Лариса Гергиева: «Мы с детства учились музыке и языкам, а Валера еще был и заядлым футболистом. Гергиевы Лариса гергиева биография семья


В Москве и Санкт-Петербурге в течение одной недели пройдут творческие вечера Ларисы Гергиевой. Фамилия ее знакома даже самой "широкой публике": маэстро Гергиев, Валерий Абисалович, худрук Мариинского театра - родной брат Ларисы Абисаловны. Но люди посвященные, приобщенные к миру музыки, понимают: Лариса Гергиева сама по себе - явление, талант уникальный. Художественный руководитель Академии молодых оперных певцов при Мариинском театре, лучший концертмейстер мира по версии Би-би-си, организатор нескольких престижных международных вокальных конкурсов... В канун творческих вечеров, приуроченных к 50-летию творческой деятельности, она поделилась с "РГ" секретами своей профессии - самой таинственной в мире музыки. Рассказала, почему их с братом в свое время не приняли в музыкальную школу, и объяснила, как голос влияет на характер.

Лариса Абисаловна, как получилось, что из семьи, вовсе не имеющей отношения к профессиональному искусству, вышли сразу два знаменитых музыканта - вы и ваш брат?

Лариса Гергиева: В роду у нас действительно никогда не было профессиональных музыкантов. Но моя мама очень неплохо владела таким национальным инструментом, как осетинская гармошка. А отец - он был военным, полковником, очень красивый, высокий, харизматичный человек - прекрасно танцевал. И когда мы скитались по военным городкам (этим, кстати, объясняется то, что все родились в разных местах: я в Молдавии, брат в Москве, сестра в Осетии), отец с мамой всегда принимали участие в конкурсах художественной самодеятельности и везде занимали первые места.

Перед сном вместо детективов и дамских романов читаю клавиры. Это мое любимое чтение

А когда папа вышел в отставку, мы поселились во Владикавказе. Пришла пора идти в первый класс, и мама стала думать, куда нас отдавать. Первыми, кстати, наши способности отметили соседи - рядом жил музыкант из оркестра, он настоятельно советовал родителям: "Они же у вас поют, и очень чисто, запишите их в музыкальную школу!"

Мы сдали вступительные экзамены и с треском вылетели. Оба: и я, и Валерий. Тогда во Владикавказе была единственная музыкальная школа, она пользовалась невероятной популярностью, в городе был бум: все хотели учить детей музыке. А у нас никаких связей не было. Тем не менее соседи настояли, нас прослушали еще раз, и Валерия (мальчики в таких заведениях всегда в дефиците!) приняли, а меня нет. Я горько плакала, но вместе с братом, держась за ручки, ходила в эту школу. Как старшая (мы погодки) записывала ему домашние задания (обычно это делали родители детей). Видимо, оценив такое рвение, меня вскоре тоже записали в школу.

Все, кого учат музыке, проживали в детстве такой период: не хочу заниматься, брошу. Даже Моцарта отец заставлял...

Лариса Гергиева: Никогда! Нас никогда не заставляли. Мне кажется, чтобы желание заниматься любимым делом не пропало, человеку должно повезти дважды: с родителями и учителями. С родителями нам повезло: они столько внимания уделяли каждому! Мы учились в лучшей школе города (в свое время там учились Евгений Вахтангов, Павел Лисициан - великий баритон Большого театра, первый из советских певцов, выступивший на сцене Метрополитен-опера).

Кстати, кто бы мог подумать, что в недалеком будущем судьба сведет нас с ним. Мы летели на какой-то конкурс в одном самолете (он в жюри, я - как концертмейстер тенора), я подошла к Павлу Герасимовичу и очень робко призналась, что мы земляки. Он обрадовался, оживился - много вспоминал о своем детстве.

В конце поездки я ему сказала: вот посмотрите, я когда-нибудь сделаю вокальный конкурс вашего имени. Он не поверил: "О чем ты говоришь?" Но сегодня этот конкурс живет, уже прошел четыре раза, в последний раз 11 стран приняли в нем участие. И Павел Лисициан успел до него дожить.

А правда, что фото своей первой учительницы вы всегда носите с собой в сумочке?

Лариса Гергиева: Правда. Зарема Андреевна Лолаева - первая осетинская профессиональная пианистка, основатель исполнительской школы. Очень требовательный, взыскательный человек. К каждому ученику у нее был абсолютно индивидуальный подход. И она быстро поняла, что рамки фортепиано для Валерия тесны. Она привела его к дирижеру Анатолию Аркадьевичу Брискину. Строже педагога я не знаю. Сыграть не по ноткам, допустить какую-то ошибку в исполнении - для него было сродни преступлению. Он свирепел. Или натурально мог заплакать от расстройства. Он предлагал нам с Валерием много играть в четыре руки, особенно симфонические произведения: брату, как будущему дирижеру, это было важно. Один раз, помню, мы как-то недостаточно подготовили Брамса, и Брискин нас закрыл в классе. Когда эти симфонии мы довели до блеска, здание было уже закрыто. И мы выбирались через окно: у Валерия всегда было много друзей, они ждали его снаружи и помогли нам вылезти.

Кстати, Брискин занимался с Валерой каждый день - хотя предмета "симфоническое дирижирование" в программе не было. Но видя невероятные способности, он понимал: бросать ученика нельзя.

Так определилась профессия?

