитектор видел в них лишь основу для создания монументальных художественных произведений, приумножающих славу русского искусства.

В середине июня 1904 года Синод командировал Щусева в Овруч. Всю зиму проработал Щусев над проектом местного храма и к весне представил на суд проект пятиглавой церкви в духе традиций русской классики, органично включив в него сохранившиеся детали. Когда проект Щусева оказался на Петербургской выставке современной архитектуры, критики тут же поставили его в ряд самых ярких явлений современности. В художественных кругах и в прессе заговорили о щусевском направлении в архитектуре, объявив архитектора основоположником неорусского стиля. Так к Щусеву пришла слава. Он воспринял это совершенно спокойно.

К 1907 году относится проект Марфо-Мариинской общины со всеми ее зданиями. По свидетельству академика И.Э. Грабаря, Алексей Викторович впоследствии с нежностью вспоминал свою работу над образом «Марфы», когда он «вдохновлялся прекрасной гладью стен новгородских и псковских памятников, лишенных всякого убора и воздействующих на чувства зрителя только гармонией объемов и их взаимосвязью». Несмотря на относительно крупные размеры, «Марфа» производит удивительно домашнее, уютное впечатление. План храма напоминает старинный ключ: бородка повернута на запад, три закругленных лепестка ушка ориентированы на восток. Эти три полукруглые апсиды и создают ощущение уюта, пряча от глаз основной объем сооружения, который завершен высоким крепким барабаном, увенчанным чуть заостренной сферой купола.

Первым зданием, которое построил Щусев на своей родине, в Кишинёве, стала двухэтажная дача Карчевского, расположенная в Долине Чар (ныне улица Керченская), а позже дом Драгоева по улице Пушкина угол Кузнечной (ныне Бернардацци). В 1912 году Щусев построил церковь в имении помещика Богдана (село Кучурешты).

В дальнейшем Щусев участвовал в разработке генеральной схемы реконструкции Кишинёва в 1945-1947 годах. По проекту Щусева был построен памятник Ленину. Он был установлен 11 октября 1949 года на Центральной площади перед зданием Дома правительства (сейчас Площадь Великого Национального Собрания). В 1991 году памятник был демонтирован и в настоящее время находится на территории свободной экономической зоны «Молдэкспо». Щусев предложил также проект моста через полноводную в то время реку Бык. Построенный мост был гораздо меньше первоначально планируемых размеров. Многие проекты были разработаны при активных консультациях Щусева (железнодорожный вокзал, магазин «Детский мир» и др.).

В Кишинёве в честь Щусева названа одна из центральных улиц города. В доме, где родился и вырос архитектор, сейчас расположен музей, в котором хранятся его личные вещи, фотографии и документы.

После Овруча и «Марфы» за Щусевым утвердилась слава модного русского архитектора. Богатые клиенты охотились за ним: всем хотелось иметь на своих землях хоть что-нибудь «в щусевском стиле». В 1913 году по проекту Щусева был построен павильон на художественной выставке в Венеции, архитектурная композиция которого была своеобразной интерпретацией национальной архитектуры XVII века. Современники отмечали, что формы старинной русской архитектуры гармонично сочетались с живописным пейзажем Италии.

В 1913 году в итальянском городе Сан-Ремо по чертежам Щусева и под руководством архитектора Пьетро Агости был построен православный Храм Христа Спасителя . Храм выдержан в стиле русских церквей XVII-XVIII вв., украшен каменной резьбой и изразцами, рядом стоит колокольня с шатровой крышей.

Наиболее крупным созданием Щусева стало начатое в 1912 году здание Казанского вокзала в Москве (законченное им в 1940 г.). К идее строительства нового здания Казанского вокзала в Москве Алексей Викторович сначала отнесся почти безразлично. Эскизные проекты, представленные на конкурс, были схематичны, приблизительны. Выбрав эскиз Щусева, правление тешило себя надеждой если удастся задеть архитектора за живое, заинтересовать его самой идеей «ворот на Восток», то делу будет обеспечен успех. И оно не ошиблось. Профессиональное чутье, любовь к русской истории и археологии сослужили Щусеву великую службу - он нашел верную цветовую гамму «ворот на Восток». 29 октября 1911 года академика Щусева официально утвердили главным архитектором строительства нового здания Казанского вокзала в Москве. На строительство правление дороги выделило баснословную сумму - три миллиона золотых рублей. Но только к концу августа 1913 года архитектор представил в министерство путей сообщения детальный проект. Еще не было у Щусева ни одного проекта, на подготовку которого он затратил бы более двух лет. Архитектор долго и мучительно искал, как выбраться «из ямы» Каланчевской площади, пока не придумал поместить главную доминанту ансамбля - башню - в самом низком месте, тогда весь ансамбль прочитывался легко, как бы единым взором. Едва проект Казанского вокзала появился на страницах журнала «Зодчий», как в адрес Алексея Викторовича посыпались поздравления. Более чем двухсотметровая протяженность вокзала не мешала целостному восприятию постройки. Нарочитое нарушение симметрии, одинокая башня в сочетании с разновеликими массами архитектурных объемов должны были открывать здание заново с каждой новой точки площади. Пожалуй, ни один архитектор прежде не умел так свободно и прихотливо играть светотенью, заставлять не только солнце, по и облака оживлять каменный узор.

И в этом случае Щусев пошел самостоятельным путем, не следуя принятому штампу - образу вокзала как смеси обогащенного промышленного и упрощенного дворцового сооружения. Разнородные функциональные назначения станционных помещений толкнули Щусева к трактовке вокзала как «городка», состоящего из комплекса нескольких зданий, объединенных сильной вертикалью угловой башни. В прорисовке великолепных деталей здания Щусев свободно трактует мотивы русской архитектуры XVI-XVII веков.

Те же черты уверенной и вольной, широкой и вместе с тем прочувствованной трактовки больших и малых форм легко увидеть и в других значительных произведениях этого талантливого зодчего, многоликого, но всегда верного себе на всем протяжении его большой творческой жизни, независимо от того, в каком направлении или «стиле» он работал.

К числу таких произведений относятся: здание санатория в Мацесте (1927), Министерство земледелия на ул. Кирова в Москве (1933), Москворецкий мост (1938), здание Института Маркса - Энгельса - Ленина на проспекте Руставели в Тбилиси (1938), Театр оперы и балета имени Навои в Ташкенте (1947), залы станции «Комсомольская-кольцевая » Московского метрополитена (1952, строительство завершено после смерти Щусева) и другие.

Любимую его тему, тему более или менее свободного «городка», типичного русского ансамбля, в который соединяются относительно разнородные здания, также можно проследить в искусстве Щусева, начиная с дипломного проекта «загородной виллы» и кончая проектом комплекса зданий Академии наук СССР.

Вместе с Щусев возглавил работу коллектива архитекторов над проектом перепланировки Москвы . Внимательно вглядываясь в исторически сложившуюся структуру Москвы, архитектор укреплял ее, вскрывая заложенные в ней самой потенции развития - перспективные зоны застройки и благоустройства. Непростым оказалось инженерно-техническое преобразование маршрутов передвижения москвичей по городу. План впервые связал радиально-кольцевое движение наземного транспорта с пригородным железнодорожным движением . Что уже совсем невиданно по тем временам, сеть общественного транспорта завязана в плане в единый узел на основе радиально-кольцевой схемы Московского метрополитена. Так в 1919 году Щусев угадал самые сокровенные мечты Москвы.

В 1922 году Щусев был назначен главным архитектором Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки , она была открыта в августе 1923 года на территории нынешнего ЦПКиО имени М. Горького. Щусев перестроил здание бывшего механического завода под павильон кустарной промышленности, руководил строительством 225 зданий выставки.

В 1924 году ему поручили создать проект Мавзолея Ленина . Спроектированный и построенный в течение считанных часов, первый деревянный Мавзолей был прост по своим формам, но в нем уже содержалась идея, получившая в дальнейшем блистательное развитие: кубический объем усыпальницы имеет ступенчатое завершение. Позднее был объявлен Всесоюзный конкурс на создание постоянного Мавзолея. В итоге конкурса правительственная комиссия предложила Щусеву «перевести временный Мавзолей из дерева в гранит». Задача была непростой. Если решать Мавзолей в стиле русской архитектуры, то, «подверстанный» к Сенатской башне, он потеряется под стенами Кремля. А выдвинутый вперед, он невольно вынужден будет cпoрить с собором Василия Блаженного. Щусев нашел выход. Мавзолей поднялся, достиг двенадцатиметровой высоты, что было равно одной трети высоты Сенатской башни и одной шестой высоты Спасской башни, три дробных его уступа слились в один. Нижний пояс с траурной лентой черного гранита смело выдвинулся вперед и настойчиво потребовал вытянуть венчающий портик почти до зубцов кремлевской стены. Архитектор нашел и еще один прием: если смягчить левый угол, то почти незаметная асимметричность оживит перепад уступов, игру объемов, цветовую гамму поясов. Мавзолею оказалось по силам организовать и «держать» площадь. Площадь открылась, ансамбль ее сделался цельным. Архитектору блестяще удалось вписать в площадь, казалось бы, инородное по архитектуре сооружение и органично подчинить Мавзолею все, что здесь есть.

Целый ряд работ Щусева, относящихся ко второй половине 1920-х годов, воплотили в себе архитектурные формы конструктивизма. Это проекты зданий филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Тбилиси (1938), Государственного банка в Охотном ряду и на Неглинной улице, Государственной библиотеки СССР имени Ленина, а также гостинично-санаторного здания в Мацесте, построенного в 1927-1928 годы. В этом отношении характерны также здания Коопинсоюза в Орликовом переулке (1928-1933) и Механического института имени Ломоносова на Садовой-Триумфальной (1930-1934).

В начале лета 1926 года был объявлен конкурс на сооружение Центрального телеграфа на Тверской улице . В разгар споров об уместности и целесообразности новаторств конструктивизма Щусев решил показать на примере, что осмысление динамики и ритма времени в архитектуре всегда опирается на мощный пласт духовной культуры, что и конструктивизм имеет полное право на существование, если исполнен духовности. Щусевский проект поразил даже приверженцев конструктивизма. Сугубо конструктивистская схема телеграфа несла в себе идею связи - связи эпох, интернациональной связи между странами и континентами. Художественный образ телеграфа был предельно строг. И вместе с тем тонкое изящество завораживающе смелых линий, легкость, свежесть дыхания покоряли с первого взгляда. Утилитарность здания подчеркивалась ритмикой гранитных вертикалей и стеклянных поясов. Проект показал: современная ритмика может соединять монументальность с простором, легкость с мощью. В пояснительной записке к проекту Щусев писал: «Здание по своей программе - узкотехническое, по конструкции соответствует принципам рационализма и экономии». Для своего времени щусевский телеграф был сугубо новаторским, по этой причине он и не был осуществлен.