Лариса Гергиева: Маме хотелось, чтобы единственный сын шел по стопам отца, стал офицером. Но все определилось, когда отец умер. Он ушел очень рано - в 49 лет. Мы были в таком возрасте - 7-8-й класс... Я сразу пошла в училище, и Валерий заявил, что хочет заниматься музыкой. Мама согласилась. Она вообще говорила: "Все будет так, как скажет Зарема Андреевна Лолаева". Она была экспертом по нашим специальностям.

А вам не обидно, что ваша профессия - концертмейстер - такая негромкая, не на виду? Что вам всегда приходится жить как бы в тени брата?

Лариса Гергиева: Я не согласна. Да, дирижер возглавляет все. Но если я прихожу в какой-нибудь театр на оперный спектакль, то через 10-15 минут могу сказать, кто эту оперу готовил - хороший концертмейстер или не очень. Какая рука. Концертмейстер, которому доверяют делать оперу, ответственен за все: он подбирает состав, организует процесс выучки (а для этого надо самому все очень хорошо знать). Затем идет кропотливая, ювелирная работа с разучиванием: ты здесь вокалистам и врач, и педагог, и няня, и друг, и психолог, и учитель, и военный командир. Певец должен знать о своем персонаже все: эпоху, исторические подробности, литературный контекст, с кем дружил, в кого влюблялся... Знаете, какие списки книг я своим певцам составляю? А потом ты продолжаешь вести эту оперу, ты - организатор процесса. Если неудача, очень жестко спрашивают в первую очередь с тебя. Со всеми вытекающими.

И младший брат с вас так спрашивает?

Лариса Гергиева: На работе мы вообще не родственники. Но ситуаций таких у меня не бывало: готовлю все тщательно.

Сложность в постановке опер заключается сегодня еще и в том, что по современным требованиям все исполнители должны быть примерно того же возраста, что их герои.

Но поскольку я руковожу Академией молодых певцов, я стараюсь, чтобы все мои девочки и мальчики были красивы, чтобы понимали стиль времени. Одно дело - кантату Баха петь, другое - Серебряный век. Ой, какой у нас недавно случай произошел - это ужас! Сейчас расскажу. Недавняя премьера "Дневник Анны Франк": каждый вздох и взмах ресниц отрепетирован. Спектакль идет с невероятным успехом. И вдруг я получаю эсэмэску: "Как же так? Ваша исполнительница босиком идет по ступенькам - а у нее красный педикюр". Певица, видно, так волновалась перед премьерой, что упустила это из виду. А певица чудесная. Моя вина: я не отследила.

Знаю, что перед сном вместо детективов и дамских романов вы читаете клавиры.

Лариса Гергиева: Ноты, да. Это мое любимое чтение.

Сколько же опер вы знаете "от" и "до"?

Лариса Гергиева: Если говорить о тех, что готовила, ставила - больше сотни. Но есть ведь еще разные редакции - порой это почти разные произведения. А если вести речь о тех клавирах, которые знаю, чтобы их учить, которые могу разбирать, говорить о них - наверное, названий двести наберется. Но это - большие оперы.

В вашем театре есть несколько циклов прекрасных постановок. Скажем, "Маленькие оперы для детей", где наряду с современными шедеврами, например оперой Сергея Баневича "Сцены из жизни Николеньки Иртеньева" по повести "Детство" Льва Толстого, идут и полузабытые произведения - скажем, опера Сергея Прокофьева "Великан", которую композитор написал в 9-летнем возрасте. Или проект "Наш ХХ век" - он целиком состоит из опер советских композиторов, мало представленных на сегодняшней сцене. Или ваши монооперы. Композитор Леонид Клиничев написал триптих по стихам и прозе русских поэтесс "Марина", "Анна" и вот сейчас - "Зинаида"...

Лариса Гергиева: "Зинаида" у нас только что вышла.

Что подвигает вас на эти проекты? Не лень вам композиторов агитировать за написание новых опер?

Лариса Гергиева: Нет, мне не лень. Одна из причин - чтобы мои ребята из Академии молодых певцов (а их уже около двухсот) умели петь ВСЕ. На всех певческих языках, в любых жанрах. Камерная опера была мне всегда очень интересна: и сейчас, когда у нас в театре столько прекрасных площадок, грех ими не воспользоваться.

Чтобы желание заниматься любимым делом не пропало, человеку должно повезти дважды: с родителями и учителями

В "Зинаиде" я предложила сделать кусочек взаимоотношений Гиппиус, Мережковского и Философова, этот загадочный треугольник. Очень талантливого режиссера Алексея Степанюка попросила поставить. Его репетиции превращались в какие-то невероятно насыщенные лекции по истории Серебряного века. Я горжусь, что моя идея заставила молодежь обратиться к творчеству замечательной поэтессы.

И детская тема очень меня занимает. Сейчас мы делаем "Трубочиста" Бриттена. Это сложно, но очень интересно. У меня такой характер: если я каким-то "микробом" заражена, я обязательно должна довести это дело до конечной цели.

Нет, сначала вы находите союзников по "заболеванию".

Лариса Гергиева: Это правда. Сейчас, например, я одержима идеей сделать спектакль про замечательного российского военачальника, генерала Абациева. Человек необычайной храбрости, он начинал как адъютант Скобелева. Это самый прославленный осетин, герой многих войн, к 1918 году он получил все военные награды, какие только есть: более сорока иностранных орденов, все четыре Владимира, орден Белого орла... После революции эмигрировал в Белград, где нашел себе место в университетской библиотеке. Он мне снится ночами...

Если говорить о пятидесятилетии вашей творческой деятельности - объясните, вы что же, с 15 лет концертируете?