Предметом гордости Щусева была конструкция Центрального Дома культуры железнодорожников . Воздушный амфитеатр зрительного зала был подвешен на выносных консолях, сконструированных А. В. Кузнецовым. ЦДКЖ стал одним из лучших концертных залов страны и сделался неоспоримым доводом зодчего, когда он доказывал, что самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры.

Осуществилась и стала подлинным украшением Москвы спланированная Щусевым магистраль Ленинградского проспекта , прорезанная зелеными поясами с пешеходными дорожками. В ту пору эта магистраль многим казалась бессмысленно просторной, расточительной даже для такого города, как Москва, но время подтвердило правоту архитектора. Пристройка части здания к Третьяковской галерее, осуществленная в те же годы (Щусев был директором галереи в конце двадцатых годов), характеризует бережное отношение архитектора к основной части галереи, фасад которой построен по рисункам В.М. Васнецова.

Начавшаяся в 1930-е годы реконструкция столицы была связана с организацией новых архитектурных мастерских Моссовета. Одну из них - вторую - возглавил Щусев. В этой мастерской разрабатывались проекты реконструкции и застройки районов бывшей площади Триумфальных ворот (ныне площадь Маяковского), Большой Садовой нлицы, Кудринской площади (ныне площадь Восстания), Ростовской и Смоленской набережных. Коллектив мастерской также участвовал в разработке других районов столицы. В 1930-е годы по проектам Щусева было построено несколько крупных жилых зданий, из которых наиболее известны жилой дом артистов ГАБТ, жилой дом Академии наук СССР, жилой дом архитекторов.

По проекту Щусева и молодых архитекторов Л. И. Савельева и О А. Стапрана в 1932-1938 году в Охотном ряду была возведена одна из первых гостиниц советского времени - гостиница «Москва» .

Также Алексею Викторовичу Щусеву принадлежит проект реконструкции площади Тверской заставы, в ходе которого была разобрана Триумфальная арка (1936), Большой Москворецкий мост (1936-1938), Большой театр оперы и балета имени А. Навои в Ташкенте (1940-1947), здание НКВД на Лубянской площади (1946) и другие сооружения. В 1941 году был достроен комплекс Казанского вокзала. Щусев был членом художественного объединения «Четыре искусства».

Одним из многочисленных зданий, в проектировании которых Щусев принимал участие, было советское посольство в столице Румынии - Бухаресте, расположенное на шоссе Киселёва. Его строительство началось ещё до войны.

В 1946 году Щусев основывает музей архитектуры в Москве и до 1949 года занимает пост его директора. Значительное место в деятельности Щусева занимают проекты восстановления городов, разрушенных в годы Великой Отечественной войны: Истры (1942-1943), Новгорода (1943-1945) и Кишинёва (1947).

Последним творением Алексея Щусева стала московская станция метро «Комсомольская-кольцевая », отражающая торжество победы над фашизмом.

Через многочисленные влияния времени и общественных условий, при которых Щусев работал и к которым он был очень чувствителен, пробивается его прямо не высказанная, но теперь уже очевидная, неустанная и заветная тяга к «самовыражению». Именно потребность художественного самовыражения и принимала у Щусева одеяние национальных образов в архитектуре, на которые он поэтому и был такой мастер. Мощность интуитивных истоков творчества и отличала Щусева от многочисленной армии работавших в те же годы стилизаторов, которые проектировали и строили «в русском стиле» либо как археологи, либо как педантичные копиисты, либо как последователи умозрительной стилистической схемы.

Эстетическое мировоззрение Щусева сформировалось в художественной среде Академии художеств и в период дореволюционного развития русской эстетической мысли. Такие идеологические принципы, как демократичность и патриотизм русского человека, слившийся после Октября с патриотизмом советского человека, составляли неотъемлемую часть его натуры и пронесенных через всю жизнь глубоких убеждений. На протяжении его более чем полувековой творческой и общественной деятельности его теоретические взгляды испытывали, естественно, влияние своего бурного времени. В них усиливалось и укреплялось сознание высокого социального призвания искусства архитектуры и большой ответственности зодчего перед обществом.

Творческое наследие Щусева включает более ста пятидесяти проектов, из которых свыше четырех десятков осуществлено в натуре. Велико и количество оставленных им литературных материалов. Списки того, что опубликовано с 1902 по 1950 год (последняя статья издана посмертно), включают более 240 названий. В большинстве случаев это высказывания по тому или иному конкретному поводу, отклики на текущие события и обстоятельства архитектурной жизни. Небольшая часть текстов, принадлежащих перу Щусева, использована в настоящем издании.

Тексты эти относятся к общим, принципиальным проблемам архитектуры. На них лежит печать не только личности Щусева, но и своего времени, вследствие чего некоторые из высказываний кое-что потеряли от былой убедительности и стали спорными, другие же актуально звучат и сегодня. В них отразилась историческая эволюция не только взглядов Щусева на архитектуру, но и эволюция самой архитектуры. Избранные высказывания Алексея Викторовича дают возможность последовательно судить сначала о ряде проблем дореволюционной русской архитектуры, затем о новых проблемах, принесенных Октябрьской революцией, за этим следует период положительного отношения Щусева к идеям конструктивизма в архитектуре, дальше - переход к освоению классического наследия и позитивная характеристика архитектурной классики.

Примерно с 1933 по 1948 год, когда изменившаяся в сторону освоения классики творческая направленность сохраняла стабильное положение, Щусев много выступал с уточнением своих позиций по различным проблемам архитектуры: градостроительству, национальной архитектуре, связи архитектуры с техникой, с пластическими искусствами и т. д.

Несмотря на отдельные противоречия, несмотря на то, что Щусев не стремился к законченному изложению своих концепций, все же в его словах постоянно звучит одна нота, одна устойчивая, хотя и как бы пунктиром проходящая мысль, мысль о художественной свободе зодчего. Она тесно связана с отмеченной особенностью его архитектурного творчества как средства самовыражения.

Начиная с заголовка первой статьи Щусев снова и снова утверждает необходимость либо прямо «свободы творчества», «простора творческой фантазии», «выявления своего лица» в творчестве, либо выражает ту же мысль в призыве следовать «требованиям жизни», а не предвзятой доктрине.

В ряде случаев он утверждает ту же позицию, но в негативной форме, осуждая «стеснение» творчества, «подчинение стилю», «стадность мысли», «трафаретность образов», «узкие рамки доктрины», «канонов» и т. д.

Но и по отношению к этой теоретической и этической позиции Щусев не был доктринером. Вынеся еще из периода становления своего архитектурного мировоззрения мысль о необходимости творческой свободы, он высказывался об этом только мимоходом. Зато он подтверждал принцип свободы всем делом своей жизни, создав лучшие произведения методом свободного воплощения собственного эстетического чувства и дорогих для него идей.

Тема свободы в творчестве настолько и теоретически и практически крупна, что трактовка ее Щусевым заслуживает внимания и изучения, как оригинальный вклад Этого чрезвычайно сильного художника в архитектурную эстетику нашего времени.

Щусев скончался на 76 году жизни 24 мая 1949 года. Последние из приводимых здесь текстов относятся ко времени больших восстановительных и градостроительных работ после Великой Отечественной войны 1941-1945 годов и первой послевоенной пятилетки».

Зимой 1929 года известный русский архитектор Алексей Щусев и не менее известный историк и археолог Фредерик Поульсен обсуждали задачу государственной важности – форму какой из погребальных языческих пирамид придать мавзолею вождя мирового пролетариата. Историки и по сей день не могут прийти к единому мнению о том, что за сооружение возвышается в самом сердце Москвы.

По одной из версий, Щусев построил православный храм-часовню, символизирующий образ горы Голгофы. По другой, дерзкий архитектор возвел у стен Кремля копию ступенчатой пирамиды фараона Джосера и гробницы Кира Великого. Впрочем, иные видят в мавзолее шумерские зиккураты или же сооружения древних ацтеков. Щусев всегда радел за сохранение исторического наследия России. Почему же именно форма языческой пирамиды показалась ему наиболее оптимальной для древней площади древнего русского города?Об этом читайте в специальном сюжете телеканала "Москва Доверие".

Молодое дарование

Алексей Викторович Щусев родился в 1873 году в Кишиневе в семье надворного советника. В 18 лет поступил в Петербургскую академию художеств, где его наставниками были Бенуа и Репин.

"Конечно, Щусев был невероятно одаренный и счастливой судьбы человек. И судьба дала ему не только талант, но и множество шансов воплощения этого таланта, достижения какого-то профессионального и социального успеха. И надо сказать, что, наверное, Щусев не упустил ни одного шанса. Он все-таки был человек результата", - считает директор Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева Ирина Коробьина.

Щусев был талантлив во всем. В частности, помимо несомненного художественного дарования, природа наградила его редким обаянием и напористостью.

Однажды студент третьего курса Академии художеств узнал из газет о смерти генерала Шубина-Поздеева. И буквально через несколько дней, не имея за душой ни писем, ни рекомендаций, заявился к генеральской вдове с готовым эскизом надгробия. Пораженная и самим проектом, и обезоруживающей самоуверенностью двадцатилетнего архитектора генеральша согласилась.

"Действительно, молодым мальчиком он убедил свою первую заказчицу. И, очевидно, она еще не очень понимала, что хочет, а он это почувствовал и ей объяснил. Я думаю, что только так", - говорит Ирина Коробьина.

Так на кладбище Александро-Невской Лавры появилось первое творение Щусева – солидный памятник из кованого железа. Его автор вскоре заканчивает Академию художеств и начинает пробовать силы в архитектурной мастерской при Святейшем Синоде – он проектирует иконостасы и церкви.

"Первая его самостоятельная работа после того, как он отучился, – это иконостас собора Киево-Печерской Лавры. Ничего себе заказ для начинающего мастера!" - считает архитектор-реставратор Александр Можаев.