Лариса Гергиева: В 15 лет меня за ручку Лолаева привела к певцу Виктору Константиновичу Дзуцеву, сказала: "Хочу, чтобы ты попробовала себя в концертмейстерстве". А он был такой настоящий бас нашего оперного театра. Мы стали репетировать, он стал рассказывать мне какие-то тонкости ремесла. Между прочим, сказал: "На сцене мало ли куда меня поведет - ты должна предугадывать мое стремление перевести дыхание..." Я спрашиваю: "А кто ведущий в нашей связке - вы или я?" "Конечно, я", - отвечает он. "Но тогда, - говорю, - я буду отставать". "Ладно, - говорит, - ты веди, но делай это так, чтобы я думал, будто веду я". С тех пор это стало моим главным принципом в работе в певцами.

Лариса Гергиева: Мне очень везло, потому что Господь Бог дарил меня дружбой с такими людьми. Ирина Константиновна Архипова - это носитель какой-то невероятной певческой культуры, живая энциклопедия всего, что про вокал. У нее все было правильно, отточено до мелочей. А Елена Образцова - полный антипод. У нее никогда ничего не повторялось, всегда пела по-новому. Один раз мы с ней выступали вообще без репетиций, за 15 минут до концерта прибыли на сцену с разных гастролей. Попробовали кусочек одной арии, другой, она говорит: все, хватит, даже не надо репетировать. И знаете - это был лучший концерт в моей жизни. Я организовала конкурс к юбилею Елены Образцовой (мой подарок ей к 60-летию). Сейчас он прошел уже в десятый раз. Я помню, как из Лейпцига, за несколько недель до ухода, она прислала мне смс: "Лариса, не бросай конкурс!" Это было ее завещание.

Галина Горчакова - необыкновенной красоты тембр. Могучий, наикрасивейший голос. Ольга Бородина... И ведь у каждого певца ты чему-то учишься.

Лариса Гергиева: Не забывайте, что мой муж Грайр Ханеданьян тенор! Но в принципе - да, у теноров такие партии всегда - повышенная экзальтация, горячие чувства. А героини меццо-сопрано - всегда со страстями, нежными созданиями они не могут быть. Басы часто инфантильны, созревают к позднему возрасту.

Но вот что меня занимает: на мой взгляд, голос - это высшая награда, которой может наделить человека Бог. А когда певец уходит, куда он девается? Не может быть, чтобы этот божественный голос исчезал навсегда. Наверное, он вселяется в кого-то из следующих поколений... Улетает и возвращается к другому.

сайт узнал, как «любимый дирижер Путина» извлекает выгоду из собственного таланта.

Валерий Гергиев – уникальный пример того, как искусство может стать бизнесом, а бизнес – искусством. В День России маэстро получил из рук президента третью Госпремию – за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности. Гергиев тут же, не отходя от Путина, заявил, что не связывает награду с «освободительным» (совместным с виолончелистом Ролдугиным) концертом в Пальмире.

Дело и правда не в Сирии. И не в «премиальных» 5 млн рублей (капля в море капитала дирижера, который заработал в 2015 году, как следует из его декларации, 130 млн рублей). Гергиев – один из тех немногих близких к Путину людей, которым искренне рады во всем мире. Гергиев – гений, дирижирующий обыкновенной зубочисткой. А еще он по-восточному мудр и хитер. И отлично умеет извлекать выгоду из собственного таланта.

Трудоустроил всю семью

Вот уже 20 лет Валерий Абисалович является художественным руководителем-директором Мариинского театра в Санкт-Петербурге. С тех пор дирижер трудоустроил у себя едва ли не всех осетинских родственников, оброс высокопоставленными друзьями, детьми (в нынешнем браке родились трое. – Авт.) и повседневными хлопотами. Как отмечал сам музыкант, «пришлось научиться договариваться – со спонсорами и государством».

Самой большой головной болью Гергиева стало строительство концертного зала Мариинского театра (его директор – муж младшей сестры маэстро Светланы Гергиевой – Тамерлан Гугкаев. Старшая сестра – Лариса Гергиева – руководит Академией молодых певцов Мариинского театра) и многострадальной Второй сцены. Мариинка-2, рожденная с невероятным скрипом (не раз менялись архитекторы, подрядчики), обошлась бюджету в 22 млрд рублей. Аудиторы Счетной палаты лишь ахнули от двукратного превышения первоначальной сметы. Вслед за ними ахнули петербуржцы, включая знатока Пиотровского: как можно было потратить столько денег на такое «уродство»?! На что Алексей Кудрин не моргнув глазом объявил о выделении дополнительных 25 млн долларов на содержание театра: «Даже после того, как я ушел из Министерства финансов, оно продолжило поддерживать Мариинский театр».

Эрмитаж, не завидуй! Есть вещи подороже денег. Например, дружба. Вновь приближенный Кудрин – большой друг Гергиева. Как и Герман Греф. Они являются сопредседателями попечительского совета Мариинки и всегда, независимо от занимаемых должностей, поддерживают благотворительный фонд Валерия Гергиева. Тот самый, из которого в 2009–2010 годах его директор Игорь Зотов с подельником Казбеком Лакути, по данным следствия, похитили 245 млн рублей. Зотов утверждал, что перевел деньги на счет Гергиева по просьбе шефа (тот все отрицал), и сел на 8 лет. «Это твой срок, Казбек!» – крикнул Зотов после оглашения приговора. Лакути осудили условно. Есть вещи поважнее доказательств. Например, благодарность. Казбек – двоюродный брат Валерия Гергиева. Его отец Борис Лакути опекал семью Гергиевых после того, как Валерий (в 13 лет) потерял отца.

Банька по-черному с виолончелью

Стоит ли говорить, что все 20 лет Гергиев благодаря Мариинке успешно осваивает нескончаемые бюджетные средства. Но он и зарабатывает. В 2015-м чистая прибыль театра составила 800 млн рублей. На этом фоне свежий, майский, госконтракт с еще одним родственником маэстро, 30-летним племянником-дирижером Заурбеком Гугкаевым, на 585.000 руб-лей – копейки.

Государство поддерживает фестиваль Гергиева «Звезды белых ночей». А также «Московский пасхальный фестиваль», появившийся по инициативе маэстро. Оркестр Мариинки с главной звездой – дирижером – каждый год колесит на спецпоезде по России, и регионы исправно заключают с единственным исполнителем (фондом Гергиева) госконтракты. В 2016‑м Удмуртская филармония раскошелилась на 5.000.000 руб-лей, Свердловская – на 2.547.500 руб-лей, Нижегородская – на 4.500.000 рублей, Томская – на 7.000.000 рублей, Кемеровская – на 3.000.000 руб-лей, Татарстан – на 6.000.000 рублей, Пермь – на 4.000.000 рублей, минкульт не чужой для Гергиева Северной Осетии – Алании – всего на 2.100.000 «деревянных».

В 2015-м дирижер возглавил оркестр Мюнхенской филармонии (контракт подписан до 2020 года). Но основным источником доходов маэстро служат его выступления, главным образом за рубежом – гонорары за них он получает в евро. сайт ознакомился с гастрольным графиком Гергиева до конца этого года и не поверил глазам: он дирижирует каждый день! Причем нередко дает за сутки два и даже три (!) концерта.

Впрочем, одно окно у Гергиева мы все же нашли: в середине августа он выступает в Финляндии, после чего следует двухнедельный перерыв. Потом еще один концерт в Швеции – и снова свободная неделя. По сообщениям финских СМИ, Валерий Абисалович давно облюбовал курортное местечко на берегу озера – коттеджный комплекс Härkäniemen Tuvat («Бычий мыс») и каждое лето привозит сюда семью. А еще друзей. Вот что рассказывал маэстро в эфире у Познера: «Я президент финского Общества Черной сауны... Мы принимаем одного, максимум двух в год в рыцари Черной сауны… из тех людей, которые доказали, что достойны, за роялем или на эстраде, со скрипкой или с виолончелью в руках».

Индюшачий бизнес

Есть у Гергиева и совсем неожиданный бизнес – фирма «Евродон», крупнейший производитель и переработчик мяса индейки в России. 15% акций музыкант получил, можно сказать, за добрую услугу. Он в свое время познакомил предпринимателя Вадима Ванеева, уроженца Южной Осетии, с нужным человеком – Андреем Костиным, председателем правления банка ВТБ. Дело сразу пошло. За 6 лет «Евродон» благодаря кредитам вырос в гиганта, в 2014-м его чистая выручка составила, по данным СПАРК, 333 млн рублей. Всю малину чуть не испортил в минувшем году третий акционер – член совета директоров «Газпрома», бывший министр имущественных отношений России Фарит Газизуллин. Он передал свою долю офшорной компании, которая подала на Ванеева в суд и едва не отобрала бизнес. Тот, говорят, вновь обратился к маэстро, который якобы дошел до самого президента. Дошел или не дошел? Как знать. Но конфликт рассосался. Подозреваемые в попытках завладеть «Евродоном» мошенническим путем задержаны. Есть вещи посильнее любых мафиози. Например, общие интересы.

Имперский дух

А еще в 2013 году Гергиев предложил президенту возродить Всероссийское хоровое общество (до революции – императорское русское музыкальное общество). И сам же возглавил некоммерческое партнерство. Как следует из протоколов, опубликованных на сайте Министерства культуры, НП «ВХО» исправно выигрывает конкурсы на получение субсидий. Так, в 2013-м победили заявки Гергиева на проведение Всероссийского смотра хоровых коллективов для формирования сводного детского хора России (9 млн рублей) и подготовку и обеспечение выступления сводного детского хора России на церемонии закрытия зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи (150 млн рублей). В 2014-м ВХО выделили еще 8,4 млн рублей на выступление Детского хора России в Республике Крым. И 26,6 млн рублей на проведение Всероссийского хорового фестиваля. еще одна прибыльная идея Гергиева, поставленная на службу искусству, сработала. И вот уже Владимир Мединский обещает подумать «о преобразовании Всероссийского хорового общества в общественно-государственную организацию, что позволит нам перевести его на качественно новый уровень». Проще говоря, открыть дорогу к кормушке.

Единственное предприятие, в котором Гергиев потерпел фиаско – создание в Питере Национального центра искусств. Музыкант предлагал объединить Мариинку, вагановскую Академию русского балета, Санкт-Петербургскую государственную консерваторию и Российский институт истории искусств. Дирижер упирал на необходимость возрождения Дирекции императорских театров. Однако экспертное сообщество зарубило «имперскую» идею. Экс-директор Российского института истории искусств Татьяна Калявина зрила в корень: «Воссоздать дирекцию невозможно без воссоздания империи и имперского руководства».

Стало быть, за малым дело.

Ваш отец Абисал Заурбекович был военным, мама Тамара Тимофеевна - инженер. Как получилось, что и вы, и ваш брат Валерий Абисалович стали музыкантами?