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле. Фото: wikipedia.org/Arssenev

Заказы множатся. Щусев восстанавливает уникальную церковь XII века в древнем Овруче, проектирует храм преподобного Сергия Радонежского на Куликовом поле.

Появляются клиенты и в Москве. В 1909 году Великая княгиня Елизавета Федоровна, вдова павшего от рук террористов четырьмя годами ранее генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича, распродав все свои драгоценности, покупает в центре города усадьбу – четыре дома и сад.

Так на Большой Ордынке появилась Марфо-Мариинская обитель милосердия – монастырь, благотворительное и медицинское учреждение. "Белым ангелом Москвы" называли эту обитель горожане.

Больница, амбулатория, бесплатная аптека и столовая, приют для девочек-сирот. Не хватало лишь главного – храма. Проект собора, который решено было освятить в честь Покрова Пресвятой Богородицы, поручили молодому, но уже известному архитектору.

Строитель храмов

Щусев построил храм в стиле, названном современниками неорусским. Настенной росписью Покровского собора занимался великий русский художник Михаил Нестеров.

"Конечно, до реставрации он представлял совершенно другую картину: были перегородки высокие, окна были завешены, поломаны решетки, оконные переплеты. Потрудиться здесь пришлось очень много, открыть и отреставрировать подлинные полы, которые помнят шаги Елизаветы Федоровны и других представителей царской семьи. Первое, что бросается в глаза, эта композиция с Христом и притекающим к нему людом. Вот как говорят искусствоведы, в белых одеждах с раненным солдатом изображена сама Елизавета Федоровна, она ведет раненного солдата к Христу", - утверждает архитектор-реставратор Сергей Демидов.

"Лавки по периметру собора предназначались для больных и убогих – ведь именно для них и строилась обитель. Долгие годы скамьи считались утерянными, но когда реставраторы вскрыли полы, под ними обнаружились заботливо спрятанные и каменные основания лавок, и даже центральное паникадило.

"Нашли центральный образ этого паникадила с херувимами, с декоративными накладками, которые во время закрытия храма какая-то добрая душа сняла, свернула рулончиком, все это дело было спрессовано, и положили под пол. Это пролежало 60-70 лет и дожидалось своего часа. И дождалось", - рассказывает Сергей Демидов.

Даже подземелья Покровского храма были спроектированы Щусевым по принципу древнерусских соборов. Великая княгиня предполагала, что это место, так называемая крипта, в положенный срок станет ее усыпальницей.

"И для этих целей по ее желанию Щусевым был спроектирован аркосолий, где должна была находиться могилка Елизаветы Федоровны", - говорит Демидов.

Собор Покрова в Марфо-Мариинской обители. Фото: wikipedia.org/Ludvig14

Но судьба распорядилась иначе. Елизавета в 1918 году вместе с другими членами императорской фамилии была расстреляна в маленькой уральском городке Алапаевске. Позднее ее останки перевезли на святую землю.

"Волею судеб тело ее сейчас находится в Иерусалиме в Горненском монастыре, а здесь, в этой резной деревянной раке, находится ткань, в которую было завернуто тело Елизаветы Федоровны при перевозке из Алапаевска в Иерусалим", - объясняет архитектор-реставратор Сергей Демидов.

Обитель милосердия в том же 1918-м закрыли. В храме Покрова обосновался кинотеатр, а затем реставрационные мастерские Игоря Грабаря, благодаря которому, собственно, и уникальный храм, и всю обитель удалось сохранить в почти первозданном виде.

"Я помню свое впечатление еще юности, когда, будучи студенткой, я шла по Ордынке и просто ахнула. Посмотрела сквозь забор и была поражена этой архитектурой – этот необычный совершенно храм белый с огромной главой. То есть новаторская архитектура Щусева просто поражала и современников, не оставляет никого равнодушным и сейчас", - утверждает главный архитектор "Моспроект-2" им. М.В. Посохина Людмила Тудоси.

Еще одно скрытое от людских глаз помещение Покровского собора – подземный храм во имя Архангела Михаила – великая княгиня построила для себя, чтобы молиться в уединении.

И сегодня эта традиция свято соблюдается. В подземном храме молятся настоятельницы Марфо-Мариинской обители, которая в середине 90-х вновь стала "белым ангелом Москвы". Здесь снова кормят и лечат неимущих, а в монастырском приюте по-прежнему заботятся о девочка-сиротах.

Зодчий государев

Храм-памятник на Куликовом поле и Покровский собор в Марфо-Мариинской обители делают Алексея Щусева знаменитым. В 1910 году 37-летнему архитектору присваивают звание академика.

Год спустя он получает крупнейший государев заказ – восточные ворота Москвы – Казанский вокзал. Правление дороги выделяет на строительство баснословную сумму – 3 миллиона золотых рублей. На подготовку ушло более двух лет.

В середине 1913 года Щусев представил в Министерство путей сообщения детальный проект, который венчала многоступенчатая конструкция, воспроизводящая башню Сююмбике, входящую в ансамбль Казанского кремля. На ее шпиле мифический змей Зилант – символ древней Казани.

"Архитектор пытался соединить мотивы восточного зодчества и древнерусского, и как бы он сравнивал свою работу, хотел достичь того же, что, может быть, Мусоргский достигал в опере "Шехерезада", то есть сочетание этой красочности", - считает Людмила Тудоси.

Казанский вокзал. Фото: ИТАР-ТАСС

Строительство вокзала продолжалось до 1940 года с понятными перерывами на революцию и Гражданскую войну. До наших дней от первоначального щусевского проекта дошло немногое, но то, что уцелело, поражает красотой и размахом.

"Для зала, который долгое время использовался для ресторана, первые эскизы Щусев, как бы прорисовки, делал сам, а к оформлению интерьеров привлек таких замечательных художников, как Репин, Серебрякова, Бенуа, Лансере. Их эскизы были утверждены правлением дороги, но ввиду перечисленных обстоятельств – война, революция – они не были осуществлены. Оформление зала уже относится к началу 30-х годов", - рассказывает Тудоси.

Сегодня в зале бывшего ресторана располагается VIP-зал Казанского вокзала. Здесь полным ходом идут реставрационные работы. Сохранились и светильники, изготовленные по эскизам Щусева, знаменитая лепнина и уникальные для того времени большепролетные арки на теплом перроне.

Однажды Щусев заметил: "Каждый архитектор должен надеяться на то, что ему удастся хотя бы раз в жизни сделать не только удачный проект, но и осуществить его в натуре в полной мере и во всю силу своего таланта". Такой творческой удачей он считал Казанский вокзал.

"Эта сказка, этот символ – символ и Москвы, и Казани, как бы символ всего нашего народа, то есть это очень важная веха в архитектуре Москвы", - говорит Людмила Тудоси.

На волне революции

Октябрь 1917 года. В России, ломая устои и судьбы, бушует революция, идут конфискации и аресты, русская аристократия спешно покидает страну. Как ни странно, богатый и известный Щусев остается.

Новая власть закрывает Марфо-Мариинскую обитель, замораживает стройку Казанского вокзала. Однако их создатель чувствует себя неплохо. Более того, уже в 1918 году по заданию советского правительства он приступает к проекту перепланировки Москвы.

Его основные тезисы – и Кремль, и весь исторический центр города должны быть сохранены, равно как и живописная асимметричность улиц. Городу предстоит развиваться концентрическими окружностями, которые будут рассекать вылетные радиусы. Частные сады следует соединять и превращать в парки и общественные скверы.

"Для огромного числа проблем современной Москвы, с которыми неизвестно, как выкручиваться, уже там было решение, как всего этого избежать", - утверждает архитектор-реставратор Александр Можаев.

Например, все правительственные учреждения Щусев предложил перенести из Кремля на Ленинградский проспект, тогда еще, разумеется, называвшимся Петербургским, а Кремль и прилегающие к нему все исторические постройки сделать музеем.

"Генплан не получил развития в 1923 году, хотя он был весь досконально разработан. Я думаю, потому что он хотел все-таки сохранить Москву, а это, наверное, не приветствовалось", - считает архитектор, профессор МААМ Марианна Евстратова.

Неудовольствие властей проектом "Новая Москва" могло бы доставить Алексею Викторовичу много серьезных проблем, но тут в дело вмешалась судьба. В январе 1924 года умер Ленин.

Храм коммунистического бога

Президиум ЦИК СССР постановил: захоронить вождя мировой революции у Кремлевской стены, а над могилой соорудить доступный для посещения временный склеп.

В ночь с 23-го на 24 января Щусева срочно вызвали в Кремль. Задача формулировалась просто и понятно – в считанные дни поставить на Красной площади временный мавзолей, чтобы потрясенный безвременной кончиной народ мог проститься с любимым вождем.

Трудно сказать, как знаменитый архитектор относился к вождю мирового пролетариата, но отказаться от государственного заказа такого масштаба он, разумеется, не мог.

"Щусев великолепно понимал, что жить в стране и работать творчески он может только в том случае, если он хорошо реализует проект государственной важности", - утверждает историк Ольга Баркова.

Деревянный мавзолей на рисунке Исаака Бродского

Щусев вышел из Троицких ворот и медленно пошел вдоль Кремлевской стены. О чем он думал в этот момент? Да, революция повернула жизнь страны в другое русло, но для него, по сути, ничего не изменилось. Ему снова поручено строительство храма, просто для иного бога.

"Нужна была какая-то идея бога, которым для многих тысяч населения был Ленин. А где еще можно было оставить останки вождя? Только на Красной площади. Мавзолей в данном случае являлся этим новым местом поклонения тысяч населения, которые должны приезжать и отдавать почести и уважение вождю", - объясняет Ольга Баркова.

Возведенный за четыре дня первый вариант мавзолея выглядел как куб, увенчанный трехступенчатой пирамидой. Его пришлось довольно скоро снести, так как при строительстве повредили канализационный коллектор, и вокруг деревянного мавзолея распространялся пренеприятный запах. Даже Патриарх Тихон не удержался от едкого комментария: "По мощам и елей".