В роду Гергиевых мужчины традиционно становились военными, но папа был очень артистичен и потрясающе танцевал, а мама прекрасно играла на осетинской гармошке - у них обоих был очень хороший слух. Сегодня я не устаю поражаться тому, сколько сил, внимания и тепла родители вкладывали в наше воспитание: устроили нас в единственную в городе школу с углуб­ленным изучением английского языка, попасть в которую было очень сложно, регулярно водили на симфонические концерты в филармонию, смогли купить пианино - а инструмент тогда нужно было доставать. Помимо музыки и иностранных языков мы занимались спортом - о . Мы очень хорошо учились - семья была настолько образцовой, что о нас в те далекие годы сняли документальный фильм. Я не собиралась становиться профессиональным музыкантом, но когда отец внезапно умер в возрасте сорока девяти лет, наш замечательный педагог Зарема Андреевна Лолаева, которая была для нас по сути второй мамой, предложила мне поступить в музыкальное училище. В пятнадцать лет я впервые выступила на сцене филармонии в качестве концертмейстера. Это было пятьдесят лет назад. Именно тогда я поняла, что настоящий божий дар, который может быть у человека, - это голос, и решила, что буду служить людям, у которых этот дар есть. Я стала много общаться с певцами, начала задаваться вопросами: как они берут дыхание, какие существуют секреты голоса, как складывается ансамбль. Я работала с сотнями вокалистов, со многими из них выступала на лучших сценах мира от Карнеги-холла до Ла Скала, но до сих пор у меня замирает сердце, когда я слышу особенный тембр голоса.

Но вы давно уже вышли за рамки профессии концертмейстера, а когда вы обнаружили в себе организаторские способности?

С 1987 по 1998 год я работала в Пермском театре оперы и балета, куда была приглашена вместе со своим мужем, драматическим тенором Грайром Ханеданьяном. Там был потрясающий директор Михаил Самуилович Арнопольский, которому нужно было только озвучить интересную идею и он тут же загорался. С его помощью я стала организовывать в Перми свои первые фестивали. В 1994 году вместе с композитором Игорем Рогалевым я основала в Петербурге Международный конкурс вокалистов имени Римского-Корсакова, лауреатами которого за прошедшие годы становились Анна Нетребко, Ильдар Абдразаков, Василий Герелло, Даниил Штода - сегодня они составляют цвет нашей оперной школы. И этот конкурс продолжается, теперь я перенесла его на родину Николая Андреевича, в город Тихвин, где нам недавно удалось открыть замечательный памятник Римскому-Корсакову.

Семья была настолько образцовой, что о нас тогда сняли документальный фильм

С 1998 года вы руководите Академией молодых оперных певцов Мариинского театра, а для чего она создавалась?

Главная задача - воспитать настоящих профессионалов в эстетике этого театра. К нам съезжаются молодые дарования со всей страны, мы учим их пению, актерскому мастерству и языкам, готовим с ними сначала небольшие, а затем главные партии. Тем, у кого есть и голос, и хорошие мозги, и артистические способности, даются все возможности: три сцены Мариинки плюс камерные залы, которые позволяют делать удивительные концертные программы. При этом Мариинский театр материально поддерживает молодых вокалистов так, как это не принято нигде: они получают зарплату, кому-то помогают с жильем. Не удивительно, что лучшие из них взлетают как ракеты.

Кого из ваших учеников вы могли бы выделить?

На сегодняшний день выпускники Академии - это уже целая гвардия, по сути вся молодая труппа театра. Это сопрано Ольга Пудова и Анастасия Калагина, меццо-сопрано Надежда Сердюк и Анна Кикнадзе, тенор Дмитрий Воропаев, бас Илья Банник и многие другие. Нет ничего страшнее, чем потерять ученика, - в январе ушел из жизни тридцатисемилетний бас-баритон Эдуард Цанга, который совсем молодым приехал в академию из Нижнего Новгорода и за семнадцать лет сделал более девяноста ролей в Мариинском театре. Я очень горжусь победой своей ученицы Юлии Маточкиной на XV Конкурсе имени Чайковского.

В 2005 году вы стали худруком Северо-Осетинского театра оперы и балета - с тех пор живете на два города?

Да, постоянно летаю из Петербурга во Владикавказ. Театр тогда был на грани закрытия, но в очень сложных условиях ему удалось не только выжить, но и окрепнуть. За прошедшие годы мы поставили более пятидесяти спектаклей, в том числе «Трубадур» - я в качестве режиссера.

У вас большая семья, но профессиональным музыкантом из ваших племянников пока стал только Заурбек Гугкаев.

Я очень рада, что он выбрал профессию дирижера и делает успехи - у него сегодня уже большой репертуар и мои молодые певцы очень любят работать с ним. А недавно старший сын моего брата, Абисал Гергиев, выступал со своим отцом на фестивале «Лики современного пианизма». Мы очень за него волновались, но все прошло замечательно - надеюсь, что он тоже будет заниматься музыкой профессионально.

Лариса Гергиева - народная артистка России, Украины и Северной Осетии. В Москве ее юбилей будет отмечаться 20 февраля в Большом зале Консерватории, а на концерте 28 февраля в Концертном зале Мариинского театра выступят Юлия Маточкина, Надежда Сердюк, Екатерина Сергеева, Мария Баянкина, Наталья Павлова, Ольга Пудова, Антонина Весенина, Илья Селиванов, Григорий Чернецов, Ярослав Петряник и многие другие.

Текст: Виталий Котов

Лариса Гергиева. Фото – Андрей Пронин/ИТАР-ТАСС/Интерпресс

Знаменитый концертмейстер, художественный руководитель Академии молодых певцов Мариинки и Национального государственного театра оперы и балета Республики Северная Осетия-Алания Лариса Гергиева отмечает двойной юбилей - 65-летие и полвека творческой деятельности.