Любопытно, что до сих пор не обнаружен ни один документ, фиксирующий, кому конкретно пришла в голову идея выставить тело вождя на всеобщее обозрение. Ближайшее окружение вождя – Крупская, семья Ульяновых, его сподвижник Лев Троцкий – были категорически против как бальзамирования, так и мавзолея, и предлагали похоронить вождя так, как он и хотел, на Волковом кладбище рядом с могилой матери. Крупская даже опубликовала 30 января 1924 года прочувствованную статью в "Правде".

"Она написала: "Если вы хотите оставить доброе имя Владимира Ильича потомкам, пожалуйста, постройте детские сады, школы, ясли – это будет лучшей памятью об Ильиче". Известно, что Троцкий выступил категорически против и назвал это событие безумием", - утверждает историк Баркова.

Однако уже 4 февраля председатель похоронной комиссии Дзержинский дает указание биохимику Збарскому и паталогоанатому Воробьеву разработать технологию бальзамирования.

Зиккурат с советским вождем

Как только рецепт бальзамической жидкости был найден, Щусев приступил к созданию проекта нового мавзолея. Второй мавзолей был все той же деревянной пирамидой, но более представительной.

По бокам основной конструкции смонтировали трибуны, тело вождя было помещено в саркофаг. Но дерево не вечно. Вскоре правительство объявляет всероссийский конкурс на создание постоянного мавзолея из камня. В Москву со всей страны полетели проекты.

"Маяковский, говорят, требовал вообще башню до неба ставить. Шехтель предлагал пирамиду. Там были и шары, и болты, и серпы с молотами. Слава богу, что мы всего этого избежали", - рассказывает Александр Можаев.

Именно тогда археолог Поульсен, специально прибывший в Москву, предоставил Щусеву чертежи египетских пирамид, персидских гробниц, пергамского алтаря и даже зиккуратов – храмовых построек древних шумеров. В конечном итоге получилось нечто среднее. Именно этот проект и победил в конкурсе.

Мавзолей Ленина на Красной площади. Фото: ИТАР-ТАСС

"В данном случае Щусев решал задачу организации этого сакрального пространства бессмертия. И когда мы приходим в Мавзолей, пространство организовано таким образом, что нам кажется, что это центр вселенной", - считает Ирина Коробьина.

Для многих Мавзолей и сегодня остается центром мироздания. И очередь желающих увидеть тело вождя неспешной рекой из года в год течет по Красной площади.

Наперекор строителям коммунизма

Как бы то ни было, с момента завершения строительства мавзолея Ленина в жизни Алексея Щусева начинается новый этап. Теперь он - официально признанный главный зодчий Страны Советов, а значит, может позволить себе многое, почти все.

Например, демонстративно не вступать в КПСС, носить на пальце массивный бриллиантовый перстень, с удовольствием говорить о прошлом и не стесняться в эпитетах в адрес советских порядков.

Щусев открыто помогал бедствующим аристократам и своим коллегам по цеху. Так, например, он добился строительства нескольких мостов, обеспечив тем самым работой большую группу инженеров и архитекторов.

Одним из них был его брат Павел. Вместе братья Щусевы соединили берега Москвы-реки вот этим всем нам знакомым мостом, который впоследствии был назван Москворецким.

В 30-е годы Щусев возглавил одну из самых известных в столице архитектурных мастерских. Отбоя от заказов не было, это было время поиска новых, авангардных архитектурных форм и решений.

"В это пятилетие, с 1925-го по 1930 год, был всплеск всех гениальных архитекторов конструктивистских. Когда Сталин набрал уже обороты, появились эти мощные здания. Но Щусев умудрялся и тогда строить все равно так, как ему подсказывал его талант", - рассказывает Марианна Евстратова.

Дань конструктивизму Щусев тоже отдал. Самый яркий его образец – здание на углу Садово-Спасской и Орликова переулка.

"Здание Наркомзема – один из самых ярких примеров таланта Щусева и умения его работать в стилях применительно к ХХ веку. Посмотрите на этот стакан, это закругление, как сделано ленточное остекление. В данном случае ему безоговорочно повезло, потому что он делался для министерства и по сей день (скоро век уже) у этого дома один хозяин", - говорит профессор МАРХИ Юрий Волчок.

Асимметричная гостиница

В 1937 году Щусева привлекли к строительству первого советского пятизвездочного отеля. Первоначально над проектом гостиницы "Москва", которую было решено возвести на месте старого "Гранд-отеля" на Манежной площади, работали молодые архитекторы Савельев и Стапран.

По сути, именно они построили прекрасное здание в стиле конструктивизма. Но от главной гостиницы страны ждали несколько иного: имперского размаха и пафоса. Фасад и интерьеры поручили воплотить академику Щусеву.

"Впервые я оказался в этом здании, когда мне было 12 лет. Отец поехал в командировку в Москву и, это было время школьных каникул, взял меня с собой. Тогда это меня потрясло своим величием. Размеры, очевидная толщина стен, блеск гранита, огромные пространства внутри, огромные холлы, люстры – все это потрясало детское воображение. И вы знаете, так для меня и осталась гостиница "Москва" символом советской империи", - рассказывает экс-депутат Государственной Думы РФ Петр Шелищ.

Гостиница "Москва". Фото: ИТАР-ТАСС

Впрочем, это здание знаменито не только исполинскими размерами и декором в стиле неоклассицизма, но и своей абсолютно неклассической асимметрией. Есть легенда, что два проекта гостиницы, выполненные на одном чертеже и разделенные вертикальной чертой, были поданы на утверждение лично Сталину, и что вождь, недолго думая, расписался ровно посередине. Так, мол, и построили.

"Всех смущает, почему дом асимметричный. Да потому что делал его профессионал. Смотрите, дом стоит не совсем по красной линии, он развернут по оси Тверской, он как бы к ней обращается. То есть, соответственно, понятно, что этот угол решен более дробно, более детально, более внимательно к пешеходу. А тот, который выходит к музею, он более канонический. Плюс, почему он еще такой? Это было абсолютно в характере московской архитектуры. То, что на этом месте стояло раньше, если это крепко, если это выносливо и может работать, надо включать в тело нового здания. Поэтому толстые стены "Гранд-отеля", который стоял по правому от нас фасаду, они, конечно, включены в дом, поэтому он шире, там толстая стена", - объясняет Юрий Волчок.

Новое здание, возведенное на месте прежнего, разобранного до основания, лишь на первый взгляд напоминает изначальный щусевский проект. Трудно сказать, что помешало московским властям сохранить этот уникальный архитектурный памятник сталинской эпохи. Неужели в столице катастрофически не хватает торговых точек?

"Когда я стал депутатом, то пришлось прожить в этой гостинице примерно полтора года. Но все же, каждый раз входя в вестибюль, я как-то внутренне замираю. Это величие впечатляло, излучаемое всем ее декором", - утверждает Петр Шелищ.

"Он внутри был устроен таким образом, что притягивал к себе людей. Это знаменитое кафе "Огни Москвы" – потрясающий в итальянском стиле променад на крыше. Я помню, что мы в молодые годы имели возможность там бывать в летние вечерние часы… Представляете, какой это вид на Москву!", - рассказывает Юрий Волчок.

"Огни Москвы" – самое романтичное, обожаемое всеми москвичами и гостями столицы кафе, расположенное под самой крышей гостиницы. Там назначались самые трепетные, судьбоносные свидания за бокалом шампанского, разумеется, "Советского".

Удар исподтишка

30 августа 1937 года в "Правде" под рубрикой "Письма в редакцию" появилась публикация под названием "Жизнь и деятельность архитектора Щусева". Авторы точно знали, куда бить.

"Являясь несомненным мастером в прошлом, архитектор Щусев пошел по скользкому пути беспринципности в архитектуре. В его проектах и стройках нет идейности, принципиальности и подлинного творчества". Письмо подписали Савельев и Страпан, те самые молодые архитекторы, которые посчитали, что Щусев попросту украл их проект.

А.В. Щусев. Фото: ИТАР-ТАСС

"Довольно грязная история, на мой взгляд. Когда я первый раз увидела эти документы, мне показалось, что это мелкая зависть к крупному мастеру, к безусловному лидеру", - говорит Ирина Коробьина.

В 1937-м подобная публикация была гарантированной путевкой на лесоповал, а то и расстрел. Однако ничего подобного с Алексеем Викторовичем Щусевым не случилось.

Скорее всего, НКВД покуситься на создателя Мавзолея все же не решился, но совсем уж без последствий статья в "Правде" тоже не могла. Щусева исключают из Союза архитекторов. Разгромные публикации в прессе следуют одна за другой. Тучи над головой академика явно сгущаются.

И в этот момент новая беда – арестован Михаил Нестеров, художник, вместе с которым Щусев когда-то создавал Покровский собор в Марфо-Мариинской обители. Весть об аресте старого художника потрясла опального академика. Всю ночь он метался по кабинету. Даже очень уверенный в себе человек не мог не понимать: он следующий.

Утром Алексей Щусев отправился на прием к Лаврентию Берии, недавно назначенному первым заместителем министра внутренних дел. Не для того чтобы каяться, он решил заступиться за друга, великого художника.

Берия оценил смелость архитектора. Нестерова выпустили, а Щусев получил новый государственный заказ. Его мастерской поручили реконструкцию здания НКВД на Лубянке.

"Я думаю, что он вызывал уважение у властей, поскольку они понимали, что он решает поставленные перед ним задачи, решает крупно, решает лучше, наверное, чем все остальные и при этом не поступается принципами. Это всегда вызывает уважение", - считает Ирина Коробьина.

Это наверняка так, но была и другая причина. В те годы Москва меняла облик. На смену всем прочим стилям приходила величественная монументальная архитектура, ставшая символом советской империи. И Щусев был одним из ее создателей.

"Причем он очень многим помогал, поскольку он строил Лубянку и не боялся никого, в общем-то. Он очень многих спас. Из мастерской очень много архитекторов арестовывали, он добивался их освобождения", - рассказывает Марианна Евстратова.

"Здание НКВД и потом КГБ очень хорошо нарисованы, этот великолепный вариант в сталинском стиле итальянского ренессанса очень хорошо сделан", - говорит Михаил Филиппов.

Музей архитектуры имени себя

После войны Щусев, не покладая рук, работал над восстановлением древних русских городов и параллельно приступил к осуществлению главной мечты своей жизни – созданию музея архитектуры.

"Музей архитектуры имени Щусева - это старинная московская усадьба, которая в результате сложной ее судьбы, в конце концов, стала музеем имени Алексея Викторовича", - рассказывает заместитель директора Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева Ирина Чепкунова.