С Ларисой Абисаловной пообщался корреспондент «Культуры».

— Прежде всего я праздную юбилей творческий и в меньшей степени личный. 50 лет в профессии, в искусстве - для меня это самая главная веха.

В такие же весенние дни я впервые участвовала в сольном концерте профессионального баса. Была еще только студенткой училища, первокурсницей. Именно тогда у меня зародился интерес к вокалу. Разумеется, я выступала и ранее - в ансамбле с инструменталистами, причем с хорошими, но такой радости никогда не чувствовала. Это было настоящее потрясение.

Не меньшее удовольствие испытала, когда после занятий с певцами пришла в зал и в первый раз услышала уже готовую оперу, которую разучила с ними от и до.

— Наверное, поначалу Вы мечтали о карьере пианистки?

— Нет, я сразу ориентировалась на концертмейстерскую деятельность. Мне это казалось гораздо интереснее, чем сольные выступления.

Я была влюблена в голос, и хотелось именно ансамбля с певцом. Конечно, слышала всякое: что профессия неблагодарная, не очень заметная. Но, как выяснилось через полвека, не такая уж она и незаметная. Я занимаюсь своим делом и получаю радость.

Сложность труда оперного концертмейстера и вокального педагога в том, что никто этому не учит. До всего надо доходить самой. И хочу сказать своим молодым коллегам: нельзя идти в концертмейстеры только потому, что не сложилась сольная карьера, - будете всю жизнь мучиться. Нужно любить певцов, голоса, музыку. Тогда это ваше. Ты и няня, и педагог, и психолог, и самое главное - друг.

Уже в юные годы, в училище во Владикавказе, у меня была тяга к изучению новых произведений, композиторских имен. Очень много значит стремление к постижению профессии, к самообразованию. Сидела у радиоприемника, слушала концерты Долухановой, Архиповой, Образцовой.

Моим идеалом был легендарный Джеральд Мур - я ориентировалась на его искусство, умение взаимодействовать с певцом. На сцене концертмейстер испытывает не меньше эмоций, чем сольный пианист. Помню свои чувства, когда в «Ла Скала» принимала аплодисменты после нашего концерта с Ольгой Бородиной.

— С певцами не просто, они ведь все разные…

— Естественно. С Образцовой, например, мы никогда долго не репетировали, попробуем что-то, а остальное - рождалось спонтанно, уже на сцене. Архипова была совсем иной: в самой незначительной миниатюре все полировалось до блеска, до совершенства.

Общение с любым вокалистом, пусть даже неумелым, многое дает для профессионального роста. И немалую радость, когда что-то начинает получаться и ты видишь результат своей работы.

— С подмостками столкнулась, когда мы с Валерием проходили практику во Владикавказе, в местном музыкальном театре. Там-то я и поняла: надо готовить партию так, чтобы все было выучено больше чем на сто процентов. На сцене у певца столько задач, что музыкальный материал должен быть доведен до автоматизма. К тому же мне понравился новый вызов.

Через много лет я пришла в этот театр уже как художественный руководитель: коллектив был на грани закрытия, и мне удалось возродить его к жизни. Мы создавали такие сложные и редкие для России оперы, как «Манон Леско», «Федора» Джордано, «Агриппина» Генделя. Там же случился и первый режиссерский опыт - я поставила «Трубадура».

Сейчас мы становимся филиалом Мариинки. Думаю, это пойдет на пользу музыкальной культуре Осетии и кавказского региона. Все эти годы молодые мариинцы пели на сцене Владикавказского театра, но теперь сотрудничество выйдет на принципиально иной уровень.

— Чем живет Ваше главное детище - Академия Мариинского театра?

— В этом сезоне у нас 36 новых названий, они звучат в Мариинке впервые. В рамках абонементов мы имеем возможность знакомить петербургских меломанов с редчайшими произведениями: «Лукреция Борджиа» Доницетти, «Золушка» и «Вертер» Массне, «Капулетти и Монтекки» Беллини, «Сорока-воровка» Россини, «Ласточка» Пуччини, «Сибирь» Джордано.

Из камерных сочинений приготовили «Записки сумасшедшего» Буцко и его же «Белые ночи», «Письма Ван Гога» и «Дневник Анны Франк» Григория Фрида. Активно вспоминаем совершенно забытые оперы - «Григорий Мелехов» Дзержинского, «Не только любовь» Щедрина.

Поставили целую череду детских произведений, не только классику, но и совершенно новые опусы, специально для нас написанные. Детские абонементы особенно важны - это забота о формировании новой публики, воспитании истинных меломанов и театралов, которые будут ходить в наш театр.

На таких представлениях часто возникает интерактив, маленький зритель может пообщаться с артистами, потрогать декорации, прикоснуться к удивительному и прекрасному миру закулисья. За всем этим стоит огромный труд юных, талантливых, по-хорошему дерзких солистов.

Вообще жизнь в Мариинке очень насыщенная - едва ли в каком-то еще театре мира она бьет ключом с той же интенсивностью. Мы доверяем молодым, даем им многое делать, сразу и активно включаем их в творческий процесс, и в результате получается колоссальный качественный рост, расцветают голоса и артистические индивидуальности. При таком плотном режиме, тем не менее, никогда не чиним препятствий их гастролям на других площадках. Это обогащает и артиста, и театр.

Я вижу свое предназначение в воспитании ребят. Помимо вокала и оперных дел, учу их жизни. Нужно иметь огромное терпение и относиться к ним по-матерински, слышать их, развивать самое лучшее. Встречаются разные характеры, разные психотипы - к каждому надо найти подход.