Эта огромная усадьба на Воздвиженке имеет богатейшую историю. В XVII веке подворье боярина Милославского передали Аптекарскому приказу. Затем строение перешло к известному дипломату петровских времен Василию Долгорукому.

От него - к грузинскому царевичу Георгию Багратиони, у которого его выкупил царедворец Екатерины Второй, тайный советник Александр Талызин. Москва, никогда не любившая адресов, так и называла это место – дом Талызина.

Музей им. А.В. Щусева. Фото: сайт

"Усадьба много раз перестраивалась и в ХХ веке. Здесь, например, была приемная ВСНХ, здесь сидел Молотов, сидел Сталин, сюда приезжал Ленин. Но в начале 30-х годов главное здание полностью было отдано под общежитие", - объясняет Ирина Чепкунова.

Расселив общежитие сотрудников НКВД, Щусев приступил к реконструкции усадьбы. При этом он не просто создавал музей, ему удалось объединить под его крышей практически всех опальных архитекторов Москвы.

"Он давал им работу, он давал им жизнь, он давал им возможность мыслить, заниматься любимым делом, и здесь была потрясающая атмосфера творческая, интеллектуальная в Музее архитектуры при жизни Щусева", - утверждает Ирина Коробьина.

Такая же атмосфера сохранилась в музее и по сей день. В бывшем каретном сарае дома Талызина сменяют друг друга выставки.

"К выставочному залу нашего музея, который называется "Руина", мы относимся как к такой экспериментальной площадке, где можно выставлять любые проекты. И надо сказать, что этот зал пользуется огромной популярностью у нас, потому что здесь очень интересное пространство и здесь любят выставляться", - рассказывает Ирина Чепкунова.

Сохранилась и трапезная Аптекарского приказа. Здесь тоже проходят выставки. Например, здесь представлена коллекция деревянной скульптуры из русских разрушенных храмов.

Фигуры выглядят слегка необычно, поскольку когда-то были установлены на иконостасах, и люди смотрели на них снизу вверх. Директорский кабинет – тоже часть Музея архитектуры, ведь Щусев проектировал его для себя.

"Да, он сидел в этом кабинете, это кабинет Щусева. Это кабинет вообще всех директоров", - говорит Ирина Коробьина.

Но обжиться в директорском кресле Щусев практически не успел. "Он успел умереть до того, как музей открылся для людей на улице Коминтерна, на Воздвиженке, в усадьбе Талызиных", - объясняет Коробьина.

Последние творения архитектора-гения

Последней работой великого зодчего стала станция метро "Комсомольская" Кольцевой линии. Только что окончилась война, страна ликует. И 75-летний архитектор строит свой последний храм – храм Победы глубоко под землей. Щусев успел нарисовать лишь эскизы, часть из них сохранилась в доме его соавтора, архитектора Алисы Заболотной.

"В один прекрасный момент - мама мне рассказывала - она сидит и что-то рисует, какие-то детали, он к ней подходит сзади и говорит: "Все, все уходят, я буду работать только с Алисой". В результате они вдвоем работали над этим проектом", - утверждает Марианна Евстратова.

Алексей Викторович Щусев умер в 1949 году. За полвека творческой биографии им самим и при его деятельном участии было возведено более 40 объектов в разных городах СССР. Но историки архитектуры уверены, что самыми важными и самыми выдающимися его проектами все-таки были храмы.

"Есть гении национальные, они у каждой страны свои. Вот Щусев для нас – это национальный гений, он важен именно для России. Среди исследователей вообще существует такое мнение, что работы Щусева дореволюционные – он построил много церквей – именно эти работы лучшие в его творчестве", - считает Ирина Чепкунова.

А для обывателей главной работой Щусева был и остается мавзолей Ленина, для кого-то – храм божества новой эпохи, для иных – чуть ли не алтарь сатанинских месс, форма которого позаимствована то ли у древних шумеров, то ли у кровожадных ацтеков. Разговоры о его ликвидации идут уже 20 с лишним лет, а он как стоял, так и стоит. И государство тратит на его содержание около 2 миллионов долларов в год.

Станция метро "Комсомольская". Фото: ИТАР-ТАСС

"Уже надо успокоиться и относиться к Красной площади не как к символу бесконечно меняющейся государственной идеологии, а просто понять, что это музейное пространство совершенно гениальное, и так жить", - считает Александр Можаев.

Алексей Викторович Щусев (26 сентября (8 октября) 1873, Кишинёв-24 мая 1949, Москва) - русский и советский архитектор.

Заслуженный архитектор СССР (1930). Академик архитектуры (1910). Академик АН СССР (1943). Лауреат четырёх Сталинских премий (1941, 1946, 1948, 1952 - посмертно ).

Биография

А. В. Щусев родился 26 сентября (8 октября) 1873 года в Кишинёве в дворянской семье. Отец - Виктор Петрович Щусев, смотритель богоугодных заведений. Мать - в девичестве Мария Корнеевна Зозулина.

В 1891-1897 годах Щусев учился в С.-Петербурге в Высшем художественном училище Императорской Академии художеств у Л. Н. Бенуа и И. Е. Репина. В 1895 году, узнав из газеты о смерти генерала Д. П. Шубина-Поздеева, без рекомендаций пришёл к вдове с готовым эскизом надгробия и сумел убедить отдать заказ именно ему. На кладбище Александро-Невской лавры была построена квадратная часовенка под шатром.

За дипломный проект «Барская усадьба» Щусев был награждён Большой Золотой медалью и правом на заграничную командировку. После окончания Академии Щусев в составе археологической экспедиции отправился в Среднюю Азию, исследовав в ходе поездки два древних архитектурных памятника Самарканда - гробницу Тамерлана и соборную мечеть Биби Ханум. Впечатления от этой поездки оказали значительное влияние на дальнейшие работы архитектора. В 1898-1899 годы Щусев посетил Тунис и ряд стран Западной Европы, побывав в Вене, Триесте, Венеции и других городах Италии, а также в Англии, Бельгии и Франции, где в 1898 году посещал парижскую академию Жюлиана. Из рисунков этого периода была составлена отчётная выставка, получившая одобрительный отзыв И. Е. Репина.

Раннее творчество

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле, фото автор Arssenev,

После окончания Академии художеств Щусев поселился в Петербурге. Из самых ранних его работ надо прежде всего назвать первую строго научную реставрацию. Он воссоздал в 1900-е годы храм Св. Василия в Овруче XII века (в его обследовании принимал участие крупнейший специалист того времени П. П. Покрышкин; помощник - арх. Максимов В. Н.). С этого времени Щусев начал творческую борьбу с зодчими-эклектиками, которые ранее решительно «исправляли» старинные здания. Лидером этого общеевропейского направления «художественной» или «стилистической» реставрации был Э. Виолле-ле-Дюк. Среди русских его последователей были архитекторы Ф. Ф. Рихтер и Н. В. Султанов. Щусев их устаревшим к тому времени методам противопоставил совершенно иной подход, тщательно изучив и обмерив фрагменты XII века, и максимально их сохранив. О его работе писал И. Э. Грабарь, отмечая, что она «представляет совершенно исключительный интерес, как по приемам, впервые в этой области примененным, так и по тем научным данным, которые явились в результате раскопок и строгих обмеров, предшествовавших началу самих строительных работ. Реставратор поставил себе целью включить существовавшие развалины стен в тот храм, который должен был явиться после реставрации, при этом в новые стены ему удалось включить не только остатки стоявших ещё древних стен, но все те конструктивные части их - арки, карнизы, и даже отдельные группы кирпича, которые были найдены в земле иногда на значительной глубине». Щусев получил в 1910 году звание академика за реставрацию этого храма.

С 1901 года он состоял на службе в канцелярии оберпрокурора Святейшего Синода. Одним из первых самостоятельных заказов было проектирование иконостаса для Успенского собора Киево-Печерской лавры. Программным произведением Щусева 1900-х годов стала церковь, спроектированная по заказу П. И. Харитоненко, сахарозаводчика, мецената и коллекционера, в имении под Харьковом Натальевка трактованная как храм-музей для собранных им древнерусских икон. Щусев создал здесь одну из самых выразительных своих построек, скульптурный декор которой выполняли С. Т. Коненков и А. Т. Матвеев, а мозаичное панно над входом, видимо, Н. К. Рерих, сотрудничавший с ним же в реализации проекта Троицкого собора Почаевской лавры под Киевом.

В Петербурге в 1902 году он выполнял светский заказ от графа Ю. А. Олсуфьева - переделку и надстройку фамильного особняка на Фонтанке. Олсуфьев был председателем комитета по возведению храма-памятника в память о Куликовской битве и заказал зодчему его проект. Щусев создал вдохновенное произведение в неорусской версии стиля модерн. Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле почти завершили к 1917 году. Отстаивая свой нетривиальный замысел - здание с асимметричным главным фасадом, Щусев едва окончательно не поcсорился с Олсуфьевым, нетактично требовавшим сделать иной фасад, с однотипными по форме завершениями башен, и зодчий, задержавший строительство, все-таки смог пойти на нежелательный для себя компромисс. Только в ходе последней реставрации храма-памятника его идея была реализована (но в весьма грубом исполнении покрытия). Иконы же, написанные специально для храма В. А. Комаровским, бесследно пропали.

Собор Покрова Марфо-Мариинской обители (проект А.В. Щусева), Москва, фото автор Ludvig14, Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0.

Не менее значительный проект А. В. Щусев создал по заказу представительницы царской фамилии, великой княгини Елизаветы Федоровны, происходившей из Дармштадта (тогда центра формирования европейского модерна). Влиятельная заказчица поддержала архитектурную концепцию Щусева и не мешала её реализации. Это хорошо сохранившаяся до сих пор московская Марфо-Мариинская обитель с церковью Св. Марфы и Св. Марии в больничном корпусе (1909) и собором Покрова Богородицы, ставшим композиционным центром всего ансамбля (1908-1912). Храм с большой луковичной главой на высоком барабане напоминает по формам древнерусские аналоги Новгорода и Пскова, но при этом совершенно оригинален, как и все остальные части комплекса, включая нарядные ворота с привратницкой. Декоративные рельефы здесь исполнял С. Т. Коненков по рисункам Щусева и Н. Я. Тамонькина, сотрудника его мастерской. Настенную живопись в соборе выполнил близкий друг Щусева М. В. Нестеров, которому помогал молодой П. Д. Корин.