В 2018-м исполнится 20 лет Академии, и могу сказать без ложной скромности, что сделано очень много, мы запустили немало настоящих, интересных карьер, это абсолютно удачный, состоявшийся эксперимент.

— Какие проблемы у современной молодежи, с чем боретесь в первую очередь?

— Основная проблема - они очень спешат. Ничто не приходит мгновенно. Бывают, конечно, чудеса: зажигаются яркие таланты, быстро прогрессируют, но это скорее исключение. Певец должен иметь время на вызревание, на обретение опыта. А нашим ребятам надо всего и сразу.

Хотелось бы пожелать им больше терпения и понимания относительно своих возможностей. Прислушиваться к советам опытных и старших, педагогов и коучей. Не браться слишком рано за драматический репертуар, работать над стилями, грамотно выстраивать стратегию развития.

Накапливать - не только в вокально-технологическом плане, но и в общекультурном.

- уникальный пример того, как искусство может стать бизнесом, а бизнес - искусством. В День России маэстро получил из рук президента третью Госпремию - за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности. Гергиев тут же, не отходя от Путина, заявил , что не связывает награду с «освободительным» (совместным с виолончелистом Ролдугиным ) концертом в Пальмире.

Дело, и правда, не в Сирии. И не в «премиальных» 5 млн. рублей (капля в море капитала дирижера, который заработал в 2015 году, как следует из его декларации, 130 млн. рублей ). Гергиев - один из тех немногих близких к Путину людей, которым искренне рады во всем мире. Гергиев - гений, дирижирующий обыкновенной зубочисткой. А еще он по-восточному мудр и хитер. И отлично умеет извлекать выгоду из собственного таланта.

Трудоустроил всю семью

Вот уже 20 лет Валерий Абисалович является художественным руководителем-директором Мариинского театра в Санкт-Петербурге. С тех пор дирижер трудоустроил у себя едва ли не всех осетинских родственников, оброс высокопоставленными друзьями, детьми (в нынешнем браке родились трое. - Авт.) и повседневными хлопотами. Как отмечал сам музыкант, «пришлось научиться договариваться - со спонсорами и государством».

Самой большой головной болью Гергиева стало строительство концертного зала Мариинского театра (его директор - муж младшей сестры маэстро Светланы Гергиевой - Тамерлан Гугкаев. Старшая сестра - Лариса Гергиева - руководит Академией молодых певцов Мариинского театра) и многострадальной Второй сцены. Мариинка-2, рожденная с невероятным скрипом (не раз менялись архитекторы, подрядчики), обошлась бюджету в 22 млрд. рублей. Аудиторы Счетной палаты лишь ахнули от двукратного превышения первоначальной сметы. Вслед за ними ахнули петербуржцы, включая знатока Пиотровского: как можно было потратить столько денег на такое «уродство»?! На что Алексей Кудрин не моргнув глазом объявил о выделении дополнительных 25 млн. долларов на содержание театра: «Даже после того, как я ушел из Министерства финансов, оно продолжило поддерживать Мариинский театр».

Эрмитаж, не завидуй! Есть вещи, подороже денег. Например, дружба. Вновь приближенный Кудрин - большой друг Гергиева. Как и Герман Греф . Они являются сопредседателями попечительского совета Мариинки и всегда, независимо от занимаемых должностей, поддерживают благотворительный фонд Валерия Гергиева. Тот самый, из которого в 2009–2010 годах его директор Игорь Зотов с подельником Казбеком Лакути, по данным следствия, похитили 245 млн. рублей . Зотов утверждал, что перевел деньги на счет Гергиева по просьбе шефа (тот все отрицал), и сел на 8 лет. «Это твой срок, Казбек!» - крикнул Зотов после оглашения приговора. Лакути осудили условно. Есть вещи, поважнее доказательств. Например, благодарность. Казбек - двоюродный брат Валерия Гергиева. Его отец, Борис Лакути, опекал семью Гергиевых после того, как Валерий (в 13 лет) потерял отца.

Банька по-черному с виолончелью

Стоит ли говорить, что все 20 лет Гергиев, благодаря Мариинке, успешно осваивает нескончаемые бюджетные средства. Но он и зарабатывает. В 2015 году чистая прибыль театра составила 800 млн. рублей. На этом фоне свежий, майский, госконтракт с еще одним родственником маэстро, 30-летним племянником-дирижером Заурбеком Гугкаевым, на 585.000 руб­лей - копейки.

Государство поддерживает фестиваль Гергиева «Звезды белых ночей». А также «Московский пасхальный фестиваль», появившийся по инициативе маэстро. Оркестр Мариинки с главной звездой - дирижером - каждый год колесит на спецпоезде по России, и регионы исправно заключают с единственным исполнителем (фондом Гергиева) госконтракты. В 2016 году Удмуртская филармония раскошелилась на 5.000.000 руб­лей, Свердловская - на 2.547.500 руб­лей, Нижегородская - на 4.500.000 рублей, Томская - на 7.000.000 рублей, Кемеровская - на 3.000.000 руб­лей, Татарстан - на 6.000.000 рублей, Пермь - на 4.000.000 рублей, минкульт не чужой для Гергиева Северной Осетии - Алании - всего на 2.100.000 «деревянных».

В 2015 году дирижер возглавил оркестр Мюнхенской филармонии (контракт подписан до 2020 года). Но основным источником доходов маэстро служат его выступления, главным образом за рубежом - гонорары за них он получает в евро. Sobesednik.ru ознакомился с гастрольным графиком Гергиева до конца этого года и не поверил глазам: он дирижирует каждый день! Причем, нередко дает за сутки два и даже три (!) концерта.