Каждую свою постройку 1900-х - 1910-х годов Щусев рассматривал как творческий манифест. Он стал лидером неорусского стиля (национальной версии модерна). Для его узнаваемого авторского почерка характерны: вольная интерпретация мотивов древнерусского зодчества, динамика форм, часто асимметрично скомпонованных, крупные, доведенные до гротеска детали декора. Менее выразительными, чем постройки в России, Щусевым были спроектированы и выстроены за её пределами: православный Храм Христа Спасителя в Сан-Ремо (проект реализовал итальянский архитектор Пьетро Агости), и храм Св. Николая со странноприимным домом в итальянском городе Бари (освящение храма состоялось 9 (22) мая 1955 г.). В 1915 году на Московском городском Братском кладбище в селе Всехсвятском был заложен храм Спаса Преображения по проекту Щусева (1918), снесенный впоследствии (1948) в ходе застройки нового района Москвы - Песчаных улиц.

Щусев стал победителем заказного конкурса на комплекс зданий Казанского вокзала в Москве и в конце 1911 года его официально утвердили главным архитектором строительства. Он соревновался с Ф. О. Шехтелем, выполнившим весьма сходные по характеру проекты. Казанский вокзал зодчий строил почти 30 лет, начиная с 1913 года. Для этого он перебрался из Петербурга в Москву. По замыслу заказчика, поддержанного архитектором, живописность композиции всего сооружения, состоящего из многочисленных объёмов, напоминающих целый городок, украшенный башней и часами, отражали характер старой Москвы. Декор вокзала, решенного в смелых железобетонных конструкциях, напоминает мотивы древнерусского нижегородского, астраханского и рязанского зодчества, а также башню Сююмбике в Казанском кремле. Использование белокаменного декора на краснокирпичном фоне стен выполнено в духе русского барокко XVII века (нарышкинского барокко). К сожалению, крытый остекленный дебаркадер вокзала, состоящий из трех цилиндрических сводов, спроектированный для Щусева известным инженером В. Г. Шуховым, осуществить не удалось. Это была бы самая экстравагантная часть проекта, хотя и решенного весьма современно для 1913 года, с применением высоких железобетонных арок параболической формы. Отделка интерьеров и роспись сводчатого зала ресторана по эскизам Е. Е. Лансере продолжалась вплоть до конца 1930-х годов.

В 1912-1916 годы архитектор проектировал железнодорожные вокзалы в Софрино, Красноуфимске, Сергаче, Муроме.

После Октябрьской революции А. В. Щусев оказался в числе самых востребованных архитекторов. В 1918-1923 годы он руководил разработкой генерального плана «Новая Москва», на стадии первых эскизов не согласившись с версией далее отошедшего от этой работы И. В. Жолтовского. Этот план стал первой советской попыткой создать реально исполнимую концепцию развития города в духе большого города-сада. Проект был направлен на четкое зонирование территории, сохранение исторического центра и множества отдельных старинных общественных зданий и храмов, развитие «зеленых клиньев» от центра к периферии, реконструкцию ряда магистралей, московского речного порта и железнодорожного узла и пр. Проект «Новая Москва» был совершенно иной направленности, чем «сталинский» генеральный план Москвы 1935 года план реконструкции столицы, о котором часто неправильно пишут, как о развитии идей Щусева. Щусев переносил административный центр на петербургское шоссе, а по генплану 1935 года он был принципиально наложен на исторический центр. Щусев был за выявление лучших старинных зданий (его сотрудники обследовали город, работая в комиссии по охране памятников Моссовета), тогда как в ходе реализации генплана 1935 года были снесены многие исторические здания и кварталы. Щусевский план был резко раскритикован в 1924-1925 годах городской администрацией и только строительство мавзолея Ленина позволило зодчему избежать репрессий. Важно отметить, что с генпланом «Новая Москва» был связан замысел создания вокруг Москвы (за кольцевой железной дорогой)многочисленных рабочих поселков типа европейских городов-садов (проект Архитектурной мастерской Моссовета, схема Б. М. Сакулина). Далее идею полицентрического развития Москвы развивал С. С. Шестаков как проект более крупномасштабный, но также фактически не принятый во внимание. В генплане «Новая Москва» была ярко выражена идея развития планировки города с радиально-кольцевыми магистралями, сегодня критикуемая специалистами по транспорту, но это был вполне исполнимый проект, направленный на улучшение жизни горожан, на удобство пешеходного движения и развитие технических средств обслуживания города (реконструкция речного порта и железнодорожного узла).

Щусев был главным архитектором первой Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, проходившей в 1923 году в Москве в районе нынешнего Центрального парка культуры и отдыха им. Горького. Он руководил постройкой ряда павильнов, организацией всего строительства (более двухсот различных сооружений), сам же спроектировал один из самых заметных павильонов (как реконструкция здания упраздненного завода). Именно дипломатичный Щусев привлек к работе над проектами различных зданий многих молодых и уже солидных коллег, а также художников, ярко себя проявивших.

В 1922-1932 годах Щусев был председателем Московского архитектурного общества.

Известнейшим произведением Щусева стал Мавзолей Ленина на Красной площади в Москве. Самый первый деревянный мавзолей был возведён под руководством архитектора в считанные часы ко дню похорон В. И. Ленина 27 января 1924 года Уже самое первое сооружение представляло собой кубический объём со ступенчатым завершением. Весной 1924 года Щусев создал вторую версию здания, к которому были пристроены две трибуны. Когда выяснилось, что тело вождя может быть сохранено в течение длительного времени, возникла необходимость в постройке долговременного мавзолея. Конкурс на его строительство выиграл А. В. Щусев и в октябре 1930 года было возведено новое здание из железобетона, облицованное естественным камнем гранити лабрадоритом. В его форме можно видеть органичный сплав архитектуры авангарда и декоративных тенденций, ныне называемых стилем ар-деко. Очень важно, что Мавзолей хорошо вписался в ансамбль Красной площади, не нарушив историческую среду.

В 1925-1926 годах А. В. Щусев выполнил проект Центрального Дома культуры железнодорожников, в качестве развития его же проекта Казанского вокзала. Здесь удобный зрительный зал с консольно вынесенным амфитеатром (инженер А. В. Кузнецов). В 1926-1929 годы А. В. Щусев работал директором Третьяковской галереи. Впоследствии он занимался пристройкой к основному зданию галереи новых залов (автор проекта, сотрудник мастерской Щусева А. В. Снигарев), не помешавших восприятию основного фасада, выполненного до революции по рисункам В. М. Васнецова. Щусев также был членом художественного объединения «Четыре искусства».

Москва. Здание Наркомзема на Садово-Спасской, А. В. Щусев, фото автор NVO , Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0.

Новаторским по архитектуре был его конкурсный проект здания Центрального телеграфа. Щусев оказал в данном случае сильную конкуренцию братьям Весниным и оставил далеко позади в отношении новаторства реализованный проект И. И. Рерберга.

В стиле московского конструктивизма им (с соавторами Д. Д. Булгаковым, И. А. Французом, Г. К. Яковлевым) был разработан блестящий проект здания Наркомзема (Москва, Орликов переулок, 1/11), практически полностью осуществленный. Здание построено в 1928-33 годах. Сейчас в нём размещается Министерство сельского хозяйства.

Таковы по стилистике были им же спроектированные санаторий в Мацесте (1927-1931), здание Механического института на Большой Садовой улице в Москве(сейчас здание принадлежит Военному университету), дом артистов МХАТа в Брюсовом переулке.

Дом на Ростовской набережной в Москве, фото автор Lavanda Green, Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0.

В процессе реконструкции Москвы 1930-х годов А. В. Щусев возглавлял одну из архитектурных мастерских, из стен которой вышло множество проектов, охватывающих не только столицу, но и другие города страны. Самым значительным и частично осуществленным был проект застройки Смоленской и Ростовской набережных жилыми домами, в результате частичной реализации его появился полукруглый жилой дом (Ростовская набережная, д.5). В это время мастерская спроектировала еще один жилой дом (дом артистов ГАБТ в Брюсовом переулке, а также жилой дом Академии наук СССР на Калужской улице (Ленинском пропекте см. ниже список всех проектов).

Гостиница «Москва» стала одной из первых больших советских гостиниц. Первоначальный её проект был выполнен архитекторами Л. И. Савельевым и О. А. Стапраном. Однако их концепция (сначала - конструктивистское здание, а зетем - отразившее переходную стилистику от конструктивизма к ар-деко, не понравилась правительственным чиновникам (или лично Сталину). Щусева пригласили в качестве соавтора, способного спасти проект, находившийся в тот момент на стадии возведения основного каркаса. Проблема была решена добавлением лаконичного декора в виде шестиэтажного восьмиколонного портика, аркад в центре главного фасада, башенок по углам здания. Неявная асимметричность главного фасада гостиницы до сих пор дает повод для пересказа мифа о том, что Сталин якобы подписал проект ровно по середине чертежа, где были совмещены два варианта. На самом деле асимметрия более характерна для творчества Щусева, чем симметрия.

По проектам мастерской А. В. Щусева, где работало множество сотрудников, были построены Большой Москворецкий мост (инженер, его брат П. В. Щусев), советское посольство в Бухаресте, здание гостиницы «Интурист» в Баку (1934 год), здание филиала Института марксизма-ленинизма в Тбилиси, начато строительство театр оперы и балета в Ташкенте (закончено в 1947 году). В этих сооружениях ярко проявилось желание архитектора следовать национальным традициям, но было во многом потеряно авторское лицо, хотя, к примеру, при создании декоративных элементов в ташкентском театре Щусев использовал собственные рисунки и шаблоны, сделанные еще в молодости, во время археологической экспедиции в Самарканде.

С 1938 года А. В. Щусев был членом Учёного совета, созданного для руководствa реставрацией Троице-Сергиевой Лавры, вместе в П. В. Щусевым он разработал проект вертикальной планировки Лавры.