Впрочем, одно окно у Гергиева мы все же нашли: в середине августа он выступает в Финляндии, после чего следует двухнедельный перерыв. Потом еще один концерт в Швеции - и снова свободная неделя. По сообщениям финских СМИ, Валерий Абисалович давно облюбовал курортное местечко на берегу озера - коттеджный комплекс Härkäniemen Tuvat («Бычий мыс») и каждое лето привозит сюда семью. А еще друзей. Вот что рассказывал маэстро в эфире у Познера: «Я президент финского Общества Черной сауны… Мы принимаем одного, максимум двух в год в рыцари Черной сауны… из тех людей, которые доказали, что достойны, за роялем или на эстраде, со скрипкой или с виолончелью в руках».

Индюшачий бизнес

Есть у Гергиева и совсем неожиданный бизнес - фирма «Евродон», крупнейший производитель и переработчик мяса индейки в России. 15% акций музыкант получил, можно сказать, за добрую услугу. Он в свое время познакомил предпринимателя Вадима Ванеева, уроженца Южной Осетии, с нужным человеком - Андреем Костиным , председателем правления банка ВТБ. Дело сразу пошло. За 6 лет «Евродон», благодаря кредитам, вырос в гиганта, в 2014 году его чистая выручка составила, по данным СПАРК, 333 млн. рублей. Всю малину чуть не испортил в минувшем году третий акционер - член совета директоров «Газпрома», бывший министр имущественных отношений России Фарит Газизуллин . Он передал свою долю офшорной компании, которая подала на Ванеева в суд и едва не отобрала бизнес. Тот, говорят, вновь обратился к маэстро, который, якобы, дошел до самого президента. Дошел, или не дошел? Как знать. Но конфликт рассосался. Подозреваемые в попытках завладеть «Евродоном» мошенническим путем задержаны . Есть вещи, посильнее любых мафиози. Например, общие интересы.

Имперский дух

А еще в 2013 году Гергиев предложил президенту возродить Всероссийское хоровое общество (до революции - императорское русское музыкальное общество). И сам же возглавил некоммерческое партнерство. Как следует из протоколов, опубликованных на сайте Министерства культуры, НП «ВХО» исправно выигрывает конкурсы на получение субсидий. Так, в 2013-м победили заявки Гергиева на проведение Всероссийского смотра хоровых коллективов для формирования сводного детского хора России (9 млн. рублей) и подготовку и обеспечение выступления сводного детского хора России на церемонии закрытия зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи (150 млн. рублей). В 2014 году ВХО выделили еще 8,4 млн. рублей на выступление Детского хора России в Республике Крым. И 26,6 млн. рублей на проведение Всероссийского хорового фестиваля. Еще одна прибыльная идея Гергиева, поставленная на службу искусству, сработала. И вот уже Владимир Мединский обещает подумать «о преобразовании Всероссийского хорового общества в общественно-государственную организацию, что позволит нам перевести его на качественно новый уровень». Проще говоря, открыть дорогу к кормушке.

Единственное предприятие, в котором Гергиев потерпел фиаско - создание в Питере Национального центра искусств. Музыкант предлагал объединить Мариинку, вагановскую Академию русского балета, Санкт-Петербургскую государственную консерваторию и Российский институт истории искусств. Дирижер упирал на необходимость возрождения Дирекции императорских театров. Однако экспертное сообщество зарубило «имперскую» идею. Экс-директор Российского института истории искусств Татьяна Калявина зрила в корень : «Воссоздать дирекцию невозможно без воссоздания империи и имперского руководства».

Стало быть, за малым дело.

От редакции

Редакция газеты «Свободный взгляд» не усмотрела негативного подтекста в публикации «Собеседника» , и мы решили ее перепечатать. Этот материал — еще одно подтверждение афоризма «Талантливый человек — талантлив во всем». Помимо того, что Валерий Абисалович гениальный музыкант, он еще и успешный бизнесмен, умеет дружить с первыми лицами государства, трудоустраивает родственников…

Много денег и много «нужных связей» — это как раз то, что нужно для того, чтобы наконец-то начать строительство «Гергиевского музцентра». Только не в центре города, а на его окраине – как того желает абсолютное большинство жителей Владикавказа.

Стало быть, за малым дело: прислушаться к голосу своего народа!

Выбор редакции
контрапункт контрапункта, мн. нет, м. (нем. Kontrapunkt) (муз.). Искусство сочетать самостоятельные, по одновременно звучащие мелодии...

итальянский композитор Краткая биографияДжузе́ппе Фортуни́но Франче́ско Ве́рди (итал. Giuseppe Fortunino Francesco Verdi, 10 октября...

«Самая смелая конструкция не может и не должна вступать в противоречие с художественными принципами архитектуры » А.В. Щусев Архитектор...

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется...
Интересные факты о Александре Грине расскажут о неизвестных событиях в жизни писателя. Интересные факты о книге «Алые паруса» также...
Мы вдохновились японским аниматором и иллюстратором Kazuhiko Okushita. Художник создает рисунки, не отрывая карандаша от бумаги. Очень...
Вчера в ресторане Modus на Плющихе Светлана Лобода устроила яркую вечеринку в честь своего 35-летия, пригласив на нее лишь самых...
Что такое цимбалы? Это струнный ударный музыкальный инструмент. У него плоский трапециевидный корпус с натянутыми струнами. По струнам...