В 1934 году было принято решение о перемещении Академии наук СССР из Ленинграда в Москву, для чего было необходимо обеспечить академические институты рабочими помещениями. Президиум Академии было размещёно в Нескучном дворце на Большой Калужской улице и в 1935 году проведён конкурс на застройку академгородка за площадью Калужской заставы. Конкурс выиграл Щусев, возглавивший специально созданную для решения этой крупномасштабной задачи мастерскую «Академпроект», которой в московском районе Черёмушек предстояло построить 40 зданий для академических институтов, музеев, библиотек и обслуживающих учреждений.

Станция «Комсомольская-кольцевая» в Москве, фото автор Lite, Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0.

В ходе проектирования оформилась идея строительства здания Президиума в центре этого комплекса, то есть, на значительном отдалении от центра города не была поддержана и для него было реконструировано прежнее здание на Калужской ул. (Ленинском проспекте).

Из множества институтов до войны были построены только: Институт генетики (работы над ним были завершены в 1939 году), хотя были созданы также проекты зданий института Институт органической химии, Физического института, Института металлургии и Институт точной механики и вычислительной техники. Все эти проекты были осуществлены только в послевоенные годы. До войны для Академии наук был построен новый жилой дом на Большой Калужской улице, куда в 1939 году переселился и сам А. В. Щусев.

В 1940 году была начата работа над проектом здания НКВД на Лубянской площади, как реконструкция одного из доходных домов дореволюционного Страхового общества «Россия», так и не завершенная при жизни автора.

С 1947 по 1957 год в Москве создавался Государственный музей русской архитектуры (ныне Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева). Его организатором и первым директором был архитектор Н. Д. Виноградов, неоднократно сотрудничавший с Щусевым и пользовавшийся в данном случае его поддержкой. Значительное место в деятельности Щусева в 1940-е годы занимали проекты восстановления городов, разрушенных в годы войны: Истры (1942-1943), Новгорода (1943-1945), Кишинёва (1947) и др. Одним из последних творений А. В. Щусева стала московская станция метро «Комсомольская-кольцевая», отражающая торжество победы над фашизмом. Это крупномасштабная станция, вписанная в цилиндрический тюбинг самого большого диаметра. К сожалению, достроенный уже после смерти автора подземный вестибюль с мозаичными панно по эскизам П. Д. Корина, был выполнен с несколько утрированным рельефом декора, что не соответствовало проекту Щусева.

Умер Щусев в Москве 24 мая 1949 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 1) .

Преподавательская деятельность

Алексей Щусев преподавал в Строгановском художественно-промышленном училище (1913-1918), Московском Училище живописи, ваяния и зодчества (1914-1917), ВХУТЕМАСе (1920-1924), Московском архитектурном институте (1948-1949) и др.

Награды и премии

  • Сталинская премия первой степени (1941) - за архитектурный проект здания Института Маркса - Энгельса - Ленина в Тбилиси (1938)
  • Сталинская премия второй степени (1946) - за внутреннее оформление Мавзолея В. И. Ленина
  • Сталинская премия первой степени (1948) - за архитектурный проект здания Театра имени А. Навои в Ташкенте
  • Сталинская премия второй степени (1952) - за архитектурный проект станции «Комсомольская - кольцевая» Московского метрополитена имени Л. М. Кагановича (посмертно)
  • орден Ленина
  • два ордена Трудового Красного Знамени

Кишинёв

Первым зданием, которое построил Щусев в Кишинёве, стала двухэтажная дача Карчевского, расположенная в Долине Чар (ныне улица Керченская), а позже дом Драгоева по улице Пушкина угол Кузнечной (ныне Бернардацци). В 1912 году Щусев построил церковь в имении помещика Богдана (село Кухурешты).

Щусев участвовал в разработке генеральной схемы реконструкции Кишинёва в 1945-1947 годах. По проекту Щусева был построен памятник Ленину. Он был установлен 11 октября 1949 года на Центральной площади перед зданием Дома правительства (сейчас Площадь Великого Национального Собрания). В 1991 году памятник был демонтирован и в настоящее время находится на территории свободной экономической зоны «Молдэкспо». Щусев предложил также проект моста через полноводную в то время реку Бык. Построенный мост был гораздо меньше первоначально планируемых размеров. Многие проекты были разработаны при активных консультациях Щусева: железнодорожный вокзал (построен немецкими военнопленными [источник не указан 1010 дней ]), магазин «Детский мир» и др.

В Кишинёве в доме, где родился и вырос архитектор, сейчас расположен музей, в котором хранятся его личные вещи, фотографии и документы.

Увековечение памяти

В память о А. В. Щусеве в Москве установлена мемориальная доска на доме, где он жил с 1939 по 1949 гг. (Ленинский проспект, 13). С 1949 по 1992 годы его именем называлась улица в Москве (в настоящее время ей возвращено историческое название Гранатный переулок). Имя А. В. Щусева носит музей архитектуры в Москве.

Памятник на могиле Щусева, Новодевичье кладбище, фото автор uploader, Creative Commons Attribution 3.0

В родном городе архитектора, Кишиневе, его имя присвоено одной из центральных улиц и детской городской художественной школе. В его честь названы улицы в ряде городов бывшего Советского Союза:

  • Великий Новгород
  • Луцк (Украина)
  • Рыбница (Приднестровская Молдавская Республика)

Реализованные проекты А. В. Щусева

  • Иконостас для Успенского собора Киево-Печерской лавры, конец XIX века
  • Реконструкция церкви Василия (XII в.) в Овруче, 1904-1905 гг.
  • Женский Коммерческий институт Комитета московского общества распространения коммерческого образования с церковью в честь иконы Богоматери Взыскания погибших (1904-1905, Москва, Улица Зацепа, 41/12), совместно с С. У. Соловьёвым, Н. А. Шевяковым, А. У. Зеленко
  • Марфо-Мариинская обитель, с 1907 г.по 1912
  • Троицкий собор в Почаевской лавре, 1906-1912 гг.
  • Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле, с 1911 г.по 1917
  • Церковь в имении помещика Богдана (село Кугурешты, Молдавия), 1912 г.
  • Храм и парадный въезд в имении Павла Ивановича Харитоненко в Натальевке (Харьковская область, Украина)
  • Православный Храм Христа Спасителя в Сан-Ремо, 1913 г.
  • Церковь Николая Чудотворца в Бари 1913 г.Строительство храма было завершено только после окончания Первой мировой войны.
  • Комплекс зданий Казанского вокзала, 1913 г. (строительство завершено в 1928-30 г.)
  • Коммерческий институт на улице Зацепа, сейчас одно из зданий РЭА имени Плеханова, 1914 г.
  • Храм Спаса Преображения на Братском кладбище, 1915-1918 гг. Снесён.
  • План реконструкции Москвы «Новая Москва», 1918-1923 гг. (с большой группой соавторов, но неправильно приписываемый И. В. Жолтовскому)
  • Центральный дом культуры железнодорожников при Казанском вокзале, 1925-1928 гг.
  • Мавзолей Ленина, 1924- деревянный, 2 варианта; 1927-1930 гг.- каменный
  • Два боковых крыла здания Госбанкана Неглинной улице, 1927-1929 гг. (совместно с Жолтовским)Эти сведения не подтверждены.
  • Здание Наркозема на Садовой-Спасской улице, 1928-1933 гг. Соавторы: Д. Д. Булгаков, И. А. Француз, Г. К. Яковлев.
  • Гостиница Москва, 1930-е годы. Основные авторы Л. И.Савельев и О. А. Стапран.
  • Гостинично-санаторное здание в Мацесте, 1930-е годы.
  • Здание Механического института (сейчас Военный университет) на Большой Садовой улице, 1929-1934 гг.
  • Жилые дома в Брюсовом переулке: артистов МХАТ № 17 в 1928 г., артистов Большого театра № 7 в 1935 г.
  • План реконструкции улицы Охотный ряд, площади Свердлова, площади Революции и Красной площади, 1934 г. Работа огромного коллектива, а не Щусева. Возможно, его идеей была передвижка исторических зданий вместо их сноса.
  • Перепланировка Ленинградского шоссе (сейчас Ленинградский проспект), 1933-1934 гг. Работа коллектива без какой-либо явной роли Щусева.
  • Частично осуществлённый проект застройки Смоленской и Ростовской набережных, 1934-1935 гг. Осуществлен только один жилой дом на Ростовской набережной.
  • Большой Москворецкий мост, 1935-1937 гг. Инженер П. В. Щусев
  • Филиал Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Тбилиси, 1938 г. Снесено.
  • Жилой дом № 13 для сотрудников Академии Наук СССР на Большой Калужской улице, 1938-1939 гг.
  • Здание института генетики, 1938-1939 гг.
  • Планировка участков берега Москвы-реки в районе Крымского моста, Замоскворецкой части Садового кольца, конец 1930-х годов
  • Реконструкция Октябрьской и Добрынинской площадей, конец 1930-х годов
  • Здание НКВД на Лубянской площади, 1940-1947 гг.
  • Комплекс однотипных зданий научно-исследовательских институтов Академии наук за Калужской заставой (институт органической химии, физический институт, институт металлургии, институт точной механики и вычислительной техники), проект конца 1930-х годов, строительство завершено в 1951 г.
  • Реконструкция здания президиума Академии наук СССР с участием инженера В. Г. Шухова (остекленное покрытие зала заседаний). конец 1930-х годов.
  • Здание Академии наук Казахской ССР Алма-Ата. 1948-1953 гг.
  • Проекты восстановления городов, разрушенных в годы Великой Отечественной войны (Истра, Великий Новгород, Туапсе, Кишинёв)
  • Станция метро Комсомольская-кольцевая, конец 1940-х годов, достроена после смерти Щусева сотрудниками его мастерской. Подземный вестибюль украшен мозаичными панно по эскизам П. Д. Корина

Статьи А. В. Щусева в печати

  • «Площади правого берега Москва-реки». Архитектура СССР. 1939 г. № 4. Стр. 40, 41.
  • «Забота о человеке». Архитектура СССР. 1939 г. № 12. Стр. 9, 10.
  • «Национальная форма в архитектуре». Архитектура СССР. 1940 г. № 12. Стр. 53-57.

См. также

  • Сталинский ампир

Примечания

  1. см. http://www.moskonstruct.org/ndv
  2. Реестр памятников истории и культуры. Официальный сайт «Москомнаследия». Архивировано из первоисточника 19 августа 2011. Проверено 20 декабря 2009.

Литература

  • Академик Алексей Викторович Щусев (1873-1949): Выставка к столетию со дня рождения: Каталог / Автор вступит. статьи Е. В. Васютинская; Составители каталога Е. В. Васютинская, Н. В. Суходолец; Отв. ред. директор Музея архитектуры имени А. В. Щусева канд. арх-ры В. И. Балдин - М.: Советский художник, 1974. - 68 с. - 1 000 экз.
  • Мастера советской архитектуры об архитектуре. Т. 1. - М., 1975. - С. 150-205.
  • Афанасьев К. Н. А. В. Щусев. - М.: Стройиздат, 1978. - 192 с, ил. - (Мастера архитектуры).
  • Сорокин И. В. Художник каменных дел: Страницы жизни академика А. В. Щусева - М.: Московский рабочий, 1987. - 320, с. - 50 000 экз.
  • Дружинина-Георгиевская Е. В. Корнфельд Я. А. Зодчий А. В. Щусев. - М., 1955.
  • Произведения академика А. В. Щусева, удостоенные сталинской премии. - М.: Изд. АН СССР, 1954.
  • Соколов Н. Б. А. В. Щусев. - М.: Гос. изд-во литературы по строительству и архитектуре, 1952. - 388 с. - (Мастера советской архитектуры).
  • Хмельницкий Д. С. Архитектура Сталина: Психология и стиль. - М.: Прогресс-Традиция, 2007.
  • Щусев А. В. Мавзолей Ленина. // Строительная газета, 21 января 1940.
  • Алексей Щусев Документы и материалы / составитель М. В. Евстратова, послесловие Е. Б. Овсянниковой. - М.: С. Э. Гордеев, 2011.
  • Овсянникова Е. Б. Творчество Щусева с исторической дистанции // Алексей Щусев / Документы и материалы / составитель М. В. Евстратова. - М.: С. Э. Гордеев, 2011.
  • Презентация новой книги «Алексей Щусев» в МУАР 9-го декабря. МосКонструкт (8 декабря 2011). Проверено 8 февраля 2012.
  • Новые книги: Москва. Архитектура авангарда. Первая половина 1920-х - вторая половина 1930-х годов. Справочник-путеводитель; Алексей Щусев / П. В. Щусев. Страницы жизни академика Щусева / сост. и ред. М. В. Евстратова. МосКонструкт (21 сентября 2011). Проверено 8 февраля 2012.

источник : статья в русскоязычной Википедии на дату публикации ru.wikipedia.org


(1873-1949) русский архитектор

На протяжении многих лет Алексей Викторович Щусев был официальным архитектором социалистического общества. Даже беглый перечень его работ убеждает в том, что он был не только руководителем группы, спроектировавшей Мавзолей на Красной площади, но и автором целого ряда сооружений в Москве - Москворецкого моста (1936-1938), гостиницы «Москва» (1932-1938, в соавторстве), ряда жилых зданий, в том числе построенных для Академии наук на Ленинском проспекте и в дачных поселках под Москвой.

Но репутация «официального художника» практически ничего не помогает прояснить в его судьбе. Более того, она искажает облик талантливого архитектора, которого начинают воспринимать только как личность, связанную с доктринами лишь определенного периода времени.

В судьбе же Алексея Щусева многое необычно. Прежде всего заметим, что он родился в семье скромного чиновника в Кишиневе. Отец стремился, чтобы все его пятеро детей - дочь и четверо сыновей - получили высшее образование. Уже в гимназии проявились способности Алексея к рисованию, хотя в то время мальчик мог познакомиться с работами мастеров только по фотографиям.

Несмотря на то, что к моменту окончания гимназии его родители умерли, в 1891 году Алексей Щусев решил продолжить образование и отправился в Петербург, чтобы поступить в Академию художеств. Это оказалось непросто, поскольку для поступления туда ему пришлось вначале освоить так называемую академическую манеру рисунка. Однако ему это удалось, причем в очень короткий срок. Алексей Щусев успешно выдержал экзамены и был принят в класс живописи. Его учителями были Александр Николаевич Бенуа и Илья Ефимович Репин . Вначале Щусев никак не мог выбрать, чем заниматься, так как его в одинаковой степени привлекала как живопись, так и архитектура. Но в процессе учебы на первый план вышла все-таки архитектура, хотя рисунки Щусева положительно оценивал сам И. Репин. Немаловажное значение в этом выборе имело, очевидно, и то, что архитектура давала ему больше возможностей, чтобы содержать семью.

Сделав выбор в пользу архитектуры, Алексей Викторович Щусев заканчивает Академию с золотой медалью в 1897 году, получив право на заграничную стажировку.

Уже во время учебы перед ним стоял выбор: какую творческую манеру избрать. В конце века многие произведения искусства создавались в так называемом русском стиле. И Щусев первоначально оказывается связанным с традициями древнерусской архитектуры. Ведь основные его постройки в то время - разнообразные жилые дома и небольшие церковные сооружения.

Алексей Щусев вынужден был работать параллельно с учебой, поскольку сам обеспечивал себя. Поэтому уже со студенческих лет он выполняет различные конкретные заказы и часто не только проектирует постройки, но и руководит их строительством. Иногда заработанных средств хватало на путешествия, чем Щусев и пользовался при каждой возможности, стараясь побольше ездить и узнавать новое. Так, в 1897 г. он ездил в Самарканд, где знакомился с удивительно красивой восточной архитектурой, на следующий год отправился в заграничное путешествие и побывал в Италии, Тунисе, Франции, Англии, Бельгии. После окончания Академии, Алексей Щусев проходит своеобразную стажировку, работая помощником у известных зодчих - Л. Бенуа (его учителя по Академии художеств), Г. Котова, Р. Мельцера.

Первой серьезной работой молодого архитектора становится проектирование иконостаса для реконструируемой Великой Успенской церкви Киево-Печерской лавры. В 1902 году предложенный им проект был утвержден. Правда, впоследствии он так и не был реализован. Но он принес автору известность, и в дальнейшем Щусев регулярно получал подобные заказы: сделал проект мозаичного убранства церкви в великокняжеском имении Харакс, иконостас и киоты Троицкой церкви и киоты трапезной палаты Киево-Печерской лавры, церкви в Новом Афоне, ряд надгробий и крестов. В числе его мемориальных работ можно отметить надгробие художнику Архип Куинджи и памятник дочери искусствоведа В. Георгиевского. Поиски в данном архитектурном направлении венчает проект храма-памятника на Куликовом поле.

Интересно, что здесь Алексей Щусев сближался с художниками, тяготевшими к модернизму. Его орнаментальные росписи для Киево-Печерской лавры сравнивали с работами Михаила Врубеля . Вероятно, следует признать, что он тяготел к тем же стилевым поискам, что шли в начале века, и пытался найти свое решение пространственной среды, расположения общественных и жилых зданий в интерьере сложившейся застройки. Полагают, что работы Щусева - Казанский вокзал в Москве, павильон Академии художеств на выставке в Венеции, церковь Почаевской лавры - находятся на грани стилизаторства, соединяя в себе традиционность и явную эклектику. В своих ранних произведениях Щусев стремился выработать специфически национальный стиль русской архитектуры, творчески перерабатывая наследие древнерусского зодчества. Именно таким опытом были построенные по его проекту Марфо-Мариинская обитель в Москве и здание Казанского вокзала.

Право на постройку Казанского вокзала, Алексей Щусев выиграл в споре с Федором Шехтелем и Е. Фелейзеном. Стоит упомянуть, что к тому времени он уже был академиком архитектуры. Предложенная им схема постройки соединяла в себе то, что было свойственно для стиля модерн: четкое расположение в пространстве, целостность архитектурного ансамбля при асимметричности отдельных построек. Но все вокзальные сооружения получились настолько красочными и живописными, что мы обычно этого не замечаем. Ведь для создания монументальных росписей Щусев пригласил художников, группировавшихся вокруг объединения «Мир искусства», которые имели опыт прежде всего театральных декораторов. Их работа усилила задуманный им сказочный облик вокзала. Однако в то время закончить постройку он не успел, поскольку началась Первая мировая война. Полностью Казанский вокзал был достроен лишь в 1941 году.

В творчестве Алексея Викторовича Щусева и в последующие годы будет заметно стремление соединять разные стили - например, проекты в стиле русского терема, живописность и орнаменталистику барокко. Примечательно, что в данной манере он в основном строит общественные здания, железнодорожные сооружения. Для зданий же учебных заведений - Коммерческого института в Москве, Политехнического института в Самаре и Физического института в Саратове - им предлагался иной путь - стилизация в духе традиций русского классицизма.

Одновременно с практической работой Алексей Щусев начал преподавать - вначале в Строгановском художественно-промышленном училище, где работал в течение пяти лет, с 1913 по 1918 год, затем перешел в московский ВХУТЕМАС и проработал там до 1924 года, после чего преподавал в Московском архитектурном институте.

После революции все творчество Алексея Щусева было связано с Москвой. Уже в 1918 году архитектор принял участие в разработке первого плана реконструкции Москвы. В двадцатые годы он становится главным архитектором Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, над проектом которой работал в 1922-1923 годах, отдавая дань популярному в те годы конструктивизму.

Трудно даже найти район города, который бы он не мечтал переделать. Алексей Щусев планировал создать новый город, оставив Кремль музеем. Девизом его стали следующие слова: «Красота в простоте и величии для монументов и в теплоте и уюте для жилья». В качестве примера его построек в центральной части можно привести мавзолей Ленина, здание гостиницы «Москва» и жилой дом на Ленинском проспекте (№ 13).

Алексей Щусев участвует в проектировании будущего Дворца Советов, работает над созданием станции метро «Комсомольская-кольцевая». Ряд зданий проектируется им и для союзных республик. Щусев представлял проекты для реконструкции городов, которые восстанавливались после войны, в частности Кишинева и Новгорода. Много сделал он и как директор Третьяковской галереи, в должности которого работал с 1926 по 1929 год, а также организатор и первый директор Музея архитектуры, чем занимался с 1946 по 1949 год.

Постройки Алексея Викторовича Щусева органично вписаны в облик Москвы. Поскольку он всегда продумывал проект до мельчайших деталей и внимательно соотносил его с окружающей средой, созданные им ансамбли и теперь воспринимаются как единое целое. Но все-таки в истории культуры он остался прежде всего как художник своего времени, который пытался самоутвердиться, не выходя за рамки официального творчества.

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...